slovolink@yandex.ru

Не только о любви

О книге стихов Валентина Сорокина «Ты моя»

Книга Валентина Сорокина «Ты моя» (М., «У Никитских ворот», 2018) – это разговор автора с самим собой, иногда спор и даже вызов, а ещё – призыв к действию, манифест.

Нельзя сказать, что в сборнике только любовная лирика. В лучших традициях есенинских и блоковских строк судьба человека, семьи переплетена с народной судьбой. Любовь к женщине такая же страстная, как неистовы боль и переживания за будущее России. Накал страстей к лирической героине столь же высок, как и градус возмущения к властьимущим, продажным политикам и слугам Запада.

Не чужою злобой мы воскреснем,

Не своей излечится народ,

Нам душа даётся поднебесьем,

А судьба встречает у ворот.

Без страданий не даётся русскому человеку счастье, без мук одиночества – нет дара любви.

От любви до смерти вздох короче.

Память поцелуев тяжела.

Я молился на такие очи,

И ко мне с иконы ты сошла!..

Лирический герой сборника «Ты моя» одинок, немолод. Осень жизни – время подводить итоги:

Одинокий по тоске о вечном,

Дни я перелистываю вдруг.

Небеса Путем струятся Млечным,

А земля тревожится вокруг.

С высоты опыта герой может рассуждать, может поучать. И лишь стихи о любви трепетно-печальные:

К тебе замыслил я побег,

И здесь, в краю степном,

Я сам седой, как этот снег,

Шумящий за окном.

Или:

Мы тосковали долго друг о друге,

В холмах невзгод потерян счастья след,

И кроме вьюги, кроме сизой вьюги,

Иных чудес перед глазами нет.

Сколько ярких эпитетов для любимой! Она для поэта – и мать, и сестра, и верная подруга. Вместе они – «два крыла усталой птицы» и «две капли летнего дождя», «два сердца, две стонущих песни»:

Ты – добрый миг, ты – свет иной,

И я прошу опять:

Побудь ещё, побудь со мной,

Меня хотят распять.

Герой помнит свою любовь, стремится к ней в воспоминаниях и мечтах. Печальные глаза, взмах черных ресниц, сияющие руки, ладони любимой – все это дорого. Она для него – «тайна и уют», он любит страстно и неистово, словно в последний раз:

Ну иди же, иди же, иди

По весенней, по сказочной были,

Ведь не зря у тебя на груди

Знаки страсти моей не остыли.

Или:

Так целовать тебя хочу,

Что, волю окрыля,

Я налечу, в седло схвачу

И ускачу в поля.

Настоящая любовь – награда Божья, ведь «душа дается поднебесьем». Об этом не устает повторять автор: «За молитвы и муки Христос Повенчал нас единой судьбою».

Вообще, Бог и вера в него для Валентина Сорокина, как для настоящего русское человека, это больше, чем слова. В стихотворениях сборника божье провидение присутствует по-разному. Во-первых, это спасение как физическое, так и духовное, во-вторых, наказание для врагов. И, наконец, – это настоящая любовь, которая дается по милости Всевышнего, ведь Бог и есть любовь.

Высверк братства не потушен,

Потому, а неспроста,

Воскресают наши души,

Как бессмертный Храм Христа!

Или:

И нам с тобой на тропах узких

Христос поведал у Голгофы:

«Края, где вырезали русских,

Объяты мраком катастрофы!..»

Или:

О, до сих пор душа моя слепою

Не стала, а сияет и горит,

Как будто бы ещё не раз тобою

Меня Всевышний отблагодарит.

Звучит очень емко. Таков поэтический язык Валентина Сорокина. Много живых образов, эпитетов, ярких сравнений и метафор. У автора «русские крылья гвоздями измены прибиты», слышен «шорох ресниц колючих», «луна – золотое блюдце», а «подсолнухи цветут без передышки, как русские мальчишки».

Природа и человек переплетены. Мир книги украшен ландшафтом, узнаваемым русским человеком. Рябина, ель, береза, яблоня, тополь, ромашки, журавли, лебеди, соловьи, река, море, простор, ширь:

И куда я тайно взгляд не кину,

Красоты её не миновать…

Будет тополь обнимать рябину,

Будет ветер море целовать!

Или:

Когда звенит и плачет стая

Родных осенних журавлей,

Шумит берёза золотая

Среди покинутых полей

Или:

Я знаю, что завтра ромашкой в туманной глуши

Погаснет улыбка загадочной русской души.

Лебеди и журавли – символ верности и преданной любви. Если людей связывает такая любовь – это настоящее счастье:

«Господи, мы просим не о многом –

Пощади летящих журавлей!

Бедные не платят за богатых,

На врагов не плачутся враги,

Сбереги влюбленных и крылатых,

И не предающих сбереги!»…

Или:

Журавлями дедовы кресты

Всё кричат над зарослями пашен.

Человек не подвластен истории. Она ломает судьбы и калечит души людей. В стихах Валентина Сорокина слышна обреченность творца, живущего в тяжелый век исторических перемен, на стыке эпох:

На Руси шумят и выпивают,

Разрушают праховый уют,

На Руси поэтов убивают,

Раненым пощады не дают.

Или:

Нас, поэтов, столько выбыло

По тропе своей отвесной.

И всё же автор надеется быть услышанным. Быть русским в России действительно очень трудно, а русская гонимая душа нигде не может найти себе приюта:

Простор широк – и только русским нету

Свободного от гнёта уголка.

Поэт в России – «русский витязь и стихотворец», «воин с мечом Коловрата», пророк, трибун; он воин, даже если один в поле. Так было у Пушкина, Лермонтова, Есенина.

…И поэт,

Выше зорь над Родиной взлетая,

Пьёт любви и благородства свет.

А потом, то в радости, то в горе,

Он встает, взволнованный до слёз,

Только он, и никого в просторе,

Только он – и воин, и Христос!..

Грозно, словно предсказание, звучит голос поэта:

Мы, русские, наследуем Икара

И устремляем крылья на зарю,

Кто предал нас, того настигнет кара,

Настигнет кара, – я вам говорю!..

Каждый читатель найдет в стихах Валентина Сорокина своё, о чем так же болело сердце, о чем так же хотелось поделиться и обсудить.

Для меня таким откровением стало стихотворение «Горе», посвященное памяти экипажа «Курска». Это то, о чем молчали с экранов телевизоров, о чем не принято говорить, а, скорее, принято молчать. «Никогда так больно и обидно не бывало на родной земле», – строки метки как пуля и попадают в цель.

Моряки умолкли.

Горе, горе,

Не гневи народа и не тронь, –

Вся Россия – Баренцево море,

Вся Россия – ветер и огонь!

Образно и точно. Вся боль и безысходность трагедии разрастаются до горя вселенского масштаба. Рождать такие чувства, наверное, способен не каждый поэт.

Схожие переживания испытываешь при прочтении стихотворения «У могилы».

Ну а рядом рябина у тына,

Мы утешить её не смогли…

Мы стоим над могилою сына,

А над нами летят журавли.

Не судьба у России, судьбина,

Привыкать нам к беде не впервой, –

Потеряли мы сына, рябина

До земли достает головой.

Тема государственности – одна из центральных у Валентина Сорокина. Русские – «наследники Икара», а русская доля словно «ива склоненная». «Нас измесили, как тесто, нас расстреляли в упор» – такова правда жизни. «За горе России, как прежде, никто не в ответе», – восклицает автор.

Насколько поэт любит родину, восхищается ею, настолько же ему и больно за нищету народа, за его страдания и лишения. «Предательский рыночный запах» России, где «нас истребляют водкой и пулей» точно характеризует нынешнюю действительность. Горько, что «счастье не дается русским».

Но поэт не будет побежден, пока звучит его хлесткая правда, пока готов он воевать своим главным оружием – словом. Так он обращается к «новым ордынцам»:

Медленно вращается планета,

Но и через тихие года

Под проклятьем русского поэта

Вам не распрямиться никогда!

Русский человек, словно птица Феникс, возрождается благодаря стойкости, закаленному невзгодами характеру, а главное – вере в Бога.

Мы поднимаемся и стонем,

И трудно строя третий Рим,

В морях бушующих не тонем,

В пожарах грозных не горим.

Интересен пейзаж на обложке книги. По-моему, он отражает все, что воспевает автор, о чем он печалится и что пытается сохранить, к чему призывает своим творчеством. Здесь озаренные солнцем широкие просторы, русская женщина – работящая, опора семьи и та, ради которой стоит жить и умирать, церковь вдали – как спасение и вера народная в будущее России.

«…Пробил звездный час России, В путь ее благословил Христос», – прочески звучит голос поэта, Валентина Сорокина.

Автор - Ольга Бозина

Источник: журнал МОЛОКО

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: