slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Как выходить из кризиса

  В № 3 газеты «Слово» за 2009 год мы опубликовали статью профессора Международного университета в Москве Леонида Ходова «Крах спекулятивной модели капитализма», в которой авторитетный российский экономист высказал четыре суждения относительно причин нынешнего мирового финансово-экономического  кризиса, его дальнейшего развития и возможных последствий для российской экономики. 

 Эта публикация получила широкий резонанс в академических кругах и стала предметом дискусси среди экономистов. В продолжение темы профессор Ходов выносит на обсуждению пятое суждение о кризисе, где он предлагает своё видение путей выхода из сложившейся ситуации.

СУЖДЕНИЕ ПЯТОЕ

  Государству следует стимулировать спрос путем инвестиций в инфраструктуру, производство стройматериалов, жилищное хозяйство и импортозамещение.
  История свидетельствует, что государственная антикризисная политика была тем успешнее, чем скорее и масштабнее правительствам удавалось стимулировать спрос. В США и Германии, сильнее других стран поражённых кризисом 1929–1932 гг., выход из него был облегчён прямым государственным финансированием инвестиций: строительством каскада электростанций, цементных и алюминиевых заводов в долине реки Теннесси в США; развитием сети автомобильных дорог, реконструкцией водных и железнодорожных путей, жилого фонда и сельского хозяйства в Германии.
  Зависимость преодоления кризисных явлений от государственного стимулирования спроса совершенно закономерна, т.к. главное проявление кризиса, независимо от причин его возникновения, перепроизводство и его последствия: рост безработицы и недогрузки производственных мощностей. Эта зависимость подробно исследована Дж.М. Кейнсом и с разной степенью эффективности проявила себя на практике. Государственные капиталовложения создавали дополнительный спрос на товары и услуги частных компаний, которые передавали этот спрос по межотраслевым каналам всей экономики.
  В связи со спецификой нынешнего кризиса в экономике США как финансово-спекулятивного по происхождению – меры по поддержке ликвидности американских банков и страховых компаний за счёт государственных денег вполне объяснимы реальной ситуацией на финансовом рынке: лопнувшим пузырём необеспеченных иммобильных кредитов и основанных на них финансовых производных. Кризис начался в финансово-спекулятивной сфере, и наибольший урон от него вначале понесли не товаропроизводители, а банки. Поэтому первичной задачей государственной антикризисной политики было спасение банковской системы как главной жертвы финансового обвала, а вместе с ней и всей национальной экономики. Американские банки являются центром нервной системы крупнейшей в мире национальной экономики и от них зависит хозяйственный оборот в стране. Внутренний рынок США – основная сфера их деятельности; они действительно кредитуют народное хозяйство страны, от фермеров и розничных торговцев до монополий.
  Финансовый кризис привел к сокращению жилищного строительства, занятости, платёжеспособного спроса, инвестиций. Американское правительство перешло к прямой поддержке промышленных, строительных корпораций, снижению налогов в целях увеличения внутреннего спроса и торможения роста безработицы.
  В большинстве других стран, на которые распространился американский кризис, первоочередными объектами государственной поддержки были не банки, а производственные и инфраструктурные объекты.
  В Россию кризис пришел с мирового рынка в результате падения спроса и цен на основные товары отечественного экспорта и резкого сокращения кредитования российских корпораций иностранными банками. Российские банки были затронуты мировым кризисом несравненно меньше, чем концерны пяти экспортных отраслей. Стремясь поддержать экспортёров и хотя бы частично компенсировать им потери от падения поставок за рубеж и мировых цен, правительство начало сознательно обесценивать рубль. Это больно ударило по импорту, привело к росту цен на продовольствие и услуги, снизило жизненный уровень населения, обесценило его накопления.
  Однако главным инструментом антикризисной политики в России было закачивание в экономику сотен миллиардов долларов. Само по себе такое финансирование можно только приветствовать, если оно направлено на увеличение внутреннего спроса и поступает участникам хозяйственной деятельности, направляясь на инвестиции.
  Верное монетаристской концепции руководство российской хозяйственной политикой с самого начала кризиса приступило по американскому образцу в совершенно непохожей на американскую ситуации к накачиванию деньгами отечественных банков в надежде, что они тотчас же начнут эффективно финансировать народное хозяйство.
  Российские частные банки заметно отличаются от банков развитых стран.
  Во-первых, они невелики по сравнению с европейскими и американскими банками и играют относительно незначительную роль в экономике России. Главными кредиторами основной силы нашего народного хозяйства – топливно-сырьевых концернов – являются иностранные кредитные институты. Именно на них, а не на частные российские банки приходится основная часть задолженности отечественных корпораций. Именно сокращение кредитования российских хозяйственных субъектов и отказ в пролонгации кредитов, ранее представленных им иностранными банками, послужили одним из генераторов российского кризиса.
  Во-вторых, отечественная частная банковская система не сильно пострадала от нынешнего кризиса. Основной удар пришелся на топливно-сырьевые концерны, спрос и цены на продукцию которых драматически сократились. Несмотря на это банки получили самую большую государственную финансовую поддержку.
  В-третьих, российские частные банки по происхождению и формированию не рыночны, а коррупционны. Они возникли в процессе кланового перераспределения средств, накопленных государством за годы строительства социализма, в результате приватизации, формировались в условиях расцвета финансовых пирамид, в т.ч. самой большой – Г.К.О., функционировали при скачкообразном изменении валютных курсов, отсутствии надежного и действенного финансового законодательства. Привычная среда деятельности отечественных банков – не завоевание доверия вкладчиков и клиентов в процессе надежного осуществления расчётов, привлечения и размещения средств, а особые рискованные операции, приносящие сразу огромные прибыли: продажа иностранцам недавно приватизированных активов и спекуляции на крупных изменениях валютных курсов. Успешно проделав ряд таких операций, войдя во вкус быстрых и больших прибылей, трудно в дальнейшем отказаться от них и перейти к обычной банковской работе, удовлетворившись 12–15% годовой прибыли.
  В-четвертых, постоянным спутником нашей банковской системы была и остаётся инфляция, когда для нормального хозяйственного субъекта процент по кредиту носит запретительный характер. Действительно, при 15–18% инфляции валовая норма прибыли для субъекта, хозяйствующего на заёмных средствах, должна быть, по сложившимся отечественным представлениям, около 60% годовых. Такой кредит подходит только для быстрого оборота спекулятивного капитала или игорного бизнеса, а не для мелких и средних предприятий в торговле, услугах, сельском хозяйстве, которым нужны для пополнения оборотных средств низкопроцентные кредиты. Эти предприятия могли бы увеличить внутренний платёжеспособный спрос, а этот спрос хотя бы частично компенсировал падение внешнего спроса и способствовал бы импортозамещению.
  Отечественные банки слабо связаны с крупным предпринимательством и с малым и средним бизнесом, поэтому надежды на то, что они окажутся эффективными каналами передачи огромных государственных средств в реальную экономику и стимулируют внутренний спрос, оказались необоснованными. Ответственные правительственные чиновники с удивлением вынуждены были признать, что переданные банкам многомиллиардные государственные ассигнования до субъектов реальной экономики не дошли.
  Единственно, в чём преуспели частные российские банки, – это в осуществлении вывоза капитала из России, которое правильнее назвать его бегством , т.к. перемещение капитала за границу происходило и происходит не по соображениям получения прибыли, более высокой, чем дома, а ради спасения его в связи с криминальным прошлым или для создания запасного аэродрома на будущее. В этой сфере у наших банков накоплен многолетний опыт, есть опробованные каналы и механизмы. В результате с момента получения банками государственных средств на антикризисное финансирование десятки миллиардов долларов переведены за границу. Внутри страны произошло бегство капитала из рублевой в валютную зону. В связи с этим сократились валютные резервы, рубль по отношению к обеим валютам, к радости экспортёров и в ущерб потребителем импортных товаров, прежде всего продовольствия и лекарств, сильно обесценился, инфляция усилилась и приобрела устойчиво-долгосрочный характер, банки на девальвации рубля заработали за 1,5–2 месяца 25–30% прибыли, уровень жизни упал.
  Огромные суммы, с трудом заработанные страной в течение почти 10 лет благодаря наличию невозобновляемых ресурсов и счастливому сочетанию высокого спроса и высоких цен на эти ресурсы на мировом рынке, были израсходованы, не дав ожидаемого эффекта – увеличения внутреннего спроса. Произошло это по чьей-либо некомпетентности, безответственности, зашоренной приверженности к концепции монетаризма или из-за убежденности, что преодолеть кризис можно, только неукоснительно копируя меры государственной экономической политики США, судить трудно.
  Единственный путь смягчения и преодоления кризиса для России – это наращивание внутреннего производственного и потребительского спроса, чтобы по мере возможности компенсировать падение спроса на российские товары на мировом рынке. В дополнение к стимулированию внутреннего спроса следует поощрять импортозамещение.
  В последнее время идея непосредственного поддержания народнохозяйственного спроса проявляется в государственной экономической политике. Выделены ассигнования на стимулирование малого и среднего бизнеса. Раньше правительство финансировало производство отечественных автомобилей, тысячи этих автомобилей стояли непроданными, а на государственные дотации выпускались ещё десятки тысяч, которые занимали необозримые просторы вокруг автозаводов и представляли собой омертвлённый капитал. Теперь, после повышения таможенных пошлин на иностранные автомобили, чтобы облегчить сбыт российских автомашин на Дальнем Востоке, введена бесплатная доставка этих машин от места их производства до самого дальнего региона страны.
  Поощрение внутреннего спроса в целях увеличения производства и занятости возможно следующим образом:
  – Путём крупных прямых и долевых государственных инвестиций в рамках национальных проектов или специальных программ в инфраструктуру: автодорожное и железнодорожное строительство, в водный транспорт; в электроэнергетику, производство строительных материалов, жилищное строительство по умеренным ценам. Правительственные ассигнования должны быть дифференцированы по регионам в зависимости от последствий кризиса на конкретной территории и необходимости удержать на этих территориях самодеятельное население или привлечь его туда.
  – Путем усиления поддержки сельскохозяйственных производителей: постепенного развития инфраструктуры сельской местности, дотаций на приобретение техники, горючего, семян, строительных материалов, малых предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции.
  – Путём всё более широкого введения ускоренного амортизационного списания основного капитала, получившего всеобщее распространение во всех развитых странах мира. Модели и нормы ускоренного списания должны различаться по отраслям и регионам. Главный эффект механизма ускоренной амортизации в том, что предприятие может значительную часть своей прибыли освобождать от налогообложения, переводя её в виде списаний в амортизационный фонд, а средства из амортизационного фонда, как известно, используются только для инвестиций в основной капитал. Этот механизм обеспечит возрастающий платёжеспособный спрос внутри страны на вещественные носители основного капитала, обновление основных фондов, самое эффективное их использование и рост занятости.
 

ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ НОТА ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

  И все-таки хотелось бы закончить свои суждения на оптимистической ноте по следующим причинам:
  1. Правительство РФ проводит активную политику по преодолению кризиса, направляя в экономику суммы, сопоставимые с затратами правительств развитых стран Европы, Америки и Азии на эти цели.
  2. Нынешний кризис подтолкнёт руководство нашей страны к разработке концепции хозяйственного развития страны и обоснованной программы государственной экономической политики, в частности инструментов и механизма антикризисного регулирования так же, как кризис 1929—1932 гг. подтолкнул правящие круги США к разработке «нового курса» Ф.Рузвельта, как кризис, порожденный войной, создал условия для формирования социального рыночного хозяйства в ФРГ.
  3. Российской экономической науке придётся уделять больше внимания проблемам причин, особенностей, диагностики и путей выхода из кризисов, изучая отечественный и зарубежный опыт на теоретическом и эмпирическом уровнях.

Профессор Леонид ХОДОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: