[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Пути политической нормализации

Ровно четыре месяца назад началось третье президентство Владимира Путина. Открылось оно при крайне неблагоприятных для него обстоятельствах, можно сказать, в обстановке политического кризиса. Руководимая им партия «Единая Россия» оказалась на грани поражения на парламентских выборах прошлого года. Столицу периодически потрясали многотысячные протестные митинги внезапно осмелевшей внесистемной оппозиции. Одно из таких сборищ накануне инаугурации президента переросло в силовое столкновение с полицией с десятками раненых с обеих сторон. Главными требованиями протестантов были отставка Путина и отмена состоявшихся парламентских и президентских выборов. В речах оппозиционных главарей мелькали и призывы идти на Кремль и брать власть.

Думается, для Путина всё это было большой неожиданностью и немалым потрясением. Ведь когда он за четыре года до того передавал президентство Медведеву, он был всеобщим любимцем и вполне добровольно отказался от своего поста, считая дело временным и своё возвращение гарантированным. И хотя публичные нападки на него начались уже за два года до истечения полномочий Медведева, Путин явно недооценил сигнал тревоги.
Большой ошибкой была также переоценка личной лояльности Медведева, который, став президентом, решил оставаться им и после истечения своего первого срока. В этом мнении укрепилось и его окружение, которое не только так думало, но и потихоньку действовало в этом направлении, втайне поддерживая антипутинскую кампанию. Поэтому закономерно, что, когда было объявлено о предстоящей рокировке в тандеме, развернувшаяся травля практически не задела Медведева и целиком обрушилась на Путина.

Главный прицел – Путин
Следуя этой логике, можно предположить, что не будь рокировки, не состоялись бы и массовые протестные акции последнего полугодия, ибо не было бы главного повода для политической бузы. Судя по всему, Медведев как кандидат в президенты вполне устраивал крайнюю оппозицию.
Чем же так досадил оппозиции именно Путин? Казалось, именно при нём процветала российская буржуазия и вырос зажиточный городской средний класс. Если проанализировать корни их неприятия Путина, то окажется, что, кроме сугубо обывательского «надоел», есть немало более существенных оснований. Выстраивая свою властную вертикаль, Путин заодно практически свёл к нулю все политические партии, которые представляли в Думе ныне протестующие слои. Вместе с тем лишились своих влиятельных и доходных правительственных постов некоторые бывшие деятели ельцинского времени. Все они жаждут реванша.
Путина не любит и часть промышленных олигархов, пострадавших от прошедшего при нём передела собственности. Наиболее яркий пример – ликвидация нефтяной империи Ходорковского в пользу государственного концерна «Роснефть». Олигархи протестовать на улицу не выходят, но их финансовая поддержка чувствуется за каждой акцией протестантов.
Но главную поддержку антипутинская кампания получает из-за океана от внешнеполитического соперника — США. Как выразился нынешний кандидат в президенты от республиканской партии Митт Ромни, Россия это главный стратегический противник Америки. Не все американские политики высказываются столь откровенно, но слишком многие так думают. А это значит, что Вашингтону нужна слабая Россия, и все, кто делает её сильной, для него неприемлемы. Первым сегодня в ряду неугодных стоит русский президент Владимир Путин. Недаром Барак Обама задержался на несколько дней с поздравлением по случаю избрания Путина президентом. А вице-президент Байден специально приезжал в Москву, чтобы отговорить Путина баллотироваться на третий срок. Конечно же, то была не просто его личная инициатива. Возвращение Путина в Кремль ломало Вашингтону все его планы, связанные с Медведевым. Таким образом, вольно или невольно протестная оппозиция играет неблаговидную роль вашингтонского лобби.

За что
они любят Медведева
В своё время британский премьер Маргарет Тэтчер, впервые поговорив с Михаилом Горбачёвым, тогда ещё не главой Советского Союза, сразу же сделала вывод – с этим человеком можно иметь дело. О чём, не откладывая, доложила Рейгану в Вашингтон. Надо отдать должное, глаз у неё был намётанный. Чем закончилась эта прозорливость, слишком хорошо известно.
Что касается Дмитрия Медведева, то его ещё авансом до восхождения на кремлёвский трон произвели в либералы и реформаторы. Причём не только у нас, но и на Западе. Либерал из него получился куцый, а реформы половинчатые и временами странные. Но все недостатки западные и наши либеральные друзья готовы были простить, т.к. проглядывалась главная тенденция – свёртывать роль государства в экономике и делать уступки Западу во внешней политике. Лишь бы он остался на второй срок и сумел доделать то, что требовалось.
В отличие от Путина в Медведеве импонировала и сравнительная мягкость характера, он легко поддавался уговорам окружающих советников. При необходимости его легче было бы отстранить от власти.
Те же черты характера способствовали при его президентстве формированию антипутинской политической коалиции. Кампания за отставку Путина началась ещё в бытность его главой правительства и не только не встречала противодействия тогдашнего президента, но, наоборот, пользовалась покровительством его приближённых. Так, именно с лёгкой руки Юргенса в прессе пошла гулять идея, что Путина переизбирать никак нельзя, т.к. при нём России угрожает долголетняя стагнация по всем направлениям.
В мае 2011 года Медведеву советовали воспользоваться очередным президентским совещанием в Сколкове, чтобы объявить об увольнении премьера. Медведев не решился на этот шаг, но не полностью померк в глазах оппозиции. Это случилось всего за 4 месяца до сентябрьского объявления о рокировке.
Медведев не угомонился и сделал ещё ряд шагов навстречу оппозиции. В январе 2012 года он внёс в парламент законы о прямых выборах губернаторов и об упрощении процедуры регистрации новых политических партий. Объявляя об этих реформах, он подчеркнул, что готовились они его администрацией ещё предыдущим летом, т.е. исходили от него, а не от Путина.

Непонятная любовь
к противнику
После всего сказанного трудно понять, почему Путин не отказался от своего обещания назначить Медведева премьером, наградив его при этом довольно широкими полномочиями, причём даже более широкими, чем у предыдущих премьеров. Так, ему позволено образовать т.н. открытое правительство, состоящее из нескольких десятков его сторонников. Этот орган, не предусмотренный конституцией, уже начал заседать и с подачи Медведева обсуждать новые реформы, что обычно выходит за пределы полномочий премьера.
Например, недавно начали обсуждать реформу Академии наук, подразумевающую её «экстренное омоложение».
Такая деятельность Медведева находит горячую поддержку не только среди сторонников премьера, но и оппозиции, которая видит в его премьерстве только промежуточный  шаг на пути возвращения  в Кремль. По их расчётам Путин не должен надолго задержаться, и в нынешнем премьере они видят его закономерного преемника.
План действий видится следующим образом: сначала нарастающие протестные акции доводят Путина до вынужденной отставки. Это автоматически переводит премьера в президенты. Затем следует переизбрание Думы с участием новых партий, представляющих крайнюю оппозицию. Избирается и новый президент, скорее всего тот же Медведев, но, возможно, и кто-то из нынешних протестантских главарей. На трон хочется многим, а Путин всем мешает.

Будет жаркая осень?
Лето прошло сравнительно мирно. Последние массовые протесты состоялись двенадцатого июня и характеризовались падением числа участников. Наступил длительный перерыв. Следующие массовые акции назначены на середину сентября.
Но лидеры оппозиции отнюдь не сложили оружия и, наоборот, собираются усилить наступление. Расчет делается на рост народного недовольства усилением инфляции вследствие резкого повышения тарифов естественных монополий. Немалые надежды возлагаются на предсказываемую вторую волну мирового кризиса, которая должна затронуть и Россию, вызвав новый спад и рост безработицы.
Лидеры оппозиции стали готовиться к осеннему наступлению. Планов своих они не раскрывают. Но известно, что они создали  организационный комитет в новом составе. Втихомолку осуществляется намеченный ещё весной замысел создания отрядов вооружённой милиции, которые предназначены для силового противостояния полиции особого назначения.
Оппозиция активно готовится и к местным выборам, намеченным на октябрь. В них теперь могут участвовать новые партии, созданные по облегчённым правилам. В случае успеха оппозиция рассчитывает серьёзно укрепить свое влияние в политической жизни страны.
Такая победа позволит также усилить претензии на досрочное переизбрание Государственной думы, создав там солидную фракцию крайней оппозиции. Впрочем, никаких гарантий большой победы у оппозиции нет, о чём свидетельствуют результаты последних местных выборов. Так, на недавних выборах на Рязанщине, в городе Касимове, с большим отрывом выиграл представитель «Единой России». Ничто не говорит о том, что у вновь созданных  оппозиционных партий в других регионах получится иначе. Взять верх над укоренившейся местной элитой не такая уж простая задача.
Тем временем, несмотря на затихшие уличные бои, ещё более усилилась антипутинская пропагандистская кампания. Её центром служат радио «Эхо Москвы», журнал «Нью таймс», «Новая Газета» и, конечно, Интернет, где блогеры часто не выбирают выражений, опускаясь до низкой брани и неприличных эпитетов в адрес президента и его сподвижников. Грубая ругань перемежается с прямой клеветой и словесным шантажом.
Бьют по всем, кто осмеливается встать на сторону Путина и его защищать. Под прицелом оказалась Русская православная церковь и её глава патриарх Кирилл. Дело не ограничилось серией мелких нападок. Ещё вначале года была устроена грубая хулиганская выходка группы «Пусси райот» в храме Христа Спасителя. Участницы провокации были арестованы и оказались на скамье подсудимых. Процесс над ними длился долго, и только в августе они получили по два года заключения каждая. И всё это время оппозиция нагнетала пропагандистскую истерию, обвиняя власть в клерикализме и сползании к средневековому мракобесию. Суд находился под небывалым давлением, его обвиняли в пристрастии, в том, что действует под диктовку Путина и патриарха, требовали оправдания и освобождения подсудимых. Их превозносили, как героев борьбы против деспотического режима, как узников совести, борцов за свободу слова.
Постепенно эта истерия приобрела международный размах. Оппозицию поддержали западные средства массовой информации. Прошли немногочисленные митинги в поддержку осуждённых в различных странах. Дело дошло до хулиганских выходок против православных святынь и храмов в Киеве, Хельсинки и Вене, в Архангельской и Челябинской областях. В поддержку «Пусси райот» выступили такие знаменитости мировой эстрады, как Мадонна, Стинг, Пол Маккартни. Некоторые зарубежные деятели утверждают, что обвинительный приговор нашим хулиганкам ударил по международному престижу России. Как всегда, идёт грубое вмешательство в наши внутренние дела, превосходящее все разумные границы.
Размах выступлений в поддержку «Пусси райот» побудил некоторых лидеров заключить, что это поможет подстегнуть общую волну протеста в сентябре. Известный политолог Глеб Павловский считает, что по итогам процесса общество раскололось на две части, причём группа недовольных сильно увеличилась и сможет влить новые силы в общее протестное движение. Так это или не так, покажет уже ближайшее будущее. Но думается, что политолог сильно преувеличивает. Православные христиане составляют в нашей стране большинство, и они вовсе не готовы примкнуть к крестовому походу против по преимуществу православной власти. Да и правоверные иудеи, и мусульмане не потерпят осквернителей их собственных храмов и поступят с ними достаточно жестко.

Круговая оборона президента
Власть тоже готовится к жаркой осени. С момента возвращения Путина в Кремль в срочном порядке принят ряд законодательных актов, призванных укрепить оборону от попыток оппозиции предпринять новое наступление. Многократно увеличены денежные штрафы за нарушение правил проведения демонстраций и митингов. Клевета переведена в состав уголовных преступлений с соответствующим ужесточением наказания. Неправительственные организации, занимающиеся политической деятельностью и получающие финансирование из-за границы, должны официально регистрироваться как иностранные агенты.
Меры эти вызвали бурный вой недовольства и протеста со стороны оппозиции, усмотревшей в них зажим демократических прав и нарушение Конституции. Но в действительности они лишь повторяют правила и процедуры, существующие в демократических странах Запада. Например, положение о регистрации иностранных агентов копирует американский закон 30-х годов прошлого века. Несмотря на это, к сонму критиков подключилась американская пресса и даже посол США Майкл Макфол, утверждавшие, будто наш закон ограничивает всю благотворительную деятельность, финансируемую из-за океана. Такие утверждения рассчитаны на простаков, ибо в законе ясно сказано, что он касается только политической деятельности, но никак не благотворительности. Серьёзные люди прекрасно понимают, что госдепартамент и другие политические организации США благотворительностью не занимаются. У них совсем другие функции.
Формально закон не ограничивает и не запрещает деятельность НПО, требуя лишь открытости и регулярной отчётности. Те, кто хочет примкнуть к их акциям, должны знать, что это иностранные агенты, а дальше уж дело их совести, участвовать или нет. Думается, это может заставить многих рядовых участников всерьез задуматься над последствиями своих действий.
Ту же цель преследует закон о повышенных штрафах, только он скорее касается протестных лидеров, чем рядовых протестантов. Первая реакция была такова, что новые штрафы слишком велики и что потому, дескать, закон не будет применяться. Расчёт тут больше на нерешительность властей, что вряд ли оправдано.
Наконец, закон о клевете более чем своевременен. Поток брани и прямой клеветы в последнее время настолько усилился, что пора положить ему конец. Больше всего небылиц связано с именем Путина. Не встречая ни опровержений, ни подтверждений, эта ложь повторяется вновь и вновь, приобретая подобие правды.
Так, до сих пор повторяется выдумка о якобы принадлежащем Путину дворце в Геленджике стоимостью в один миллиард долларов. Эта ложь несколько раз опровергалась о продаже здания неким частным лицам. Не говоря о том, что никакое сооружение такого рода не может стоить так дорого. Например, роскошные особняки в Лондоне обходятся нашим богатеям всего в несколько десятков миллионов. Но широкая публика готова, кажется, проглотить любую большую цифру, когда дело идёт о знаменитостях.
Недавно Немцов издал еще один фантастический доклад, в котором он перечисляет многомиллионное имущество, якобы принадлежащее Путину. При этом он включает в этот список все, чем пользуется Путин и его администрация по государственной линии. Все это стоит на грани вымысла и клеветы.
На этой же грани балансирует другой лидер оппозиции известный блогер Алексей Навальный. Именно ему принадлежит распространённое обвинение «Единой России» в том, что она – партия жуликов и воров, а Путин это главный вор. На мой взгляд, это явная клевета, а её автор давно заслуживает уголовного наказания. Но его почему-то боятся трогать, и потому он продолжает безнаказанно клеветать.
Навальный считается спецом по разоблачениям, и потому его боятся. Но слишком часто в его разоблачениях правда перемежается с ложью. Так, недавно он обвинил главу Следственного комитета Александра Бастрыкина в том, что тот имеет частный бизнес, недвижимость и право на жительство в Чехии, что несовместимо с его официальным положением. Выяснилось, однако, что все эти факты относятся к прошлому, когда Бастрыкин был частным лицом и не имел официального статуса. Но Навальный не сообщил об этих обстоятельствах, и, следовательно, его донос можно расценивать как клевету. Бастрыкин мог бы завести уголовное дело, но не стал. А наверно, напрасно, потому что такие личности, как Навальный признают только законную силу.
Пора переходить
в наступление
Достаточно ли созданной круговой обороны, чтобы сдержать протестное движение? В принципе — да, если применять его решительно и не откладывая. Власть не должна колебаться и сомневаться в своей легитимности. За ней стоит подавляющее большинство избравшего её народа, и она вправе действовать в свою защиту решительно и смело.
В последнее время некоторые организации, например Хельсинкская группа, заявили, что отказываются регистрироваться как иностранные агенты. Они же направили через американское посольство письмо на имя Барака Обамы с просьбой официально подтвердить, что они не получают инструкций от правительства США. Как будто такая справочка сможет прикрыть их проамериканскую наготу. Скорее наоборот, она только подтвердит их статус американских агентов.
Чем быстрее власть наведёт порядок в соблюдении правопорядка, чем твёрже будет её рука, тем скорее наступит нормализация жизни общества. При президенте Медведеве политическая ситуация сильно разболталась, в обществе появилось крикливое меньшинство, претендующее на особое положение. Не будучи демократически избранной и не получив всенародного мандата, оно требует для себя права диктовать правила общественной жизни, проще говоря, претендует на власть, а тех, кто пришёл к власти законным путём, демагогически называет ворами и мошенниками. Это опасные узурпаторы, которых давно пора усмирить. Именно в этом сейчас важнейшая задача Путина, без осуществления которой всякое движение вперёд невозможно.
В самом деле, новым президентом намечена всесторонняя программа развития, которую правительство уже начало осуществлять. Для успеха требуется концентрация всех усилий и ресурсов. Сегодня этому мешает постоянное отвлечение на борьбу с оппозицией. Создаётся противоречивая картина – большая часть страны напряжённо трудится, решает насущные проблемы экономики и социальной жизни. Другая, меньшая часть, называющая себя «креативным классом», втягивает нас в пустопорожние дискуссии и  столкновения,  которые только отвлекают  время и силы от полезных дел. Если верить западной прессе, существует только эта вторая, паразитическая часть, а первую можно игнорировать.
Но как бы ни старалась западная и наша протестная пропаганда, они не в силах отменить того факта, что огромное большинство народа на стороне Путина. К тому же последние опросы общественного мнения показывают, что он пользуется доверием 63 процентов опрошенных. А раз большинство за ним, то оно вправе ожидать от него более смелых и решительных действий. Как показали события 12  июня, именно такой образ действий наиболее эффективен. Проведённые в тот день обыски в квартирах оппозиционных лидеров с их вызовом на допрос в Следственный комитет обеспечили мирный характер протестной демонстрации того же дня. Как бы они ни хорохорились, решительность властей их пугает. А заигрывания президента с либералами только придаёт оппозиционерам больше наглости.
Вот почему, думается,  сейчас требуются жёсткие превентивные действия властей с тем, чтобы осень не стала жаркой. Только тогда можно рассчитывать, что политическая атмосфера в стране постепенно нормализуется.

Амстердам.

Станислав МЕНЬШИКОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: