slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Спецоперация: заметки на полях

— Россия всегда слабо начинала свои войны, — промолвил мой собеседник, глядя в сторону и подытоживая наш тяжёлый, затянувшийся разговор.

— А ведь верно, — тут же промелькнуло в голове. — Нашествие Наполеона в 1812-м: два месяца шли рядом с вторгшейся армадой, отступали и маневрировали командующие армиями Барклай, Тормасов, Чичагов и Багратион. Дошли до Бородино в конце августа, после сражения Кутузов приказал Москву сдать.

А в первую мировую? Танненберг и Гумбиннен – горчайшее поражение 2-й армии Самсонова в августе 1914-го, всего-то через полтора месяца после объявления войны. А потом дела на русско-германском фронте, вопреки всем разговорам оппозиции, шли совсем неплохо. Ригу, допустим, сдали немцам только летом 1917-го, уже после февральской революции, свергнувшей главнокомандующего Николая II. А когда в 1941-м?

Об июне 1941-го и говорить нечего. Откатилась 5-милионная армии во главе с непогрешимым теперь Сталиным до Москвы за три месяца! Г. Жуков как начальник Генштаба перед началом войны выстроил наши войска вдоль границы в одну линию!? Легко было потом всяким суворовым обвинять нас, что мы расположились таким образом, чтобы напасть на немцев, а не обороняться от них?!

22 июня немцы легко прорвали эту линию танками Гота и Гудериана, ломанулись всей мощью на восток и 28 июня вошли в Минск! Фронтовики, отступавшие тогда, рассказывали потом, что к Москве двигались параллельно сотни тысяч людей: немцы на технике по главным дорогам, наши отступающие левее или правее по лесам и болотам. «Немцы тогда нас даже в плен не брали, кричали нам, махая руками: «Русс, давай, давай домой!», рассказывал один из окруженцев. — Не хотели терять время».

Так что поговорка «русский долго запрягает» не вчера была придумана. Но нам больше нравится её окончание: «зато быстро ездит». Так будет и сейчас! Поэтому посыпать голову пеплом при взгляде на события на Украине преждевременно. Русская пружина ещё распрямится!

Экран отечественного ТВ в День 9 мая не сильно заморачивался показом гостей на трибунах. Разве что пару раз скользнула камера крупным планом по лицу киноактёра Александра Михайлова. И вскоре стало ясно, чем объяснялась такая деликатность. Лица гостей, сидевших вокруг Верховного Главнокомандующего в самом центре парадной трибуны у подножья. Мавзолея, к праздничному веселью не располагали. Сосредоточенные, сумрачные физиономии юных и пожилых, кадет и ветеранов, говорили об озабоченности старых и малых, женщин и мужчин, людей разных биографий и разного жизненного опыта, главной проблемой дня. А о ней сегодня можно было и не спрашивать, она была ясна каждому.

Спецоперация. Денацификация. Демилитаризация. Придумайте ещё три десятка слов подобного компьютерного звучания и попытайтесь расшевелить ими народ – у вас ничего не получится. Недаром в 1941 году не стали мудрствовать лукаво, а тиснули уже опробованное столетием раньше название «Отечественная война». Приделали спереди слово «Великая». И прижилось, схватилось, пристало навечно, как Своё.

Последние фронтовые сводки с украинской стороны свидетельствуют, что ВСУ испытывают сильное нежелание участвовать в боевых действиях на востоке страны. Так военнослужащие тербата 101 с Западной Украины отказываются ехать в окопы на Донбассе, имея на руках только лопаты и стрелковое оружие. По мобилизации они должны были нести службу на блокпостах и в охранении, а их посылают в зону активных боевых действий на северо-восток, который они вообще не считают частью Украины. В рядах незалежной начались дискуссии, где и как лучше и удобней воевать, а это, как хорошо помнится по истории революции и гражданской войны в России, есть верный признак начала конца любой боеспособной армии. 

На этот раз мы с особенной остротой вспоминали войну. Не потому только, что на календаре было 9 мая, а потому, что Россия была на третьем месяце полномасштабной спецоперации на Украине, где гремели взрывы, падали бомбы и «Байрактары», гибли люди – молодые солдаты и офицеры, мирные жители.

Артналёты случаются теперь и на территории Брянской, Белгородской, Курской и Воронежской областей. Нам говорили, что с той стороны с нами воюют «нацики», потом их стали называть «националистами». Ну, какие мы нацисты, со слезами на глазах говорили нашим солдатикам бабушки в Попасной или в Херсоне.

А тем временем украинские ракеты продолжают падать на Донбасс и Луганск. Из этого факта ясно следует, что дела наши идут не совсем по плану, ибо как началась 24 февраля спецоперация с освобождения Донбасса и Луганска, так она сегодня и продолжается. Украина и её тренированная инструкторами США и НАТО армия оказались твёрдым орешком

Всего одного взгляда окрест достаточно, чтобы понять, что неспокойно везде. Везде потряхивает, везде дождит, всюду политические прогнозы показывают порывы ветра с умеренного до сильного, а то и ураганы. А уж как громыхает на Украине, слышно далеко…

В США, главном диспетчере сегодняшних нестроений в мире, с содроганием взирают на прогнозы предстоящих выборов, которые предсказывают поражение партии Байдена, которая может потерять и большинство в сенате. Вашингтон бросает все силы на то, чтобы всячески затянуть войну на Украине, увеличивая транши и поставки оружия Киеву. Но это только одна часть забот правящей администрации. Груз внутриполитических проблем становится всё ощутимей. Новый расклад сил в Верховном суде показывает оранжевый уровень опасности. Под угрозой сегодня – «историческое достижение» американского. либерализма – конституционное право на аборты. В случае отмены, с ужасом отмечают американские СМИ, далее не гарантировано ничего из свобод, отвоёванных секс-меньшинствами в последние годы.

Внутриполитическая и социальная повестка занимает всё больше места в умах управляющих Соединёнными Штатами. Но «положение обязывает» нести и тяготы, сопряжённые со бременем по руководству «свободным миром». Вашингтон всячески подталкивают Киев к продолжению переговоров с Россией по «мирному урегулированию» на Украине. Чем дольше тянется война, чем более обескровливают и ослабляют Москву, тем лучше чувствует себя стареющий гегемон капиталистического мира

НАТО и Запад заставляют Украину воевать против нас до последнего украинского солдата, который, признаем, бьётся упорно и мотивировано. Тем более, что есть и желающие «помочь» Киеву, вроде Польши и Румынии.

Есть линия Запада – это низведение России до положения зависимого государства, до уничтожения её военного потенциала, доведение народа санкциями и лишениями до возмущения собственной властью и в итоге смещения её с целью установления новой элиты и руководства, которое будет повторять Горбачёва и Ельцина. В нынешней элите есть полно людей, которые с удовольствием повторят путь предательства комвождей и установят компрадорский режим, который будет устраивать Запад и будет привлечён к борьбе со строптивым Китаем.

И есть наше противодействие этому — непоследовательное, сумбурное, отягощённое скрытым сопротивлением «пятой колонны»

Разрубить корневую систему славянского-русского мира, сделать врагами русских и украинцев – величайших успех врагов славянства.

Десять раз названо, против чего мы — против оккупации, против уничтожения мирных жителей. А вот за что мы? В речи 9 мая прозвучало. А что мы имеем сказать украинскому народу? Элите проукраинской или прозападной? Западу, наконец?

Что мы можем придумать, чтобы осадить воинственность Вашингтона и Лондона? Где и на чём зацепить их, чтобы сбить привычную спесь?

Не оставляет ощущение неуверенности, непрочности, зыбкости бытия, въевшейся в кожу заведомой тоски. Слишком сильно ударило 24 февраля по чувствам многих по обе стороны границ, по устоявшимся понятиям и незыблемым представлениям. Брат стал врагом. Закадычные «партнёры» (ещё вчера такое привычное слово) в одночасье стали «недружественными странами». Видно, что кто-то не сильно смыслящий в оттенках и вариациях языка тщится затуманить очевидное, сделать неясным понятное, заменить слова родного языка волапюком из иностранщины.

Вокабуляр ищет и с трудом привыкает к новым корявым словам с латинскими корнями, иным прочтениям слов вчера знакомых. Кто неясно мыслит, неясно излагает, проницательно изрёк некогда Шопенгауэр, и чуть ли не каждый день теперь подтверждает верность этого замечания. И это не вчера началось — все реформы последние 30 лет проходят под знаком уродования прежде всего русского языка. А уродование мысли следует за ним неотступно. Взгляните на инструкции министерств, законопроекты и законы, методички Минпроса и Минобра, чудовищную рекламу и убогость «тик-токов» и интернетовскую безграмотность – и станет ясно, что пагуба угнездилась уверенно и вольготно на российских просторах.

От этого марша торжествующего безкультурья и инструкций стонут бизнес и образование, армия и законодатели, экономика и социальная сфера.

Задачу, которую взвалила на себя Россия — сменить вектор всего постсоветского развития на новый, который учитывает тягу людей к справедливой жизни.

Виктор Линник.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: