slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Когда завяли цветы…

Утром 28 февраля на Москворецком мосту, где несколько часов назад был убит Борис Ефимович Немцов, начала расти гора цветов. Люди – сначали их были единицы, потом десятки, потом ещё и ещё — всё прибывали. Кто-то зажигал лампадки, которые никак не могли заняться на ветру. Камеры выхватывали из толпы знакомые физиономии, чинных представителей дипломатического корпуса. А на следующий день был Марш мира, прошедший на удивление спокойно…
Борис Немцов был вынесен к власти ураганом 1991 года, который похоронил Советский Союз. Новая элита представляла собой пёстрый винегрет: самовлюблённые и бойкие на язык юристы; перекрасившиеся преподаватели марксизма-ленинизма; вчерашние теневики и косноязычные заведующие овощных баз; перевёртыши из секретарей обкомов и журналистов; хронические слушатели радио «Свобода» из лаборантов и младших научных сотрудников в курилках НИИ. Ну, и рядом со многими из них оказались братки, хлебнувшие баланды в зоне в советские годы, «жертвы прежнего режима», которые начали подкармливать новых политиков в твёрдом ожидании ответных услуг.

Волна разочарования прошлым, умело взбитая яковлевскими ставленниками в СМИ и подогретая очевидной беспомощностью Горбачёва, обратила взоры недовольных на Ельцина, с которым и всплыли на поверхность многие, в том числе и такие авантюрные фигуры, как Немцов.
30-летний Борис Немцов, научный сотрудник Горьковского НИИ радиофизики АН СССР, с головой окунулся в бурное кипение политических страстей. В марте 1990 года он был избран народным депутатом РСФСР и зачем-то вступил в курьёзное объединение под названием «Молодые евреи за мир».
Бойкого на язык шустрого паренька с живыми глазами, белозубой улыбкой и копной вьющихся волос заметил Борис Ельцин, который и поставил его своим представителем (губернатором) в Нижегородской области. В октябре 1993 года с молодым Немцовым случился конфуз, который мог поставить крест на его карьере: в телеинтервью местному ТВ он осудил расстрел российского парламента. Его друг детства, бизнесмен Андрей Климентьев, известный в определённых кругах как Клим или Климинатор, вытащил его на РТВ, где Немцов объявил о правильной для ельцинского демократа позиции. Пронесло… Друзья были когда-то очень близки: когда в 1982-м Климентьев сел за распространение порнографии, совсем юный Боря Немцов посылал ему в лагерь передачи…
В 1993 году Немцов уже член Совета Федерации. Для победы друга на этих выборах Климентьев отвалил Немцову и ещё одной даме 100 млн рублей.
Как-то Ельцину случилось быть в Нижнем, где всесильный начальник президентской охраны А. Коржаков начал вовсю расхваливать Немцова своему боссу: «Борис Николаевич, вы ищете преемника, а вот он, уже готовый. Молодой, умный, иностранный язык знает». Сработало. Немцова взяли в Москву первым замом премьера в правительство В. Черномырдина.
Сказочные были времена, что и говорить. Главное в те годы было вызнать, какое у шефа настроение: если доброе, подмахнёт очередной указ не глядя; если не в духе, то пиши пропало, можно и полететь с парохода за борт, как однажды случилось с голубым пресс-секретарём Костиковым. Кстати, друг и соратник Немцова Чубайс именно так провернул одно из своих исторических решений. Разнюхав про момент наиболее интенсивной «работы президента с документами», «гений приватизации» подсунул хозяину новый вариант указа о приватизационных чеках. В этом указе, тут же запущенном в СМИ, чеки были уже не именными, как в первоначальном и уже подписанном варианте, а безымянными, что открывало широчайший простор для головокружительных афер с доверчивым российским народонаселением. К слову, вся приватизация так тогда и прошла – президентскими указами, а не законами, как полагалось согласно Конституции…
Итак, в 32 года Немцов в столице в должности первого заместителя председателя правительства. У кого не закружится голова от столь ошеломительного прыжка на самую вершину власти? Тут уже можно было высвободиться и от компрометирующих его дружеских пут Климентьева: не поделив несколько крупных кредитов (громкое дело о «навашинских миллионах»), Немцов выступил против Клима в суде. Что-то уж больно много стал себе позволять бывший дружбан, ставший миллионером: может приехать на дачу и орать на всю округу: «А подайте-ка мне сюда этого еврейского мальчика!». Впрочем, Верховный суд РФ Климентьева оправдал, и в 1998 году он одержал убедительную победу на выборах мэра Нижнего Новгорода. Тогда Немцов, по воспоминаниям сведущих людей, упросил главу московского ФСБ демократа Севостьянова направить в Нижний свой спецназ, который и арестовал Клима прямо в служебном кабинете. После суда, скорого и неправого, его «закрыли» на 6 лет. Такие «подарки» не забываются…
Оказавшись в Москве, свежеиспечённый вице-премьер плохо представлял себе кипение интриг, системное подсиживание и доносительство на ельцинском олимпе. К тому же Немцов смолоду был невоздержан на язык. «Он публично мог позволить себе критиковать Ельцина, а уж в неформальной обстановке просто презрительно о нём отзывался, — вспоминал позже главный ельцинский телохранитель в своей книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката». – Шутки губернатора не отличались эстетизмом, и всё чаще мне жаловались на сальности, ставшие нормой в высказываниях Бориса Ефимовича о Борисе Николаевиче».
Ну, острый язык любимца женщин из «Парнаса» был хорошо известен и его боевым соратникам по «болотной оппозиции». Человек бесшабашный, рисковый и раскованный, Немцов, как подтвердили старые прослушки, вновь любезно предоставленные читателям в эти дни габреляновским «ЛайфНьюс», поливал хорошим русским матерком всех и вся в родном ему либеральном стане: Чирикова, чемпионка Химкинского леса, у него «ё...тая», Венедиктов из «Эха Москвы» «бл...т». Ну и так далее...
Интервью Немцова, опубликованное в «Огоньке» уже после его гибели, лишний раз подтверждает, что он и с ближайшими друзьями не церемонился. Вот, например, как вспоминал он о Чубайсе: «Чубайс, кстати, поначалу был против того, чтобы Путин стал премьером». На вопрос «Огонька» «Сейчас, была бы возможность, стали бы с ним партию делать?» ответил: «Нет, он слишком любит власть. Это и сгубило СПС: Чубайс — либерал и конформист — довольно странное сочетание. Он был в КПСС. Я — никогда. Он готов общаться с любым. Я — нет. Мы разные: когда у меня возникает выбор между убеждениями и карьерой, я предпочитаю первое, он — второе».
Интересно вспомнить, как Немцов высказывался о «национальном лидере» в 1999 году, накануне его избрания на пост президента: «Я убежден, что следующим президентом должен быть Владимир Владимирович Путин. Если сейчас ему не скрутят руки-ноги известные люди, то, я убеждён, у него есть все шансы, чтобы за него проголосовали. По крайней мере, я его буду всячески поддерживать». «Я считаю, что из всех кандидатов, которые намереваются участвовать в выборах, Путин — самый достойный человек».
«Во-первых, Путин — человек ответственный. Во-вторых, он не боится принимать сложные для себя решения, потому что решения по поводу единства России, наведения порядка на Кавказе, по борьбе с терроризмом – это ответственные решения. За них придётся отвечать, если не дай Бог чего случится. А случиться может — вы знаете, какие бомбёжки сейчас идут. Но он этого не боится. Третье, он — молодой человек, ему 47 лет. Он здоровый. Четвёртое, по-моему, он — честный человек, а нам нужен честный человек президентом. Потому я и поддерживаю Путина».
Уйдя из правительства Кириенко после дефолта 1998 года, Борис Ефимович избрался в Думу по списку СПС, который едва осилил проходной балл. Тем не менее он стал заместителем председателя Госдумы и чаще своих коллег мелькал в телевизоре как самый привлекательный и говорливый член фракции. Однако избраться в следующий состав нижней палаты в 2007 году не получилось — наступали времена острейшего разочарования избирателей в либералах. Да и Кремль всё жёстче начинал прессовать баловней судьбы из 90-х.
Блистательный период более чем 10-летнего пребывания Немцова в новой номенклатуре заканчивался…
Утрата места на самом верху, уязвлённое самолюбие привели его в ряды несистемной оппозиции. Ныне из всех либеральных рупоров гремят трескучие слова о немцовских врождённых чувствах благородства, свободы и справедливости («Таким меня воспитала мама», — признавался сам белоленточный лидер.) Но в 1996 году Немцову пришлось на эти «врождённые чувства», как минимум, сильно наступить, чтобы вынести картину чудовищных подтасовок на выборах демократического кумира Ельцина.
Борис Ефимович, похоже, незаметно для себя стал стихийным оппозиционером, который хватался за любую возможность, лишь бы выступить против путинской власти: коррупция? — давай сюда коррупцию, узурпация власти? — тоже подойдёт, Украина? — давай и её до кучи. Скольжение по либеральной наклонной шло легко: поддержка «оранжевой» революции в Киеве, должность советника у Ющенко, два ордена от украинской власти, Болотная площадь, страстные речи на митингах, аресты с сидением по двое суток в камере без окон, кроватей и матрацев, гранты Запада на свержение Путина... И — бесконечные деления, объединения, размежевания, групповщина в стане праздно болтающих народных заступников: «Правое дело» сменялось СПС, потом появилась «Солидарность», на её место пришла «Партия народной свободы», «РПР/Парнас», далее везде...
После событий прошлого года в Крыму и Новороссии российская либеральная тусовка взбеленилась пуще прежнего. Как же так? России, проигравшей «холодную» войну, оставалось, по их понятиям, только одно — довольно подвизгивать и махать хвостом из своей подворотни цивилизованному миру, радуя своим прилежанием нынешних хозяев жизни. А она вдруг отваживается на собственную политику — собирание земель, возвращение утерянного, пропитого, украденного, прихваченного в рейдерских разборках истории?! Да ещё заявляет при этом, что у неё, видите ли, есть свои национальные интересы, которые она будет отстаивать. Нашим либералам вслед за Западом это категорически не нравилось…
Кто нагнетает атмосферу страха
и ненависти
После убийства Немцова хор российских оппозиционеров заголосил в унисон: «беспрецедентное преступление» стало возможным только в атмосфере страха и ненависти, которую культивирует власть. «Слова «пятая колонна» произнёс Путин», — прорезался из Нью-Йорка «праводел» Гозман. – За ними должны были последовать дела». Дескать, вот они и последовали! Кто следующий? «Вы следующая», — якобы вполголоса сказал кто-то К. Собчак или Венедиктову наутро на Москворецком мосту. И разнеслось — далеко и голосисто.
С горечью молвил Сысуев, тоже бывший вице-премьер: «Смерть Немцова — следствие ненависти к инакомыслию». Банкир Авен, прилежный получатель государственных грантов в пору экономических кризисов, был солидарен: «Атмосфера ненависти послужила спусковым крючком».
А. Бобров рассказал в ФБ, как Ирина Прохорова, сестра магната, проводила на РБК программу «Ненависть как норма». «Вместе с журналисткой «Коммерсанта»
А. Норинской они наперебой принялись утверждать, что Немцова убила российская ненависть к инакомыслию, что «с захватом Крыма началась риторика гражданской войны: предатели, «пятая» колонна, хунта, каратели, бандеровцы». Прохорова копнула глубоко: это, мол, вообще началось с возвращения советского гимна, а теперь торжествует «риторика погромов».
Вот так, чуть ли не под копирку с одного сценария писались десятки и сотни таких выступлений. Поразительное единомыслие для инакомыслящих!
Перестаньте истерить, хочется сказать этим кликушам! Обернитесь на себя!
Вспомните, как годами вы клеймили «красно-коричневых» и «коммуно-патриотов» — придуманными вами кличками из новояза для тех, кто не был согласен с вашими грабительскими реформами! Как гнилым мясом ненависти обкладывали вы всё, что связано со словом «патриот», обвиняя самих патриотов во всех смертных грехах! С каким презрением пустили вы в ход слова «совок», потом «быдло» и «ватники» для обозначения «неандертальцев» из советского прошлого! Новый рекорд человеконенавистничества ставит уже в марте сатирик Шендерович, обозвавший всех нелибералов «нелюдями», «протоплазмой», «окружающей средой»!
Либералы чуть не конкурс устроили, давно заметила У.Скойбеда в КП: кто больнее ударит, кто харкнет нам прямо в лицо?
«Русский мужчина деградировал и превратился в малоинтересный отброс цивилизации — в самовлюблённого, обидчивого, трусливого подонка. Я могу сказать твёрдо: русский мужчина — самый мерзкий, самый отвратительный и самый никчемный тип мужчины на Земле...». Так написал про русских мужчин либерал Альфред Кох.
«Пора прекратить лицемерные причитания о чувствах ветеранов, которых оскорбляют нападки на советскую власть. Зло должно быть наказуемо. Презрение потомков — самое малое из того, что заслужили строители и защитники советского режима», — Александр Подрабинек, профессиональный антисоветчик.
«Лучше бы фашистская Германия в 1945 году победила СССР», — публицист Александр Минкин.
«Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта», — Артемий Троицкий, музыкальный критик.
Поделился с публикой своей хрустальной мечтой Жванецкий: «Моя мечта — разровнять место, где была Россия, и построить что-то новое. Вот просто разровнять...».
А тут приспела и очередная порция «вещества со специфическим запахом» от Макаревича, «машиниста» с лошадиной физиономией: «Русские — это кочевники», — делился он своими наблюдениями в Беларуси. — Кочевники привыкли гадить, потому что они не сидят на местах — они завтра едут дальше. Так чего заботиться о чистоте? Подозреваю, что у русских это осталось со времён татарского ига».
Есть ещё неясность с тем, кто создавал и создаёт атмосферу ненависти в обществе?
Сегодня спешно, в пожарном порядке творится легенда о Немцове — самом обаятельном, бесстрашном, безрассудном, умном, честном, необидчивом. Душке одиноких пожилых домохозяек. «Доморощенном Дон-Кихоте с почти гагаринской улыбкой» (Угланов из АН), которого премьер Медведев, наш светоч разума, назвал одним из самых талантливых политиков периода демократических преобразований в нашей стране.
По-человечески Немцова жаль. В противовес русской поговорке, он хоть и жил грешно, но умер совсем не смешно. Сегодня либералы судорожно лепят из Немцова мученика за общечеловеческие ценности, Че Гевару «правого дела» и толка. Призвали срочно переименовать в его честь Москворецкий мост, назвать улицу в Москве его именем. Нынешний ажиотаж сравним разве что с приснопамятными 20-ми годами прошлого столетия, когда сразу нескольким городам России присвоили название Троцк по имени «демона революции», тоже курчавого ...
Че Гевара с «калашом» в руках стоял за права угнетённых во всём мире, за освобождение людей от диктатуры мирового капитала, который грабит и унижает сотни миллионов! А что же Немцов? Трудно из друга буржуазии сделать рыцаря в борьбе за народную свободу.
«Могут ли быть в полной мере обеспечены права человека в буржуазном обществе?» — спросил я несколько лет назад у нескольких женщин-делегатов в Страсбурге на конференции неправительственных организаций при Совете Европы. Сам я, конечно, ответ знал, но мне интересно было мнение «первоисточников». «Нет», — твёрдо по очереди ответили они мне.
 
Виктор ЛИННИК

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: