slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Конституции, которых не было

Нечасто встречаются книги, в столь скромном объёме содержащие такой кладезь интереснейшей исторической информации. Составитель, профессор истории, специалист по русской истории рубежа XVIII—XIX веков, Нина Васильевна Минаева, свой предмет знала настолько блестяще, что не допустила в своей работе никакой «воды», от себя писала сжато, широко использовала подлинные тексты, создавала приложения на смежные темы. Книга (Минаева Н.В. Потаённые конституции России. — М.: «Посев», — 224 с.) вполне может быть учебным пособием для спецкурсов по конституционной истории России. А может просто стать очень интересным чтением.

Минаева Н.В. строит свой труд на утверждении, что реформы Петра I, во многом необходимые, нарушили равновесие властей Московской Руси. Патриаршество было упразднено, соборы всея земли более не собирались, зачахло местное самоуправление под гнётом центральной власти. Пётр объявил царскую власть неограниченной (самодержавной). Это слишком многим не понравилось. Начались попытки её ограничения, т.е. поиски конституции, для обеспечения прав граждан и определения структуры главных государственных учреждений. Конституция должна быть законом, изменить который очень трудно. Составитель не скрывает, что в XVIII веке конституциями называли, прежде всего, уставы масонских лож. Идея ограничения царской (королевской) власти была подсказана Просвещением: монархи должны были делиться властью с «мудрыми» и «совершенными» советниками, ставшими таковыми с помощью масонского самоусовершенствования.

Поисками конституции занимались как противники самодержавия, так и сама царская власть. Ни те, ни другие проекты в то время не публиковались, чтобы «не колебать устоев» и «не раскачивать лодку». Рубеж XVIII и XIX веков был временем сильного влияния европейского Просвещения, и проекты это отражали. В это же время происходило становление русской культуры, современного языка и литературы, их неотъемлемой частью стали и «потаённые конституции».

В книге Н.В. Минаевой описаны 11 конституционных проектов с 1762 по 1881 годы. Сюда входят «тайная конституция» графа Никиты Ивановича Панина, посланника в Швеции и члена тамошней придворной масонской ложи, именно этот проект разорвала и бросила в камин Екатерина II. Но её сын, злосчастный император Павел, к Панину прислушивался и хранил его проекты в шкатулке для особых документов.

Далее рассказывается о поистине необыкновенном случае — царский адмирал, фактически, орудие русского самодержавия, Фёдор Фёдорович Ушаков по собственному разумению составил для Семи Соединённых Островов под протекторатом России и Турции… конституцию, учредив на островах местное управление и республиканский строй!

Два проекта конституций создали декабристы — «Русскую Правду» Пестеля (сторонника физического уничтожения царствующего дома) и Конституцию Никиты Муравьёва, сторонника ограниченной монархии с вечевой системой по образцу новгородской, ограничивающей право царя на вето.

Ещё один аристократ и царский генерал, граф Павел Дмитриевич Киселёв, после Адрианопольского мира, завершившего в 1829 году войну с Турцией, создал администрацию Молдавии и Валахии, дав им почти республиканскую конституцию – с народным самоуправлением, выборами народных собраний, частичной отменой крепостного права и неприкосновенностью личности.

Михаил Тариелович Лорис-Меликов, губернатор ряда российских областей, министр внутренних дел и шеф жандармов, вдохновлял Александра II идти дальше по пути реформ, развивая земскую деятельность и привлекая людей из широких слоёв общества в госаппарат. Сенаторы разработали проект местного самоуправления. Именно с Лорис-Меликова в нашей стране начало создаваться гражданское общество. Но Александр III, назвав шаги к конституции преступными, остановил его начинания.

Последнюю «потаённую конституцию» России создал отец Н.В. Минаевой, Василий Васильевич, доцент-математик, в конце 40-х годов, пройдя немецкий плен, а затем — Бутырскую тюрьму и ГУЛаГ. Его брат был полковником Белой армии. В его конституции, утопической, но симпатично написанной, глава государства называется Правителем всея Руси, деля власть с Земским Собором и Государственным советом из 100 наиболее выдающихся граждан. Конституцию он диктовал по памяти следователю, а секретарь стучал на машинке. Когда Василий Васильевич начал главу «Национальный вопрос», его расстреляли…

Остаётся гадать, какую из Потаённых конституций России следовало в своё время принять, чтобы спастись от такого будущего. А может, никогда и никаких не принимать? Спорить можно долго.

Василий АНТОНОВ.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: