slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Дань речи и дар Пушкину

6 июня Пушкину исполняется 218 лет; всего два столетия назад он был кучерявым, голубоглазым мальчиком, приезжавшим на лето к бабушке в Захарово под Москвой, где сейчас у реки, возле его любимой скамейки ему именно в этом предотроческом возрасте воздвигнут памятник, а весь мир в день его рожденья отмечает праздник Русского языка, и день сей объявлен Пушкинским. По глобальности празднования он сравним с прохождением по планете Бессмертного полка.
Русский язык продолжает стремительно пополняться заимствованной лексикой, а между тем «Поэтические воззрения славян на природу», написанные выдающимся литературоведом, лингвистом, фольклористом Александром Николаевичем Афанасьевым в 1864—1869 гг., — это огромный ресурс забытых или полузабытых слов или же лексем из словарного обихода предков. Они гораздо более полноправно, чем англицизмы, могут пополнить и обогатить современный язык. Заглянем в краткий словарик хорошо забытых слов, которые могут стать либо новыми, либо расширить круг синонимов уже находящихся в обиходе слов. Но приведём этот словарик в качестве игрового теста: сначала пронумерованные слова, а ниже согласно номеру их значения – таким образом, у каждого будет время проверить себя, знает ли он их:

1. Барышдень / 2. Безлетье, неслетье / 3. Бесиво / 4. Бредень / 5. Вилавый / 6. Виловатый / 7. Вилюга / 8. Глядея / 9. Зеленица / 10. Зыбун / 11. Калинник / 12. Колтун / 13. Кореньщица / 14. Кудесниться / 15. Ледея / 16. Малинуха / 17. Марить / 18. Мизгирь / 19. Младень / 20. Мумлати / 21. Огники / 22. Огнище / 23. Окрута / 24. Пал / 25. Портеж / 26. Репорез / 27. Сивер / 28. Шишига, убожье / 29. Шишеть / 30. Хорутания.
Значение: 1 – день св. Бориса и Глеба, 2 мая / 2 – неурожай, невзгода / 3 – любое дурманящее зелье; соответственно, героин и т.п. / 4 – рыбацкая сеть / 5 – хитрый, лукавый (теперь понятен детский лепет про «чучу завиленную»!)/ 6 – извилистый/ 7 – кривизна/ 8 – бессоница / 9 – гомеопатка/ 10 – болотная, плохо устоявшаяся почва / 11– день св. Калиника, 29 июля / 12 – спутанная грива лошади / 13 – знахарка, специалистка по сбору кореньев / 14 – маскироваться / 15 – лихорадка, озноб / 16 – сбор малины / 17 – когда солнце припекает землю, начинает марить / 18 – паук / 19 – младенец / 20 – шептать, отсюда мумлавец; ср. мямлить / 21 – красная сыпь по телу / 22 – огонь, разведённый на земле; место, выжженное в лесу / 23 – одежда / 24 – место, где было огнище / 25 — отрава/ 26 – сбор репы / 27 – холод / 28 – домовой / 29 – копаться, возиться / 30 – Каринтия.
И ещё несколько ценных слов из «Мифов древних славян» того же автора: 1.зорить, 2. зорный, 3. обзариться, 4. листодер, 5. куроцап, 6. лепетайло и 7. живулечка.
Их смысл: 1. присматриваться, целиться, 2. тот, у кого хорошее зрение; зоркий, 3. промахнуться из ружья, 4. осенний ветер, 5. ястреб, 6. язык, 7. дитя.
Проведите забавы ради этот игровой тест со своим ближним, особенно с вашим чадом-чудом. Даже если в нём встречаются диалектизмы, то они, как коренные лексемы России, имеют больше права на интеграцию, точнее, реинтеграцию в cовременном русском языке, чем иноязычные заимствования. Тем более что иногда заимствования эти принимают карикатурную форму, например, уже прижившееся иностранное слово «приоритет» в аранжировке авиакомпании S7, предлагающей программу по набору авиамилей, звучит как «прайорити». С обрусевшего слова сняли сарафан и надели на него импортные джинсы, скроенные по правилам фонетики, принятым в английском языке. Некоторые же новодельные лексемы звучат как осцентные, прошу прощения, матерные: «мерчандайзер».
Показательно, что некоторые русские слова сейчас стали названиями западных и даже мировых брендов. В главе «Нечистая сила» «Поэтических воззрений славян на природу» упоминается «…Невея = испорченное старинное нава – смерть или навье — мертвец…». Nivea (ООО Байерсдорф) – это название отбеливающего крема для лица и целой линии косметической продукции. В.В. Похлёбкин — Пушкин и ас кулинарии, — чтобы установить авторское право России на слово «водка», на которое претендовали поляки со своей «Зубровкой», должен был написать книгу «История водки».
Заслуживают также внимания пословицы, загадки, приведённые в «Поэтических воззрениях славян на природу»: «Беды вереницами ходят», «На своём пепелище и петух храбриться»; загадки: 1. Мать толста, дочь красна, сын храбёр – под облака ушёл. 2. Шёл я мимо видел диво: висит котел о девяносто ведёр. 3. Над двором-двором стоит чаша с молоком.
Отгадки: 1. Печь-огонь-дым. 2. Луна, полнолуние. 3. Млечный путь.
* * *
Александра Пушкина связывает с Александром Афанасьевым и фольклор, который немыслим без сказок. Для А.Н. Афанасьева они совершенно научны. Он прибегает к ним, как математик к цифрам в вычислениях и доказательствах теорем. Например, сказка о семи Семионах, приведенная в главе ХХI «Великаны и карлики», имеет немецкую и итальянскую редакции, но в ней присутствуют детали из арсенала сказок Арины Родионовны: «Вор Семион успел заманить царевну на свой корабль, и когда она любовалась разными драгоценностями – судно поплыло назад. Заприметив обман, она обёртывается белой лебедью (чем заявляет своё тождество с лебедиными девами, нимфами весенних дождевых вод); но стрелок подшибает ей крыло» и т.д. Здесь мы узнаём происхождение Царевны-Лебедь — она не плод фантазии поэта, а существующая испокон лебединая дева, весенняя нимфа из мифов. В выстреле с попаданием в крыло узнаваема аналогия с выстрелом князя Гвидона из лука: «Ты не коршуна убил, / Чародея подстрелил». В итальянской редакции сказки о семи не богатырях, а Симеонах, когда братья выкрали у великана свою сестру-царевну, то великан пускается за их кораблём в погоню «в виде чёрного облака, но стрелок натягивает лук и меткими стрелами выбивает ему глаза»...
А.Н. Афанасьев в главе «Облачные скалы и Перунов цвет» даёт краткое изложение сказки, не указывая её названия, «Солнце, Луна и Талия» из собрания «Сказка сказок» неаполитанского писателя Джамбатиста Базиле (1566—1632); и это первичный согласно хронологии письменных памятников вариант «Спящей красавицы». Собрание состоит из пятидесяти сказок, за что позднее литературоведами было названо «Пентамероном», закольцованных в один сюжет. Это как бы одна сказка, внутри которой ещё полсотни таких же, – композиция её выстроена по принципу матрёшки. И многие сказки из них нам знакомы благодаря Шарлю Перро, братьям Гримм и даже по голливудской кинокартине «Страшные сказки» 2015 г. режиссёра Маттео Гарроне. Парадокс в том, что лишь в 2016-м библиотека Всемирной классики на русском языке пополнилась переводом «Сказки сказок» Базиле впервые со времён её издания в 1634 г. Сделан он П. Епифановым и опубликован, хотя в данном контексте более уместно сказать обнародован, издательством Ивана Лимбаха, СПб. Афанасьев цитирует «Пентамерон» в «Поэтических воззрениях», писавшихся в период 1865—1869 гг., т.е. опережая час, пробивший для эпохального появления шедевра в русском мире, на 140 лет. Для вечности – это, правда, пять минут, если, конечно, в вечности существует время. В сказке «Перуонто» мы узнаём элементы из сказки «По щучьему веленью» (там «Ступайте сани (с дровами) в избу сами», тут – «Хорошо, кабы эта вязанка хвороста отвезла меня, точно конь»), распознаём рассмеявшуюся царевну Несмеяну, видим скатерть-самобранку, да и сам Перуонто – не кто иной, как наш Иван-дурак, а далее смотрите сами: «…советники постановили посадить её (царевну), злодея (соблазнителя) и (их) детей в бочку и бросить в море, дабы не марать руки кровью…»; царевна просит Перуоното: «Милый друг, преврати ты это судно в прекрасный дворец», и он выполняет её просьбу. Да, да, вы совершенно правы! Это ж: «Прочитали вслух указ, / И царицу в тот же час / В бочку с сыном посадили, /Засмолили, покатили / И пустили в Окиян»; «И дивясь, перед собой / Видит город он большой…», конечно же, в городе есть дворец, где и поселяется князь Гвидон с матушкой. Заканчивается же сказка о Перуонто таким же весёлым многодневным праздником, явно не без пира, как и «Сказка о царе Салтане», только без всякой бабы Бабарихи. Похоже, что завистливые сёстры и собратья встречаются в основном в русском варианте. По канве «Перуонто» написана также пьеса Г. Ибсена «Пер Гюнт» в 1867 г. – период написания «Поэтических воззрений славян на природу».
В собрании Джамбатисты Базиле встречается пословица, рассмотренная Афанасьевым в главе «Облачные жены и девы»: non è più il tempo che Berta filava. — Прошли те времена, когда пряла Берта. Идеальным комментарием к ней в русском переводе была бы выдержка из данной главы «Облачные жены», в которой после сведений о «дружественной, благодатной, кроткой» богине Голде, известной в Гарце, Афанасьев сообщает «другое прозвание, даваемое ей, Berchta /…/ В последний день года Берта, являясь в дома, рвёт недоконченную пряжу; /…/ Итальянцы и французы давность золотого века обозначают выражением, что это было в те времена, когда пряла Берта. /…/ она носит белую одежду; у ней длинные волосы и большая нога, которою она управляет колесом прялки». И далее уже в главе «Ведуны, ведьмы, упыри и оборотни» дополняет нордическую характеристику неумолимой сажательницы на лопату: «Тождество Бабы-яги с Бертою и Гольдою подтверждается ещё и тем, что все они равно представляются пряхами». Следовательно, все характеристики этих двух богинь, применимы и к Бабе-яге: «Светлая богиня рая, кроткая владычица эльфов (блаженных душ)»…, правда, она должна выполнять обязанности Смерти, это превращает её образ в знакомый нам. «Избушка там на курьих ножках/ Стоит без окон, без дверей». У Афанасьева мы узнаём, что курьи ножки – это своего рода фульгуриты от ударов молний.
В издании И. Лимбаха пословица о Берте переведена дословно с комментарием внизу страницы. По-русски эквивалента ей нет, но есть аналоги по смыслу, и нужно сложить два в одном, чтоб получить третье: при царе Горохе, когда волки были сыты и овцы целы. Горох, сообщает А.Н. Афанасьев, был атрибутом бога-громовника, т.е. Перуна, Перкуна, Тора, т.е. при нём-то и было золотое время, когда сильные и слабые питались плодами, приносимыми природой, и всем хватало места под солнцем.
Появление «Сказки сказок» Джамбатисты Базиле на русском языке — это огромное эпохальное событие в литературе нашей страны, обогатившейся новым великим классическим произведением, возраст которого четыреста лет. Эта книга – и есть настоящий подарок А.С. Пушкину к его 208-летию. Разумеется, ни Шарль Перро, ни братья Гримм, ни менее известный сказочник ХV–ХVI века Джан Франческо Страпаролa, ни Генрих Ибсен, а тем более ни русский народ в лице няни Арины Родионовны, ни Пушкин не занимались плагиатом «Сказки сказок». Просто сюжеты эти первородны, цикличны, вездесущи, а идеи носятся в воздухе. Кому-то они падают на голову яблоком, кому-то прилетают птицей Феникс, возрождающейся из пепла. Идея Бессмертного полка, смертью поправшего смерть, укрепляющего память о павших, правду о той войне, пробуждающая боевой дух, но с ним и дух войны, тоже давно, почти четверть века назад, витала в пространстве:
Мне снится по ночам война,
Как мы на нечисть наступали.
Победа не была еще видна,
Но веси мы за городами брали.
Мне снится по ночам: собой
Я землю от набегов укрываю
И с диким счастьем на священный бой
Орду погибших поднимаю.
И мы идём. На шлемах луч горит.
Земля гудит под нашими шагами.
Победоносец впереди летит,
Смятенье сея меж врагами.
Мне снится по ночам война,
Как мы на нечисть наступаем.
Победа, словно истина, одна.
И истиной мы побеждаем.
 
Маргарита СОСНИЦКАЯ

28.09.1994
Под знамёнами Полка воинов мира, не знающего смерти, шествует и Русская речь. 6 июня – её Всемирный день. День Пушкинский.
Статья подготовлена и опубликована с использованием средств Фонда содействия развитию гражданского общества и политической системы государства «Народ и политика».

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: