[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Как Россия и Запад шли к решению 22 февраля

Интервью главного редактора

На фото: Виктор Линник

— Виктор Алексеевич, как сообщают мировые СМИ, украинские олигархи покидают Киев, а Европа пребывает в ожидании войны.  Что происходит, мы войны ждём как дня рождения, все знают дату и гости уже приглашены? Нет ощущение сюрреализма, происходящего?

— Вы правы. Истерия доведена до высшей точки, когда отказывают всякие когнитивные способности. Почитав и посмотрев некоторые СМИ, понимаешь, что разум оставляет некоторых людей. Вместе с тем, думается, что Запад не хочет войны с Россией. Несмотря на то, что они уже много раз объявляли дату нашего «вторжения» на Украину, начала боевых действий в любом формате они очень не хотят. У них нет чёткого, единого плана, с которым согласны абсолютно все в НАТО и который они безоговорочно готовы выполнять. Это видно из тех сумбурных телодвижений, которые происходят в последние дни. Мы видим, как один за другим в Россию летят высокопоставленные представители натовских государств о чём-то разговаривать. Причём порой, как совершенно справедливо заметил наш министр иностранных де Сергей Лавров, диалог напоминает разговор немого с глухим. То, что нам продемонстрировала во время своего визита в Москву министр иностранных дел Великобритании, выходит за пределы всяческого понимания. Создаётся впечатление, что человек не отдаёт отчёта, с какой страной и о чём следует выстраивать диалог. Трудно вообразить, что целью её визита было не прояснение позиций, а фотосессия на Красной площади. Президент США Буш отличался тем, что плохо знал географию, путал страны и города, а его «бушизмы» расходились мемами по всему миру. Но англосаксы до последнего времени этим не «славились». Почему министр иностранных дел Лиз Трасс и стала своего рода знаменитостью, отнеся Ростов и Воронеж к территории Украины. О чём можно говорить с людьми, не имеющими малейшей подготовки для решения серьёзных вопросов? 

Перед англичанами в Москву приезжал президент Франции Макрон. Беседы с глазу на глаз и по телефону говорили о том, что Россия устами своего президента Владимира Путина ставила вопрос перед Западом остро и недвусмысленно: экспансию НАТО на восток необходимо остановить. Дальше продвигаться некуда, дальше Россия.

Извольте отвечать на наши озабоченности своей безопасностью. Далее мы не намерены терпеть то, что вы делали на протяжении последних тридцати лет. Шутки и гримасы кончились. Мы ждём чёткого анализа, где вы находитесь, ждём ответов по существу.

— Президент США Джо Байден в телефонном разговоре с российским коллегой Владимиром Путиным предложил собеседнику сделать выбор между продолжением «содержательного диалога» с Западом и конфронтацией, которая, как минимум, обернётся санкциями против РФ и усилением НАТО в Европе.

Что в данном случае понимается под «содержательным диалогом» с Западом — путь, который в своё время избрал Горбачёв или нечто иное?

— Трудно сказать, какой именно смысл вкладывает Байден в словосочетание «содержательный диалог». Но судя по происходящим событиям и заявлениям официальных лиц Запада могу предположить, что они намеревались ещё долго кататься туда-сюда, посылать к нам своих ответственных работников различного ранга с одной целью — заболтать ту остроту конфликта, которой существует на данный момент. Они намерены топить проблему в бессмысленных разговорах ни о чём. Пока что ничего существенного коллективный Запад в своих визитах к нам не предлагает. Они понимают, что ничего «горбачёвского» в нынешней внешней политике России не осталось. При этом надо отметить, что в российскому политическому истеблишменту не удалось полностью избавиться от лиц, ратующих за то, чтобы наша страна продолжила проявлять ту мягкотелость и сговорчивость, которой наша страна «прославилась» в период правления Горбачёва. Не думаю, что сегодня реально ожидать такой сговорчивости.

— Нет ли ощущения, что Запад для чего-то тянет время со всеми этими пустыми переговорами, что напоминает о 1939 годе, когда они присылали к нам ничего не значащие делегации, а сами толкали Гитлера на восток против СССР?

— Лично у меня ощущение от нынешнего так называемого «диалога» Москвы и Запада, следующее. По-моему, их цель – нанести удар по высшему руководству России, а персонально по нашему президенту. Вы справедливо привели аналогию с июлем – августом 1939 года, когда к нам приезжала западные делегации, и все эти переговоры ничем конкретным не заканчивались. Последующий ход событий показал, что они просто тянули время, чтобы столкнуть нацистскую Германию с Советским Союзом, что им в конечном счёте удалось и чему они были несказанно рады, рассматривая это как собственный успех и как дипломатическое поражение СССР. Сейчас тоже есть ощущение похожего момента. Запад старается как можно дольше продлить нервозность, неопределённость и истеричность диалога с Москвой. Заголовки в газетах, суровые приговоры экспертов на теле и интернет-каналах о скоплениях российских войск, угрожающих не только Украине, но всему «свободному миру»… Цель у этого нагнетания одна —
насаждать управляемый хаос и страх, под покровом которых можно активно и успешно решать свои внутренние задачи и продвигать по миру свои внешнеполитические интересы. Поэтому есть этот момент, который вы точно обозначили, — они тянут время в надежде, что мы где-то сорвёмся, у нас что-то рухнет, начнутся какие-то серьёзные неурядицы, и Запад сможет извлечь преимущества из этой ситуации.

— Песков не исключил вероятность провокаций со стороны Киева или Вашингтона и предупредил, что попытки силового решения кризиса на юго-востоке Украины будут иметь самые серьезные последствия. Судя по сводкам из ЛДНР, подготовка к вторжению ВСУ идёт полным ходом и уже находится на завершающей стадии.

Если всё-таки такая провокация начнётся, что конкретно за этим последует с нашей стороны и чем в итоге всё может закончиться? Ваш прогноз.

— Если с украинской стороны начнётся некое «военное движение», то с нашей стороны ответы должны быть жесткими и убедительными. Уговаривания пора заканчивать. Удар должен быть серьёзным, чтобы заставить всех отрезветь. Логика подсказывает именно такую реакцию.

— В этом случае Запад немедленно обвинит нас в агрессии, о которой он трубит уже несколько месяцев, приучая общественное мнение именно к такому развитию событий. В этой информационной атаке утонет правда, также, как это было в конфликте с Грузией в 2008 году.

— Вы очень к месту вспомнили пример из 2008 года, когда была устроена чудовищная провокация. С Грузией ведь было как? Саакашвили отдал приказ своим военным начать операцию по «зачистке неугодных», а фактически о геноциде целого народа. Сообщения об этом прошли в эфире информационных агентств. Погибли солдаты российского миротворческого батальона с мандатом ООН. Би-Би-Си через три часа передала в эфир уже совершенно новую информацию — на сей раз том, что это, оказывается, Россия напала на Грузию (!) Разбираться в происходящем тогда никто не стал.

— Госдума решила немедленно передать Путину обращение о признании ДНР и ЛНР. Каков Ваш прогноз развития событий?

— Разумеется, мы должны признать самопровозглашённые республики. Об этом я уже говорил в эфире телеканала «Вечерней Москвы» 9 февраля. Понятно, что это будет встречено с странами НАТО без восторгов. Вопли по этому поводу мы уже начинаем слышать, в частности, от генсека НАТО Столтенберга, который фактически отказал нам в гарантиях безопасности. За ним последуют и другие. Но в случае признания появится совершенно другая основа для нашей стратегии, а именно: мы уже сможем интегрироваться с этими республиками на долее тесно основе, тем более, что там сегодня уже миллион полноценных российских граждан с паспортами РФ. По приглашению этих республик мы можем ввести туда войска на законных основаниях и так далее. То есть стратегическая картина будет совершенно иной.

— Но последнее слово в этом деле будет за Путиным. Как Вы считаете, подпишет?

— Я думаю, что президент уже готов пойти на такой шаг, потому что русские и русскоязычные люди, живущие там, давно об этом просят и этого жду. Украине в её нынешнем виде они не нужны — ни с минскими соглашениями, ни без них. Это совершенно очевидный факт, следующий из высказываний самых разных политиков, военных, экспертов, и так далее. Им нужен Донбасс без людей. А мы должны защитить своих граждан и их дома.      

— Канцлер ФРГ Шольц заявил, что в отношении России действует и будет действовать двойная стратегия коллективного Запад, состоящая из устрашения и диалога. Не напоминает ли эта стратегия метод кнута и пряника, подобно дрессировке в цирке: танцует русский мишка на потеху западной публике – вот ему сахар и пряник, не хочет танцевать, дадим ему кнутом вдоль спины?

— Стратегия Запада не нова. Устрашение и диалог в нужном им ключе под нажимом – это старый, проверенный временем вариант их стратегического мышления. В рамках этой стратегии будут продолжаться концентрация войск НАТО у наших границ и бесконечные поездки к нам их дипломатов с целью запугать и выкручивать руки. Но это всё больше смахивает на пустую затею. Наши высокоточные дальнобойные гиперзвуковые ракетные системы достают практически любую цель с нашей территории. А «челноки» к нам пускай ездят, у них командировочные хорошие. Пусть мотаются.

Если же они реально хотят диалога, то пусть хоть в чём-то сдвинутся. Вот конкретный пример. Что сделала Америка с нашей дипломатической собственности в США? Отняла её и не хотят даже разговаривать об этом. Покажите свою готовность к подлинному диалогу. Но этого нет.

— А какую стратегию по отношению к ним проводим мы?

Она у нас вообще есть и в чём она заключается?

Почему мы всё время оправдываемся, почему не наступаем?

Я имею в виду информационно, дипломатически, политически, мягкой силой.

Почему также агрессивно не пытаемся продвигать по миру свои ценности, свою цивилизацию?

— У нас довольно долго было живо горбачёвское соглашательство. Черняев, помощник Горбачёва в своих воспоминаниях пишет: дескать, Тэтчер была так любезна в переговорах с нами и шла на такие уступки (!?) в договорённостях о ракетах средней и меньшей дальности, что нам «просто неудобно» было потребовать письменного подтверждения документах не продвижения НАТО на восток. Бывает ли большая наивность или глупость? Это ошибка, которая хуже преступления.

А вспомните ельцинские времена, когда нашим министром иностранных дел был Козырев, который был готов отдать вообще всё, что у него ни попросят. Когда бывший президенте США Никсон приезжал с визитом в Москву, то во время встречи с Козыревым спросил у него: как он в новых условиях видит интересы своей страны?». И Козырев, министр иностранных дел суверенного государства, отвечал, что Никсон, наверное, мог бы лучше подсказать нам, в чём должны заключаться наши интересы. «Сукин сын!», – писал позднее Никсон по поводу Козырева в своих воспоминаниях. Наверное, история припомнит не много случаев такого позорного поведения. Но в определённое время оно считалось у нас за норму.

— Как пишет американская пресса, Байден называет Путина за глаза «Парнем с ядерными ракетами, но без друзей».

А почему у нас и вправду нет настоящих друзей?

Во всяком случае, судя по голосованиям в ООН, явных, у нас нет. Фронта в нашу поддержку не видно.

— Союзники появляются и существуют у мощной и независимой страны, которая имеет ясный взгляд на свою политику в мире и на своё место в мире. У нас же многое было утрачено в последние годы горбачёвского правления и откровенной сдаче позиций, которую демонстрировал Ельцин. Мы предавали своих друзей и сторонников. Сдали своих немецких друзей в ГДР — вопиющие предательские шаги с нашей стороны! Кто же захочет пойти в друзья к таким людям?! О нас тогда сложилась репутацию людей, которые легко от всего отказываются и легко всех предают. Репутация завоёвывается десятилетиями, а разрушается мгновенно. И восстанавливать её потом приходится очень долго.

— Про США Путин несколько лет назад сказал, что что у них тоже нет друзей, а только вассалы. Но эти вассалы вместе со своим сеньором держатся плотной стаей, выступают единым фронтом, будь то травля наших спортсменов-олимпийцев, или санкции против России.

На чём держится это единство?

— Вашингтон давно создал в своих государствах-союзниках такую элиту, которая по-иному вести себя просто не может. Американцы в этом плане десятилетиями работают очень тщательно. Никто, даже с маломальским антиамериканским душком проникнуть и продвинуться в своей, якобы национальной элите не может. Не говоря уже об элите, заседающей во всяких международных организациях. Помните, Березовский говорил: «Зачем мне покупать Останкино, я лучше куплю руководство, менеджеров, и Останкино будет работать так, как мне нужно».

Вот американцы давно и всюду действуют по этой методе.  Они покупают политическую, экономическую, бизнес-элиту, военную, разведывательную, А дальше они контролируют, чтобы все эти «шарики» и «винтики» работали и крутились, как им надо.

— Путин предлагал единое экономическое, гуманитарное и культурное пространство от Владивостока до Лиссабона, основанное на свободе перемещения людей, товаров и капиталов, свободе культурного и ценностного обмена.

Но нам отказали.

Почему?

Путин ведь европеец. Александр Рар даже книгу про него написал под красноречивым названием: «Немец в Кремле».

А сейчас давят. Чего они от нас хотят после всех своих усилий?

— Они хотят всю жизнь одного. На этот вопрос, на мой взгляд очень точно отвечал ныне покойный генерал Л. Шебаршин. Когда его спросили, что Запад хочет от СССР, от России, он ответил: «Запад хочет, чтобы нас вообще не было». И этим сказано всё. Мы в России всю свою историю, всю жизнь отстаиваем право на существование. А когда в рамках этого отстаивания мы ещё и били в пух и прах самые сильные державы и коалиции держав Запада, начиная от шведов и Наполеона, и кончая походом европейского интернационала, ведомого Гитлером, то это конечно не нравилось и не нравится в крайней степени. Россия, которая взыграла Вторую мировую войну и взяла Берлин, для них была чем-то таким, что они и в самом страшном сне не хотели представить. Поэтому всячески искажают и замалчивают эти исторические факты, изменяют сознание людей и всю архитектуру международных отношений. Длящийся веками конфликт с Западом абсолютно западного происхождения. В основе его лежит постулат, гласящий: России не должно быть в том виде, в котором она есть.

— Тем не менее у нас очень много людей, которые несмотря ни на что, тоскуют по временам Горбачёва и Ельцина, считают, что начатые ими реформы не были доведены до конца. Дескать, вот если бы мы, как Прибалтика, полностью избавились от советского прошлого и комплекса империи, признали величие и избранность Америки, то стали бы нормальной, полноценной провинцией новой Римской империи в лице коллективного Запада, и жили бы себе весело, спокойно, и свободно, как какая-нибудь Венгрия, Румыния, ну и так далее. Что Вы ответите на такую точку зрения?

— Я бы сразу поправил людей, которые так думают и это говорят. Возьмите ту же Прибалтику, которая у нас иногда становится притчей во языцех. Латвия, процветающая республика в составе СССР сегодня опустевшая, деиндустриализованная страна. Люди, в особенности молодёжь, в поисках лучшей жизни убежали на Запад и там работают, кем придётся. Возьмите прозападную Грузию, посмотрите, что там происходит. По уровню жизни это была одна из богатейших республик СССР. А чем сейчас может похвастаться эта банановая республика? Да ничем.

— Чем, по Вашему мнению, закончится нынешний этап противостояния?

Мы в конце концов придём к чему-то типа Хельсинских договорённостей времён Брежнева, или к войне с Украиной, пылающей «Петле анаконды» вокруг нас, и окончательному разрыву с Западом?

— Если мы опять пойдём на попятную и делать такие па, которые дадут основания считать, что Москва не готова жестко реагировать на давление и игнорирование её интересов, то это очень сильно подведёт нас в нынешней ситуации. Москва должна стоять на своём. Если мы опять сделаем хорошую мину при плохой игре, то ничего не выиграем. Запад не хочет войны и не способен воевать в большом конфликте.

Мы часто упускаем из виду, в каком состоянии на самом деле находится коллективной Запад. Единства там нет, там раздрай. Конфронтация с Россией помогает Вашингтону сбить всех в одну кучу хотя бы демонстративно, чтобы масса казалась устрашающей. Американцы для этого всегда использовали советскую угрозу, теперь используют российскую угрозу, чтобы привести своих союзников хотя бы к видимому политическому единению и боеготовому состоянию.

Вдумайтесь: после окончания Второй мировой войны прошло 75 лет, нет уже ни Советского Союза, ни Варшавского договора, а американские оккупационные войска до сих пор находятся в Германии и Японии. До сих пор их базы разбросаны по всей Европе и на других континентах на территории якобы союзников. О чём это говорит? О том, что лояльность обеспечена военным присутствием США в этих странах. Поэтому не следует делать вывод о том, что Запад – это единый социально-политический и военный монолит, а мы народ, потерявший былое величие и мощь своей страны, и лучшее что мы можем и должны сделать —
распластаться перед нашими оппонентами. Нет. На Западе тоже очень плохи дела с единством, с моральным состоянием, да и с экономикой между прочем, тоже. Так что оппонирование должно быть, и оно будет продолжаться. Мы должны чувствовать свою моральную правоту, ибо мы отстаиваем свой суверенитет, своё право на собственную внешнюю и внутреннюю политику. И мы не будем смотреть, кивают ли нам при этом с Запада.

Что касается перспектив, то я думаю, что полного разрыва с Западом не будет. Как не будет и духа Хельсинки, духа разрядки международной напряжённости, который, к сожалению, продержался не очень долго. Будет холодный мир, как это когда-то называли. Пока, увы, будет так.

— Не могу не спросить Вас о Китае, куда совсем недавно ездил наш президент.

Вот известный политолог Марков по итогам этого визита заявил: «Китай заинтересован в великой России».

Вы согласны с таким утверждением, и зачем Китаю великая Россия?

— Китай в определённом смысле в этом заинтересован, потому что великая Россия даёт возможность Китаю ощущать себя тоже великим. Америке, конечно, будет очень сложно что-то сделать с двумя такими странами, как Россия и Китай. Китай, безусловно заинтересован в том, чтобы мы были страной с самостоятельной внешней и внутренней политикой, а не вассалом Америки из её массовки.

— Есть опасения, что нам в перспективе следует гораздо больше бояться не НАТО, а именно Китая. Что он при желании может нас «ополовинить» вплоть до Урала.

Так ли это, и как нам нейтрализовать угрозу поглощения Азией?

— На сегодняшний день у Китая слишком много собственных проблем, чтобы заглядываться на наш Дальний Восток, тем более до Урала. Китаю нужно ещё многое сделать в экономической и в социальной сфере, чтобы уверенно смотреть в будущее. Не будем забывать и о тех вопросах, которые стоят перед ним в плане единства страны. А это и уйгурская проблема, и тибетская проблема, и другие, о которых не очень известно. Но нам следует, конечно, не расслабляться ни в западном ни в восточном направлении. Будем сильными, нас будут уважать и считаться с нами и на Западе, и на Востоке. Величие России всегда базировалось на том, что мы преодолевали свои невзгоды. Россия способна оставаться сама собой, только если она будет оставаться великой.

— А что нам нужно сделать, чтобы снова стать великой? Ведь сегодня над страной смеются даже собственные граждане. Достаточно почитать социальные сети, и будет видна масса скепсиса и пессимизма по поводу того, что нашу политику и экономику определяют люди, чьи капиталы, недвижимость, семейные и личные интересы и устремления находятся в странах – наших потенциальных противниках.

— Если мы не поменяем вектор всей нашей внутренней политики, то мы, конечно, великими не станем. Посмотрите на наша десять западных областей — Новгородская, Смоленская, Тверская, Псковская, и так далее. Там до сих пор не восстановлена довоенная численность русского населения! Демографическая ситуация просто вопиет. Сколько можно игнорировать и забывать о благополучии народа.

Дети – это будущее страны, а вы взгляните, что сделали с образованием? Рабочий всегда был у нас уважаемым человеком, а сейчас информационное пространство его всячески игнорирует. Во всех видах демонстрируются прелести расслабленной ЛГБТ-ешной западной жизни вместо того, чтобы поддерживать положительный образ семьи и труда. А это же всё удары по стране, по России. Многие у нас это не понимают. Без решения демографической проблемы, без новой индустриализации на высокотехнологической основе все разговоры о национальном и государственном величии просто пустые байки. Если в элите не появятся или не окрепнут позиции тех людей, которые по-настоящему заботятся о народе и не стремятся безоглядно копировать всё подряд с Запада, то изменить страну к лучшему не удастся.

— А кто её будет решать? Как в нашей элите появятся люди, думающие о народе, если, как Вы правильно приводили пример с Америкой, которая не допустит в элиту людей иных взглядов? У нас ведь тоже таких не допустят. Иначе они начнут менять благостный уклад компрадоров, чьи жизненные интересы и устремления ориентированы вовне, в тёплые и сытые страны.

— В руководителях экономического блока находятся люди, которые, с одной стороны, не понимают, что лучше для России. А с другой, понимают, но продолжают делать то, что для России хуже. Ни одно государство, которое хочет оставаться независимым и суверенным, не может себе позволить держать такую, прежде всего финансово-экономическую элиту, которая есть сегодня у нас. Мы слишком долго шли не туда и слишком низко опустились, поэтому возвращение и подъём будут не быстрыми и потребуют массу усилий. Но у нас другого выхода нет. Иначе историческое существование России может просто прекратиться.

Беседовал Вадим БОНДАРЬ, Бизнес-ФМ.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: