slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Есть терем на опушке

В неведомые дали чухломской земли на поиски сказочного терема мы отправились из Шарьи осенним днём. В Чухломском районе бывать ещё не доводилось. Что знаем о том уголке Костромской области? Чухломское озеро, сапропель (донный ил), а теперь ещё и всё чаще звучащее название Асташево или Осташево, как значится на картах, но будем использовать «акающий» вариант.
Древности Чухломы
На берегу Чухломского озера находится один из древнейших городов Костромской области, в летописях он впервые был упомянут в 1381 году. Сейчас в нём насчитывается пять тысяч жителей. Деревянные дома, оконные переплеты удивляют, но всё это оказывается мелочами перед главным сокровищем города — Успенским храмом. Он никогда не закрывался и сохранил многие святыни. Оттого храм находится под особой охраной — от корыстных любителей старины, и фотографировать внутри него строго запрещено. Зато настоятель храма отец Александр подробно рассказывает о приделах церкви Успения, о его святынях и чудесах, которые были явлены здесь уже в двадцать первом веке.

Центральная площадь готовится к преображению — разбиты клумбы, установлены скамейки и выкладываются плиткой дорожки. В маленьком местном музее поведали историю Чухломы в фотографиях. За века своего существования город не раз преображался. А каким город был в старину, до пожара 1913 года, когда выгорел почти целиком — деревянный, купеческий, торговый, уже никогда не узнаем. Взамен были выстроены местными купцами каменные дома, в которых находятся главные учреждения города.
Большинство домов в Чухломе — деревянные, и старинные и новые украшены резьбой, кружевными наличниками. Наверное, современный город не особенно и отличается от себя века девятнадцатого, разве что приметы времени — круглые тарелки и реклама, но они не особенно и бросаются в глаза. День выходной, и улицы пустынны. Кажется, сейчас из-за поворота выкатится пролетка земского доктора, колёса весело застучат по булыжной мостовой. Но нет, на дорогах асфальт, хотя прежняя мостовая и проступает кое-где из-под него по весне. Откуда же в уездном городке появились мощеные камнем дороги? Оказывается, с каждой телеги и проезжего вместо дорожной пошлины взимались булыжники. Чухлома была городом торговым, на ярмарку на бывшей Торговой площади съезжались со всех сторон — ближних Галича и Кологрива, дальних — Архангельска и Вологды.
На краснокирпичной стене дома купца Климова, где теперь находятся Дом культуры и музей, — памятная доска в честь всенародно любимого актёра Михаила Пуговкина. Неожиданно, но это факт. Будущий актёр родился в деревне Рамешки Чухломского района, откуда его семья перебралась в Москву. Но это не единственная известная фамилия, связанная с Чухломским краем. Рядом с Чухломой находилось фамильная усадьба Лермонтовых, родственников отца русского поэта.
На берегу озера возвышаются остатки земляных валов крепости, тоже сгинувшей в большом пожаре в восемнадцатом веке. Ныне тут находится городской парк, откуда со смотровой площадки можно обозревать спокойную гладь неглубокого озера. Кстати, в нем водится удивительная рыба — золотой карась. Рыболовство — это то, чем издревле знаменита Чухлома.
Живописные улочки скатываются к озеру, а обратно подняться по ним уже не так легко. Но можно передохнуть и остановиться. Завидев приезжих, местные жители выходят из домов, чтобы поздороваться и полюбопытствовать, откуда те и подсказать, разумеется, куда просто необходимо заглянуть. Город сохранил своеобразный колорит — умиротворенность уездного городка, в котором никто никуда не спешит.
Синие купола
Просторы озера терялись в синеве, но на противоположном берегу отчетливо вырисовывался силуэт Свято-Покровского Авраамиево-Городецкого монастыря в Ножкино. Он стоит на высокой горе, белостенный, с голубыми куполами и усыпанный у подножия осенним золотом. Поднимаешься к собору по склону от колокольни над вратами. Храм — уменьшенная копия московского храма Христа Спасителя. От огромных голубых куполов, кажется, что и в ненастный день светлеет небо.
Настоятель отец Михаил проводит по монастырским храмам, рассказывает историю монастыря, о его возрождении, позволяет прикоснуться к святыням — чудотворной иконе Божией Матери «Умиление», мощам преподобного основателя монастыря Авраамия Чухломского. Под ногами шуршит опавшая листва, по золочёной ею крутой лестнице спускаемся к святому источнику, снова поднимаемся на гору, где дозором над чухломской землей стоит монастырь. А вокруг него, почти в каждом более или менее крупном населенном пункте — каменная церковь, а то и не одна. Это особенно удивляет шарьинцев, привыкших к рубленым деревянным храмам в родном городе.
Сказочные мотивы
От старинного городка Чухлома путь наш лежал в лесные чащобы. Там на неведомых дорожках... Казалось, где-то тут рядом гнездовье Соловья-Разбойника. Из-за его залихватского присвиста вывернуты с корнем и повалены вдоль обочин деревья. Но нет, не из-за сильного ветра, что поднимается от свиста Соловья-Разбойника. Чем дальше по ухабистой дороге, сдобренной рыжими песчаными лужами, тем глуше выглядел лес. А уж пасмурное небо вскоре обещало завершить день досрочно.
На время лес отступил, за полями на двух высоких берегах, соединенных деревянным мостом, раскинулось село Введенское. Нежно голубели на сумрачном фоне два храма — Введенский и Дмитрия Солунского, каменная богодельня. Храмы на расстоянии сотен метров друг от друга. И снова деревня, вернее, опустевшее село Ильинское — у дороге еще один храм, разрушенный. Видны следы недавнего пожара. Рядом самодельный указатель «Асташево». Удивляешься, когда встречаешь в этой глухомани людей.
Но шарьинских путешественников на лесной дороге уже поджидала съемочная группа канала НТВ, сооружая приманку из красноголовиков с огромными шляпками. Как тут не остановиться и подвезти? Тем более что из терема в Асташево, куда мы направлялись, уже предупредили — прихватить телевизионщиков по дороге.
«Спящий красавец»
Значит, сказочный терем близко. И верно, стоит он на опушке рукотворной, потому с тех пор, как жители покинули эти места, за десятилетия все кругом заросло густым дремучим лесом. Прежде чем освободить спящий терем-красавец, пришлось выкорчевать деревья. Вот тогда за дело взялись ученые-реставраторы и пробудили терем ото сна. На время терем покинул чухломские леса, чтобы обновленным вернуться на родину. Предлагали Андрею Павличенкову, инициатору и спонсору возрождения терема, перевезти его в Москву, в другие знакомые туристам места, везде бы он стал украшением.
Экскурсовод, местный житель, рассказывает и показывает фотографии, как ученые-реставраторы терем разбирали по бревнышку. Отвезти в научный реставрационный центр города Кириллов Вологодской области и привезти обратно было непросто — из-за непроезжей чухломской дороги. Полные воды колеи, в которых застревали и лесовозы. Не зря в этих местах любители экстрима проводили трофи-заезды под говорящим названием «Полная Чухлома».
Дело ученых рук
Кажется, уже видела терем в Асташево по телевизору и на фотографиях, но все же дух захватывает. Взгляд устремляется вверх — на башенку, на витражные окна веранды. С трудом подбираешь слова, чтобы описать его. Терем словно игрушечка. Так и хочется поместить на ладони, но это 600 кв.м и семнадцать комнат! А за ним — с фасадной стороны не видно — ещё и дом управляющего с хозяйственными помещениями. Но дом управляющего — это реконструкция. Сам же терем сохранился, ученые лишь помогают ему стать таким, какой он был сто лет назад: от цвета наличников до технологий, которые использовались при его возведении. С помощью компьютерных технологий восстановили первоначальный цвет терема. Многие элементы настоящие, свидетельствуют об этом специальные бирочки, а ещё резные отметки — уже советских времен. С конца девятнадцатого века многие деревянные детали дошли до наших дней в хорошем состоянии — благодаря тому, что железная крыша сохранила от дождей.
Во имя любви
Чьи же умелые руки и для кого возвели этот терем? Строитель «сказочного терема» Мартьян Сазоньевич Сазонов был крестьянином. Гид произносит — «крестианином», отчего слово становится еще больше похоже на «христианином», от которого и произошло. По прекрасному литературному языку, кажется, приезжий. Приезжий в Асташево, соглашается, потому что живет в селе Введенское. В Чухломе произношение и без того особенное — акающее. Особенность местного диалекта. Но почему говор-то петербургский? Это заметно уже по тому, как он выговаривает окончания слов.
Нет, просто тут так говорят. Крестьяне Чухломского, Галичского уезда были отходниками, как и Мартьян, строитель терема. Если внимательно рассмотреть старинные фотографии, большинство запечатленных на них женщины и дети. Не удивительно, что месяцами живущие вдали мужчины возвращались с заработков, принося с собой манеру говорить по-столичному. Она сохранилась до сих пор. Мастера ценились в столице. Семьи их жили в достатке.
Мартьян Сазонтьевич был столяром-краснодеревщиком. Когда в возрасте 52 лет от сыпного тифа умерла его первая жена, Мартьян женился на 21-летней Елизавете Добровольской, дочери дьячка церкви Ильи Пророка из соседнего села Ильинское. Елизавета была на тридцать лет младше супруга. Теремок строился как подарок молодой жене.
Разумеется, строил он этот дом не один. О том, что выстроен был деревянный дом на славу, свидетельствует и то, что он простоял больше ста лет — и большую часть из них находился в полном запустении, без ухода. Достоверной информации, что размещалось или кто жил в теремке с 1917 года по 1945 год, нет. Известно лишь, что после 1945 года в доме Сазонова разместили: правление колхоза, администрацию Ильинского сельского совета, избу-читальню, медицинский пункт и Ильинское почтовое отделение. В 1974—1975 годах все организации выехали из дома. Он остался бесхозным, а деревня Асташево опустела и постепенно заросла лесом. И сейчас, если подняться на башенку, где, как говорят, Мартьян любил пить чай, на многие километры кругом расстилаются непроходимые леса.
Царские дары старины
Оказывается, терем — не выдумка Мартьяна, он выстроен по чертежам известного архитектора Ивана Ропета (пусть вас не смущает иностранная на вид фамилия — это анаграмма его настоящей фамилии «Петров»), который разрабатывал проекты на основе национальных традиций. Проект дома-теремка был опубликован в журнале «Мотивы русской архитектуры 1874—1880 гг.». Больше того, предназначался чертеж для царского охотничьего домика, но был отклонен заказчиком. Такая вот родословная у чухломского терема, воздвигнутого во имя любви.
Ради чего восстанавливается? Ради красоты. Так отвечает на расспросы инициатор возрождения Асташево московский предприниматель Андрей Павличенко. Сюда же перевезена и реставрируется деревянная церковь из деревни Бариново. Терем же в этих местах не один, дальше по бездорожью, в опустевшей деревне Погорелово стоит терем крестьянина-отходника И.И. Поляшова.
Скоро в тереме будет открыт музей старины и расположится уникальная гостиница. Рядом будут построены ещё домики попроще — бюджетный вариант для заезжих туристов, которые ценят уединение. Но и сейчас, узнавая о тереме по телевидению и из Интернета, сюда стали приезжать люди. В праздник, День терема, в первое воскресенье августа больше тысячи гостей приехали в глушь из разных регионов.
* * *
Уезжали уже в сумерках. В окнах терема горел свет — впереди ещё много трудов по внутренней отделке. А кто работает? Увы, не местные. Жители Чухломы предпочитают, как и век назад, жить отходниками — ездить на заработки в большие города.
Но и Чухломской край оказывается не прост, он чарует с первого взгляда, западает в душу — и паломнику по святым местам, и просто любопытствующему туристу. Каждый хочет ещё раз вернуться в эти места.

Ирина ИВКОВА.
Костромская обл., г. Шарья.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: