slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Россия и Китай. Соработничество литератур

В канун официального визита Президента РФ В. Путина в Китайскую Народную Республику заметно оживились российско-китайские контакты на разных уровнях и направлениях. Вот лишь несколько сообщений информационных агентств. Забайкальский, Читинский и Иркутский крайкомы КПРФ принимали делегацию коммунистов Китая. Более 100 членов партии из Маньчжурии, Харбина, Хайлара, южных провинций Китая получили возможность увидеть Россию в благодарность за хорошую работу. По словам краевой пресс-службы, «увидев на железнодорожном вокзале  красные флаги и знамёна, товарищи из Поднебесной озарились улыбками и радостными криками приветствия».

В Москве в эти дни находилась делегация из 30 учёных, представлявших научные учреждения разных регионов Китая. Её костяк составили сотрудники Института марксизма Китайской академии общественных наук. Делегация прибыла в Россию для участия в научно-практической конференции совместно с Институтом экономики РАН.

 

«Ваше экономическое чудо невозможно представить без руководящей роли КПК», – отметил на встрече с китайской делегацией заместитель председателя КПРФ Д. Новиков. В свою очередь директор Института марксизма Дэн Чундун поблагодарил его за большое внимание к развитию сотрудничества учёных двух стран. «Коммунистическая партия Китая внимательно следит за политическими и экономическими процессами в России. Мы видим, что влияние КПРФ в российском обществе увеличивается, и мы желаем вам дальнейших успехов», — отметил Дэн Чундун.

Участники встречи отметили важную роль науки в развитии государства. По их общему мнению, опыт Китая, где постоянно ведётся диалог между государственным руководством и учёными, позволяет стране быстрее и увереннее идти вперёд. 

В эти же дни в китайском Харбине, за многие тысячи километров к востоку от российской столицы, проходил III Форум по сотрудничеству в области литературного обмена между Китаем и Россией. Очередная встреча китайских и российских литераторов вновь стала возможной благодаря финансовому попечению народного правительства провинции Хэйлунцзян. 

В привлекательном туристическом комплексе под названием «Волга» в часе езды от Харбина выстроено около 30 зданий в русском стиле с православными храмами. Здесь шумят берёзки, радует глаз сочная зелень травы, посверкивают на солнце прудики и озерца, как где-нибудь посреди России. Нас приветливо разместили в уютной гостинице «Ориант», вкусно кормили в просторных ресторанах с хорошей кухней. 

На создание этого русского уголка, знака уважения к России, хозяина, несомненно, натолкнула славная история Харбина, города, основанного русскими в 1898 году, когда-то столице «русской Маньчжурии», территории, которая находится за внешней стороной Великой Китайской стены. Поначалу здесь селились только служащие принадлежавшей России КВЖД (Китайско-Восточной железной дороги), а после Гражданской войны хлынула волна белоэмигрантов, русский Исход в сотни тысяч человек. В 20—30 гг. прошлого века здесь бурлила культурная жизнь: выходили десятки русскоязычных газет, были свои театры драмы, оперы и балета, оперетты, симфонический оркестр. Ставили «Русалку», «Евгения Онегина», «Пиковую даму», пьесы Островского и Грибоедова. Издавались русские книги, дети ходили в русские школы, 21 православный храм города заполняли верующие.  В 1937 году русская диаспора десятков стран мира, включая Китай, с небывалой помпой отметила 100-летнюю годовщину смерти Пушкина. 

Харбинская диаспора раскололась в 1931 году после начала японской оккупации Маньчжурии и создания марионеточного государства Маньчжоу Го. Тогда одна часть эмигрантов приняла решение вернуться в Советский Союз, а другая двинулась в дальнейшие странствия – в Америку, Бразилию, Австралию. 

Стефаниде Пономарёвой, выпускнице харбинской женской японской школы, прекрасно знавшей ещё и китайский язык, сделали заманчивое предложение: пойти переводчицей к самому императору Пу И. Напугала её подруга, сказав, что за малейшую неточность в переводе императорское наказание может быть страшным — вплоть до смертной казни. Как ни уговаривали её потом японцы, она стояла на своём. А с приходом Советской армии 20-летняя Стефанида стала русско-японской переводчицей при штабе.   

Судьбы русских харбинцев сложились очень по-разному: на многих из тех 25 000 человек, которые вернулись в СССР, обрушились ежовские репрессии 1937 года. Скитальцы в других странах со временем обеспечили себе более комфортное существование. Но чем можно возместить потерю Родины?      

Разговор по душам

В заседаниях III Форума приняли участие писатели СП России, Союза российских писателей, поэты, филологи, переводчики, журналисты, китайские русисты и российские китаисты. Писатель Владимир Ерёменко — участник всех трёх форумов, в двух участвовали Канта Ибрагимов, председатель Чеченского отделения СП России, и Александр Смышляев, председатель Камчатского отделения СП, а также хабаровский писатель Ю. Ефименко. Остальные появились впервые. Это Ю. Козлов, А. Кондрашов, В. Линник, Л. Осепян, Г. Калашников, председатель Союза российских писателей С. Василенко, А. Матвеева из Екатеринбурга. 

Китайская сторона была представлена известными именами. Это У Сяоду, генеральный секретарь Общества зарубежной литературы Китая, Ли Иннань, заведующая Русским центром Пекинского университета иностранных языков, безупречно говорящая по-русски. «У меня же мама русская», — с улыбкой разрешила наше недоумение профессор Инна. Писатель Цзен Чже с красивой седой шевелюрой – автор многих книг прозы, лауреат престижных премий, «писатель первого разряда» (люди такого ранга ежемесячно получают в Китае от государства от 80 до 90 тысяч рублей). Профессор Чжен Тиу – директор Института исследований литературы Шанхайского университета иностранных языков, почётный член СП России, кавалер ордена «Дружбы». Чжан Бин –профессор Пекинского педагогического университета. Мао Сюпу – ещё один писатель первого разряда, тоже кавалер российского ордена «Дружбы», живой, как ртуть, экспрессивный, его стихи переведены на языки многих стран мира. У Сюпу прекрасный голос, в свободные минуты он постоянно напевал что-то из советских песен или русской классики – «Рябину-рябинушку» или отрывки из «Евгения Онегина» П.Чайковского. 

Открыл форум заместитель главы народного правительства провинции Хэйлуньцзян Сунь Яо (Харбин – столица этой обширной северо-восточной провинции Китая, граничащая с Россией). 

В своём выступлении он отметил богатство исторических, экономических и культурных связей народов Китая и России, подчеркнул важность продолжения литературного диалога двух стран. Товарищ Сунь особо выделил важность приобщения молодёжи к традициям старших поколений, к их историческому опыту, ведущей роли Коммунистической партии Китая в деле строительства экономики нового типа. «Сегодняшний Китай находится в отношениях стратегического партнёрства с Россией, — сказал он. – Наши страны – источники духовности мира, вот почему между нами существует душевная близость. Среди вас, думаю, есть коммунисты. Без компартии Китая не будет счастливой жизни у китайского народа. Мы исходим из того, что молодёжь Китая знакома с произведениями русских писателей. Ваши усилия способствуют передаче знаний о Китае в России. Сегодня скорее нужны короткие, ёмкие рассказы, чтобы их могла читать молодёжь. Романы можем читать только мы с вами, старшее поколение. 

Россия и Китай — многонациональные государства, поэтому мы стараемся сберегать культуру каждого народа. Наш форум проходит в гостинице аргунцев, а это родственники ваших тувинцев. Культура и литература, считаем мы, должны способствовать дружбе и взаимному уважению народов». 

Далее выступали китайские и российские участники форума. Александр Смышляев, председатель Камчатского отделения СП России, автор 23 книг о Камчатке и Курильских островах, многих телефильмов о своей земле, а также о США, Китае, Франции и Японии, рассказал о Харбине, русской историей которого он занимается уже давно. В 1945 году Харбин освобождала 22-я стрелковая дивизия, один из полков которой – Чапаевский — расквартирован ныне в Петропавловске-Камчатском. Павшие воины этого полка покоятся с той поры на русском кладбище города, за которым ухаживают городские власти. В Иверской церкви Харбина был похоронен и белый генерал Владимир Каппель. Могилу его в 1956 году уничтожили китайские власти по просьбе советского правительства, но захоронение осталось, и уже в новое время прах Каппеля был перенесён в Россию. 

Русский поэт Арсений Несмелов, бывший харбинец, написал когда-то:

Милый город, горд и строен, 

Будет день такой, 

Что не вспомнят, что построен

Русской ты рукой. 

Не совсем прав оказался поэт: помним. Помним и мы, и сами китайцы, заключил А.Смышляев. 

Писатель и драматург Владимир Ерёменко, чьи произведения переводят в Китае, говорил, в частности, о том, что в России по-особому относятся к Харбину. Не только потому, что он основан русскими и кровно связан с судьбами десятков тысяч русских людей, но и потому, что его освобождение означало финал Второй мировой войны. «В бытность мою главным редактором «Литературной России», — продолжал он, — мне довелось принимать участие в публикации повести «Иероглифы судьбы» Ксении Волковой, родившейся и выросшей в Харбине. В 1952 году она, оставив мужа, который подался в Австралию, с маленькой дочерью вернулась в Россию. Вместе с ребёнком поехала на целину, потом работала в цирке, объехала с гастролями весь Советский Союз. Теперь живёт в старинном городе Архангельске и часто летает над Китаем к своей дочери, которая нашла свою любовь в Австралии. 

Первый секретарь правления Союза российских писателей Светлана Василенко говорила о том, что её организация уделяет большое внимание развитию литературных связей с Китаем. «Ведь литература сближает людей, — продолжила она. – Литература – душа народа, через литературу мы познаём её, знакомимся друг с другом». Далее она подробно рассказала присутствующим об альманахе «Лёд и пламень», сборнике «Проза из Китая», где широко представлены мастера слова разных направлений. В Китае в журнале «Писатели» и в сборнике «Писатели из России» выйдут рассказы как уже известных, так и молодых русских писателей на китайском языке. 

Перевод с китайского на русский и с русского на китайский – дело тонкое. Как говорит переводчик профессор Я. Колкер, «много энергии у переводчика уходит не только на то, чтобы передать содержание китайских стихов, но и на то, чтобы их интерпретировать. Переводчику древних китайских стихотворений приходится иметь дело с «айсбергом», который содержит множество пластов смысла, не видных при первом прочтении…При переводе китайских литературных произведений, особенно поэзии, необходимо сохранять китайский рисунок рифм и ритма, что особенно сложно из-за сильного различия языковых систем». 

Только что вышедшая книга «Дневные и утренние размышления о любви» повествует о городе на Волге под названием Капустин Яр – бывшем ракетном полигоне, городе, где я родилась, говорила С. Василенко. Это был тот ядерный щит, который спас нашу страну и весь мир от уничтожения американскими ракетами в 1962 году во время Карибского кризиса, когда весь мир висел на волоске. 

— На стендах недавнего книжного фестиваля на Красной площади, — поделился своими впечатлениями главный редактор журнала «Роман-газета», писатель Юрий Козлов, произведения которого издаются в Китае, — была представлена книжная продукция, имеющая отношение к Китаю. Её можно условно разделить на три направления: китайская философия, классическая литература, произведения современных китайских авторов. 

— Я уверен, — продолжал он, — что современная китайская литература по своему духу, по своей проблематике, художественной выразительности – это литература мирового уровня. Ментально она очень близка российскому читателю, потому что судьбы России (СССР) и Китая в ХХ веке плотно переплелись. Многие социальные и общественные процессы в наших странах в своей основе имели одну и ту же идеологию. То же самое можно сказать и про сегодняшний день. Взаимопроникновение литератур – это великолепный способ рассказать друг другу о том, что нас волнует, к чему мы стремимся, что считаем в своей жизни главным. В понимании этого Китай сегодня опережает Россию. В Китае переведены и изданы практически все талантливые и интересные российские авторы, представлен весь философский и художественный спектр современной российской словесности. Про Россию этого сказать нельзя. Издание книг китайских авторов носит несистемный, эпизодический, сугубо коммерческий характер. То, что китайские авторы редко попадают у нас в так называемые лидеры продаж свидетельствует о том, что в пропаганде китайской литературы в нашей стране нет системности. Главное же, очень мало критиков, способных заинтересовать читателей новыми книгами китайских авторов, рассказать им о литературном процессе в Китае, выстроить иерархию имён.

Древние китайские мудрецы говорили, что «время испытаний – это время проверки на прочность, время выработки нового отношения в предмету». «Пусть отсеются лишние, пусть останутся стойкие, — говорили они. Среди современных писателей Китая очень много «стойких» в смысле таланта и художественного мастерства. Наша общая задача – довести их произведения до массового российского читателя. 

Поэт Мао Сюпу, писатель «первого разряда» эмоционально, взволнованно рассказывал о своей поэзии, о тех людях, которые, встретившись ему на жизненном пути, вдохновляли потом его Музу. Так он вспоминал русскую Ли Шали, вдову Ли Лисана, ветерана, одного из первых руководителей партии. «Как у многих русских, у неё в сосудах течёт кровь поэзии! — восклицал Супу. Она рассказывала ему о своих встречах с М. Горьким, похоронах Маяковского, восьмилетнем заключении в годы Китайской культурной революции. Помнила, как в ту же пору в кафедральном соборе Циндао сожгли орган, звук которого считался лучшим во всей Азии. 

Сюпу поделился с присутствующими своими стихами, посвящёнными Анне Ахматовой, Марине Цветаевой, погибшим морякам атомного подводного крейсера «Курск». 

«Русская литература в Китае — не иностранка, — начал своё выступление с евтушенковской цитаты профессор Чжен Тиу, директор Института исследований литературы Шанхайского университета иностранных языков, критик, литературовед, переводчик, почётный член Союза писателей России, Почётный доктор наук Института Дальнего Востока РАН, кавалер ордена Дружбы. На протяжении всего ХХ столетия, — продолжал он, — китайская и русская литературы так сильно сплетены, что часто бывало трудно различить, что китайское и что русское. Идеалы русской литературы стали идеалами китайской литературы, и вопросы русской литературы стали вопросами китайской литературы. 

Никакая иная иностранная литература, никакая литературная школа не имела такого успеха в Китае, как русская литература и русский реализм. «Из русской литературы на китайский язык переведено больше, чем из литературы любой другой страны, — отмечал Лу Синь, «полководец» новой литературы Китая. Да, русская литература оказала самое глубокое влияние на современный Китай». Юй Дафу в свою очередь отмечал: «Из традиций романа всех стран мира наибольшее влияние на Китай оказал русский роман». 

Лу Синь в своей знаменитой статье «Приветствую китайско-российскую дружбу в литературе» пишет: «Русская литература до Октября, созданная русскими, полупросвещёнными в глазах цивилизованных людей западноевропейских стран, одержала победу в мировой литературе. И советская литература после Октября, дьявольская в глазах империалистов, одержала победу в мировой литературе. Победа здесь понимается так: русская литература своими идейно-содержательными и художественно-эстетическими достоинствами привлекла широкие массы читателей и предоставила им много полезного. И Китай в этом не составляет исключения. <…> Русская литература – наш учитель и друг».

Ли Дачжао в статье «Русская литература и революция» учитывает две особенности русской литературы: «Первое – это социальная озабоченность. Второе – развитая гуманистическая направленность. И этих двух черт достаточно для того, чтобы воодушевить революционные потоки и служить очагом революции». 

«Руководство Союза писателей России, насчитывающего без малого 8000 членов, просило меня передать присутствующим самые горячие приветствия и пожелания плодотворной работы нашему Форуму, — отметил В. Линник. – Газета «Слово» освещает растущее сотрудничество российских и китайских писателей. 

Я позволю себе затронуть некоторые личные моменты. Китай давно стал частью нашей семейной истории. Дело в том, что мой отец, участник Отечественной войны, принимал участие в корейской войне 1950—1952 гг. Прожекторный полк, в котором Алексей Линник был командиром батальона, прикрывал небо над Шанхаем от американской авиации. Когда почти сорок лет спустя мне довелось посетить Китай по приглашению Министерства обороны вашей страны, я с удивлением обнаружил в полях под Шанхаем так хорошо знакомые мне по дмитровским ангарам прожекторы. Они, похоже, помогали крестьянам охранять урожай то ли от вредителей, то ли от недобрых людей. 

Бесспорно, что в своих лучших классических образцах русская литература имела и имеет мировое значение. И близость русской, советской и китайской литератур, о которой говорили здесь выступающие, имеет для нас особый смысл и особую ценность. 

Мы рады сегодняшним успехам Китая, понимаем, какими усилиями и каким напряжением воли китайского народа они достаются. Это – подвиг, особенно если учесть, с каким противодействием сталкивается ваша страна.

Между нашими странами существует прекрасная традиция политического, военного, экономического и культурного сотрудничества. Мы хорошо помним, что на протяжении десятилетий СССР оказывал всестороннюю помощь народу Китая. 

И сегодня многие задачи – общие для России и Китая. Мы сталкиваемся с наступлением глобализации, с информационным прессингом, если не сказать войной против Китая и России, с последовательными попытками подорвать традиционные культурные и исторические коды наших стран.

Думаю, что присутствующие хорошо знакомы с тем, сколь масштабно, нахраписто и агрессивно идёт фальсификация хода и итогов Второй мировой войны. Молодёжь Запада не знает, кто с кем воевал и кто одержал победу в самой кровопролитной войне в истории человечества. Думаю, что немногие знают и о вкладе Китая во Вторую мировую войну. 

Между тем Вторая мировая война началась не 1 сентября 1939 года. Она началась 85 лет назад нападением Японии на Китай в 1931 году в том самом месте, где мы с вами находимся, то есть в Харбине, где была создана марионеточная империя Манчжоу Го. Здесь же в августе 1945 года Вторая мировая война и закончилась. Кстати, её зовут в Китае Отечественной войной сопротивления. Китайский народ положил 50 миллионов жизней своих сынов на алтарь Победы.

Профессор Чжен Тиу спросил меня при нашей встрече, памятуя об опыте моей работы в «Правде»: «Что лучше «Правда» или «Слово»? 

— Лучше всего Слово Правды! — ответил я, не задумываясь. Приверженность правде и будет, на мой взгляд, наилучшим вкладом китайских и российских писателей в наше общее дело. 

Не следует забывать и ещё об одном немаловажном обстоятельстве. О нём напомнил как-то американский писатель Курт Воннегут, сказавший: «У нас нет недостатка в прекрасных писателях. Нам не хватает множества отличных читателей».

Василий Михайловский

Фото А. Смышляева и В. Линника.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: