[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Вкусный пирог

В центре Москвы находится очень «аппетитное» здание, старинное, с доброй славой — Центральный дом работников искусств. Кто только на это здание ни зарился — приходили и бандиты с пулемётами под мышкой, и богатые урки с растопыренными пальцами, и вполне почтенные деятели искусств, решившие с ходу разбить здание на квадраты и сдавать каждый квадрат в найм, и очень хитрые приватизаторы с кривыми планами, и просто богатые люди, чистящие зубы в ресторанах после еды неотточенными деревяшками, а новенькими стодолларовыми купюрами... Таких людей я видела прямо у входа в ЦДРИ. Здание от всех этих героев удалось отстоять.

Творческий дом ныне продолжает жить, работать, действовать, несмотря на нищету свою (с актёров, приходящих сюда выступить со своими спектаклями и программами, с певцов и музыкантов, с художников, с просто талантливых людей здесь денег не берут), на протекающую крышу, на долги и штрафы... С последними, насколько я помню, очень любят появляться пожарные.
Городские власти обещали помочь дому, играли с ним в разные игры, в том числе и в кошки-мышки (не исключено даже, что играл сам Лужков), и втихую, тайно, ещё в 2002 году забрали здание себе. Оформили документально. Помню, как обижалась на Лужкова легендарная балерина Ольга Лепешинская. И эти обиды имели и имеют прямое отношение к тому, что в ЦДРИ происходит сегодня. Словом, бандиты с растопыренными пальцами и богатеи с купюрами-зубочистками — все смылись, а вот Лужков со своей командой оказался хитрее, проворнее, беспринципнее.
А дальше события сложились следующим образом: сам дом, правление его, были расколоты на две части. Одна часть — маленькая, другая — большая. Но и там, и там оказались люди с громкими именами...
На последней конференции было избрано правление, затем на правлении — пять сопредседателей: четыре народных артиста и один заслуженный деятель искусств России. Многие из старых членов правления стали почётными членами, поскольку, согласно уставу, члены правления, достигшие семидесяти лет, переходят в ранг почётных...
Это не понравилось маленькой группировке, в которой оказались даже депутаты Госдумы. Ну, а где Госдума, там и шум. Там, если хотите, и сила. В результате было возбуждено уголовное дело «в отношении неустановленных лиц», которые якобы захватили власть в ЦДРИ и поставили себе «угодное» правление, а директором утвердили своего человека — Энгелису Погорелову (хотя она директорствует в ЦДРИ с 2005 года). Именно при ней и её заместительнице Елене Смирновой всплывшие лужковские махинации были оспорены в суде. Все суды были выиграны. И здание ЦДРИ осталось за ЦДРИ.
Как же так? Такого быть не должно! Две недели назад на квартирах нескольких членов правления ЦДРИ неожиданно были проведены обыски, в том числе и у народного артиста России, у заслуженной артистки РФ, у профессора МГУ, у сотрудницы телеканала «Культура», которая рассказывает здесь же, на страницах нашей газеты, как это было. И других. Обыски были начаты везде одновременно: в 7.00 утра!
Народный артист России Станислав Железкин, живущий в Мытищах (между прочим, почётный гражданин города), рассказывает, как это было:
— Пришли несколько человек, которыми руководил подполковник полиции.
Обычно в таких случаях люди, производящие обыски, приводят с собою понятых, всё делают без шума. А здесь разбудили соседей, сделали это демонстративно, специально, чтобы унизить меня, показать всем: вот, мол, каков он, почётный гражданин! А потом предъявили повестку, где даже не была вписана моя фамилия, посадили в «воронок» и повезли к следователю. В доме ничего не нашли. Допрос шёл одиннадцать часов. За одиннадцать часов — ни глотка воды, ни куска хлеба!
— Что искали?
— В здании ЦДРИ, кстати, тоже шёл обыск. Там один из усталых людей в омоновской маске забыл инструкцию, из которой следовало, что искать надо было переписку с разными организациями, касающуюся здания ЦДРИ. Всё, как видите, упирается в лакомый дом. А поскольку я был председателем на заседании правления, где утверждали директора, то искали протокол, как они считают, подделанный. Такого протокола нет в природе — всё голосование было проведено по закону.
А вот убрать директора — худрука дома Энгелису Погорелову, а также директора-распорядителя Елену Смирнову было задачей этих людей номер один. Не будет Погореловой и Смирновой — можно будет прихватить дом. Более того, некий молодой человек из числа налётчиков уже объявил, что на месте ЦДРИ будет коммерческий продюсерский центр, и он собирается им командовать.
Рассказ об этом я слышала своими ушами. В общем, обыски у деятелей культуры были проведены только потому, что они входили в творческую организацию, в данном случае — в ЦДРИ. Такого не было даже в 1937 году! Имена тех, кто делал это, сегодня известны, несмотря на то что их пытались скрыть. Всё повторяется. Как стали известны имена тех деятелей, которые закладывали своих коллег в 1937 году, имена нынешних «информаторов» будут известны тоже...
Обо всём этом шла речь на пресс-конференции, которая называлась: «Обыски в ЦДРИ: расследование уголовного дела или попытка захвата здания?». Такого количества народных артистов, собравшихся на небольшой площадке, я не видела давно. Выступали все, говорили горячо, и все пришли к единому выводу: это была попытка рейдерского захвата с помощью правоохранительных органов. Очень уж кому-то охота съесть «вкусный пирог»...
Марина ЗАВАРУЕВА.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: