slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Игорю Золотусскому — 90!

28 ноября 90 исполнилось Игорю Петровичу Золотусскому, известному российскому писателю и историку литературы, автору многих прекрасных книг, сценаристу и ведущему замечательных телевизионных фильмов о классиках отечественной словесности. Лучшему знатоку Гоголя в нашей стране. Лауреату премии им. А.Солженицына.
Долгая, наполненная яркими событиями, жизнь вместила многое. Наши разговоры нередко начинались с рассказов Игоря Петровича о его детских годах, когда судьба неожиданно превратила мальчика из преуспевающей советской семьи в изгоя.
В три года, проезжая с родителями по улицам Берлина, будущий писатель увидел горящий рейхстаг. Полицейские остановили машину для проверки. Отца, разведчика ГРУ, спас тогда американский паспорт и прекрасный акцент. Но в 1937 году по доносу сослуживца Петра Золотусского арестовывает НКВД «за шпионаж» в пользу трёх разведок! В 1941 году за решёткой оказывается и мама по той же, печально знаменитой 58-й статье. Родня от мальчика отвернулась, испугалась нежелательных последствий. И 11-летнего сироту при живых родителях определили в детдом НКВД в Даниловом монастыре. По высоким стенам исправительного учреждения вилась колючая проволока.
Многие — да, наверное, большинство — после таких передряг сломались бы, озлобились, возненавидели мир и людей. Но мальчик оказался не таким. Он любил свою страну, своих родителей, которые работали на её будущее. И даже столкнувшись в совсем юные годы с жестокой несправедливостью, удержался от скатывания в мизантропию. Сказалось то, что было заложено в нём семьёй, книгами, окружающим миром. Людьми, едва знакомыми или вовсе незнакомыми, которые не дали ему пропасть, не раз выручали его из передряг, приходили на помощь. Девушки-проводницы из «500-весёлого» поезда подобрали его и ещё троих пацанов, сбежавших из детдома от голодухи и мордобоя. Накормили, пустили переночевать. Бывшие сослуживцы отца подкармливали одинокого мальчишку, посылая ему продукты. Старшая сестра устроила его на работу. Учителя помогли ему окончить среднюю школу в Ульяновске с серебряной медалью, что давало право поступить в университет без экзаменов. «Если бы не эти люди, я бы вырос волчонком», — десятилетия спустя скажет Игорь Петрович о тех, кого ему повезло встретить на жизненном пути. Эти слова – его приговор суровому времени, нередко жестокому. Но и в нём люди оставались людьми. Такой настрой Золотусского сильно отличает его от либералов «Мемориала».
«Все мы родом из детства», — сказал Сент-Экзюпери. Помните поверье о том, что всё человечество знает друг друга через шесть рукопожатий? Так вот Игорь Петрович знаком с ним через два рукопожатия: Юрий Павлович Черненко, его школьный учитель в Ульяновске, лётчик-фронтовик, лично знал знаменитого француза.
Член Общественного совета газеты «Слово» Игорь Золотусский закончил ту же самую школу, что и Ленин с Керенским. Лет 15 назад педагогический совет этой школы учредил премию имени Золотусского и вручал её лучшим ученикам за успехи в литературе. Однажды премию довелось вручить самому писателю.
Примечательно, что и со Сталиным писатель знаком через два рукопожатия. Его отца, Петра Золотусского, легального резидента нашей разведки в Лондоне, принимал в кремлёвском кабинете сам Сталин, который сказал ему: «В Лондоне послом у нас сидит Розенгольц, он троцкист. Мы ему не доверяем, мы доверяем вам это важное дело». Что сделал отец? Он вывез из Британии все компрометирующие СССР документы на … английском эсминце (!). Речь шла о деятельности нашей торговой компании «Аркос». Как он умудрился это сделать, качал головой Игорь Петрович, остаётся только гадать.
Все эти невероятные приключения Игорь Петрович описал потом в своих книгах. А его фильмы на канале «Культура» с их мудрой интонацией доверительности, глубокого уважения и любви повествуют о писателях из первого ряда русской литературы, которых Игорю Петровичу довелось знать лично.
Истинно русский интеллигент, он и сегодня работает много и упорно – как писатель и исследователь, как лектор и сценарист. Выходят его книги, фильмы, проходят его встречи со зрителями и читателями.
Сделанное Игорем Петровичем Золотусским за семь десятилетий творческой деятельности и сегодня привлекает к нему соотечественников, а также ценителей русской литературы за рубежом.
Завидная доля и завидное творческое долголетие! Поздравляем! Так держать!
 
Накануне знаменательной даты наш постоянный автор, член Общественного совета «Слова» Игорь Петрович Золотусский дал интервью нашей газете.
— Игорь Петрович, что происходит сегодня в русской литературе? Что Вам в ней нравится? Что удручает? Наиболее заметные работы, на Ваш взгляд? Наиболее скандальные? За что сегодня дают больше всего премий?
— Чтобы полноценно ответить на ваш вопрос, нужно много читать. В частности, то, что выходит из-под типографского станка.
Я читаю только классику. Чтобы ума набраться, как говорят, и сердце согреть. Сейчас перечитываю Лескова, его роман «Соборяне». Сколько там красивых русских людей! Где они сейчас в нынешних книгах? Если б они появились, мы бы бросились на них, как на свет.
Наиболее заметные и порадовавшие меня работы Игоря Малышева, автора прекрасной повести «Маяк» и романа о Несторе Махно «Номах».
Не скандальной, а просто ложной я бы назвал книгу Архангельского «Русофил». Она о Жорже Нива, которого я хорошо знал, с которым мы вместе участвовали в Женевских встречах. Ложь в том, что Нива не русофил. Слово это предполагает любовь к России. Но в глазах этого умного человека одно любопытство к России и наблюдательность.
Что касается премий, то, на мой взгляд, их дают продвинутым издателями авторам.
— Насколько наше образование (школьное, вузовское), которое, по словам недавнего помощника президента А. Фурсенко, должно готовить «квалифицированного потребителя», отвечает потребности в усвоении русской классики как основы национального и гражданского воспитания в России? Осознают ли такую потребность те, кто ныне составляют образовательные программы для школ и вузов? Ваше отношение к дистанционному обучению? Как, по Вашему мнению, оно скажется на качестве образования, которое и так подвергается удару в виде ЕГЭ?
— Образование наше не без помощи таких «реформаторов», как Фурсенко, опустилось до нулевой отметки.
К счастью, я учился в советское время, и нас не обкарнывали ни в смысле знаний, но и в духовном смысле.
Классика трудами таких апологетов западного взгляда на литературу — это всё равно, что отлучить молодёжь пить из чистого источника.
Авторы образовательных программ, на мой взгляд, в первую очередь, сами неграмотные. Что же они могут предложить новому поколению?
Дистанционное обучение — это фикция, обман. Для обучения нужно видеть живого единомышленника, согласного или несогласного с тобой, и чувствовать характер собеседника, понимая, что он понимает тебя.
— Читателям известны Ваши книги, Вы лучший знаток Гоголя в России. Ещё большее число людей знакомы с Вашими телевизионными фильмами, идущими на канале «Культура», о многих выдающихся деятелях нашей словесности и культуры – Гоголе, Тургеневе, Достоевском, Лермонтове, а также о Солженицыне, Астафьеве, Симонове и других. Вы продолжаете работать в сложном и весьма требовательном биографическом жанре. Многих из Ваших героев Вы знали, другие привлекли масштабом личности и дарования. Каковы критерии вашего отбора?
— Критерий один – любовь к избранному герою. А если речь идёт о таких персонажах, как Константин Симонов, то нужно сочувствие и понимание того времени, в котором они жили.
— Знаю, что в своё время Вы очень сблизились с таким замечательным человеком, как выдающийся реставратор и искусствовед Савва Васильевич Ямщиков, которому недавно, к 80-летию со дня рождения, поставили в Пскове памятник. Чем он памятен Вам? В чём притягательность этой удивительной личности в нашей культуре?
— Савва для меня больше, чем кто-нибудь из моих последних знакомых. Он был не один. Оказывается, и в старости ты можешь учиться у значительных людей. Но Савва – это эпоха и конец эпохи, когда мы вместе могли ещё на что-то влиять. Я даже написал по этому поводу стих:
В Тригорском Савву хоронили
И горько плакали о нём.
Но не о нём лишь слёзы лили,
О веке канувшем своём.
Савва, как один из русских богатырей в картине Васнецова, встал на защиту русской культуры и стоял до конца, не пропустив ни одного новейшего ордынца. Так что памятник он заслужил.
— Россия, да и весь мир, ныне проходят через сложное психологическое испытание в виде Ковид-19. Нет ли у Вас ощущения, что параллельно с этим цивилизация подходит к некоей развилке, за которой начинается новый этап развития человечества и появляется новый человек? Мы — свидетели цивилизационного перелома, в ходе которого отбрасываются прежние идеологические догмы, стереотипы, установки и разделения. Всё чаще и всё серьёзнее говорят о том, что мир исподволь неуклонно скатывается к войне как к привычному способу разрешения нависающих кризисов и проблем. Постмодерн замещается чем-то новым. Ваше мнение?
— Ковид-19 я переживаю как все. Думаю, что это — не только урок человечеству, переставшему жалеть людей и землю, но и наказание Божие. Но Бог милостив. Только мы должны помочь ему. Он тоже нуждается в нашей помощи.
Не знаю, к войне ли скатывается мир, но к тотальному мору точно.
Конечно, жизнь возьмёт своё, конечно, она будет другой. То, что нас сейчас разъединяет, нас и соединит. А цивилизация (выдуманное слово) должна уступить культуре.
— Игорь Петрович, наверняка есть вопросы, которые я Вам не задал. Что бы Вы хотели сказать нашим читателям? Чем ободрить молодых, утешить старых? Как не перестать восхищаться «белым чудом жизни»?
— Я бы хотел сказать читателям «Слова», чтобы они не отчаивались, не падали духом. Ведь коронавирус — подарок дьявола. Дьявол — лжец и клеветник. Надо чаще плевать через левое плечо, чтобы он убрался в своё пристанище — в ад.
Я иногда встречаю молодых людей и верю, что они никогда не станут слугами дьявола. Эти люди — гораздо большая надежда, чем любая вакцина.
 
Беседовал
Виктор ЛИННИК.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: