slovolink@yandex.ru

Вечные спутники. К 100-летию знаменитого актёра и режиссёра

Нам сказали, что киноискусство в СССР было заидеологизированным и сплошь подцензурным, и мы поменяли его сначала на чернуху с порнухой, а потом или на сериалы про ментов, мыльные оперы про нуворишей с Рублевки или ходульных «золушек», которые всеми фибрами и всем организмом стремятся к «успеху», и отличить эти «произведения» друг от друга никак не представляется возможным.

Эпос Сергея Бондарчука
 
А меж тем у нас в период так называемого застоя было в искусстве немалое. Если в музыке работали Свиридов, Гаврилин, Овчинников и Таривердиев, в литературе Распутин, Рубцов, Тряпкин и Кузнецов, в изобразительном искусстве Клыков, Попков, Косенков, то и в кинематографе отметилась целая плеяда, пожалуй, что два-три десятка выдающихся режиссёров, снявших шедевры отечественного и мирового кино.
В первую очередь это относится к такой ярчайшей фигуре, как актёр, режиссёр, сценарист Сергей Федорович Бондарчук, уроженец села Белозерка Херсонской области.
Исполняется 100 лет со дня рождения этого выдающегося мастера, родившегося 25 сентября 1920 г.
Искусствоведы, биографы Бондарчука верно заметили, что этот невероятный красавец казался везунчиком судьбы, потому что всегда попадал в десятку.
Но в искусстве «везёт» лишь тем, кто талантлив, дерзок и упорен в достижении цели.
Бондарчук снялся в главной роли в фильме «Тарас Шевченко» в 1952 г. и получил премию на Международном кинофестивале в чешских Карловых Варах. Фильм столь понравился Сталину, что тот назвал молодого Бондарчука «истинно народным артистом». Наутро после правительственного просмотра Бондарчук стал самым молодым народным артистом СССР, перескочив все промежуточные звания.
Ненавистники всего советского, готовые с водой выплеснуть и ребёнка (что они успешно и сделали в 1991 г., как сказал мыслитель, «целились в коммунизм, а попали в Россию»), упрекнут Бондарчука в том, что он был «конъюнктурен», находился в русле советской идеологической парадигмы. Как сказать. Он удостоился и Сталинской премии, и Государственной премии СССР и РСФСР, и даже Ленинской (в 1960 г. за фильм «Судьба человека»), а если говорить об Украине, то и Государственной премии Украинской ССР имени Т.Г. Шевченко (1982). С. Бондарчуку было присвоено и звание Героя Социалистического Труда (1980), но кто скажет, что он снял при этом плохие картины? Чтобы поднять киноэпопею «Война и мир» (по Л.Н. Толстому), ему пришлось создать самый высокобюджетный фильм в истории кино. Бюджет картины составил (с учётом инфляции) около 500 миллионов долларов США!
Этот фильм, получив первую в истории СССР заокеанскую престижную кинопремию «Оскар» в 1969 г., пробил американскую брешь в «холодной войне», что тоже было немаловажно.
А над его «Судьбой человека» (по повести М. Шолохова) кинозрители рыдали десятилетиями! И, между прочим, своей художественной силы фильм не утратил и сегодня.
Если продолжить тему Великой Отечественной, то через 17 лет после ленты «Судьба человека» на экраны страны вышел фильм Сергея Бондарчука, снова по Шолохову, — «Они сражались за Родину», со звёздной актёрской плеядой (В. Шукшин, Г. Бурков, Ю. Никулин, В. Тихонов, И. Лапиков, Н. Мордюкова и др.). И снова поразил отечественного зрителя в самое сердце. И дело тут ни в какой не конъюнктуре, а в подлинном высоком даре, притом редком — в способности эпического включения в судьбу огромного целого, своей страны, своего народа, истории Родины. В бондарчуковской эпопее много отразилось и сложилось, там много актёрских, постановочных, операторских и прочих находок, но есть сцены, рвущие душу.
Вот одна из них. У Шолохова она прочитывается трогательно, но строго. Повар подразделения, которое готовится принять неравный бой, упитанный хохол Петр Лисиченко, окапываясь, ведёт беседу с подначивающим его Лопахиным: «…Видишь, какое дело: возле моста бомбой овец несколько штук побило, ну я, конечно, одного валушка прирезал, не дал ему плохой смертью от осколка издохнуть, капусты на огороде добыл, воровски добыл, прямо скажу. Ну и поручил двум легкораненым за щами присматривать, заправку сделал и ушёл; так что у меня всё в порядке. Вот повоюю немножко, поддержу вас, а придёт время обедать — уползу в лес, и горячая пища по возможности будет доставлена. Ты доволен мною, герой?
Растроганный Лопахин хотел было обнять повара, но тот, улыбаясь, присел на дно окопа, сказал:
— Ты вместо этих собачьих нежностей одну гранатку мне дай — может, сгодится на дело.
— Дорогой мой тёзка! Драгоценный ты человек! Воюй, пожалуйста, теперь сколько влезет, разрешаю! — торжественно сказал Лопахин, отцепляя с ремня ручную гранату и с почтительным поклоном вручая её повару...»
В фильме Бондарчука эта сцена, непревзойдённо, с небольшими отступлениями от текста, сыгранная на неожиданном, словно предсмертном надрыве Николаем Шутько и Василием Шукшиным (в роли Петра Лопахина, это была последняя работа в кино известного артиста, кинорежиссёра и писателя), пробивает зрителя насквозь и становится чуть ли не одной из эмоциональных кульминаций кинематографического полотна.

* * *
Окончив школу в 1937 г., 17-летний Бондарчук поступил в студию Ростовского театра, но началась Великая Отечественная война и в 1941–1942 гг. он служил актёром в Театре Красной армии в г. Грозном. После войны, уже в 1946 г., демобилизовавшись из армии, он продолжил учебу в Москве на третьем курсе актёрского факультета ВГИКа (окончил в 1948 г.).
В 1948 г. сыграл роль Валько у С. Герасимова в прогремевшей «Молодой гвардии». Тогда-то он и познакомился с молодой актрисой Инной Макаровой, с которой прожил потом десять лет в своём первом браке. Надо обязательно отметить, что и дети у Бондарчука стали заметными деятелями отечественного кино, природа не «отдыхала» на них. В частности, в этом браке родилась в 1950 г. Наталья Бондарчук, впоследствии известная красавица-актриса, кинорежиссёр.
В 35-летнем союзе с актрисой Ириной Скобцевой Сергей Бондарчук обрёл не менее талантливых детей: дочь Елена (1962–2009 гг., похоронена рядом с отцом на Новодевичьем кладбище в Москве), выпускница Школы-студии МХАТ у Е. Евстигнеева, была одной из ведущих актрис МХАТа им. А.М. Горького, сын Фёдор (1964 г.р.) — известный теперь кинорежиссёр, актёр и продюсер.
Отдал немало сил Сергей Бондарчук и воспитанию молодых кинематографических профессионалов, с 1971 г. он руководил актерско-режиссёрской мастерской во ВГИКе.
Яркий внешне и внутренне, одарённый разносторонне, С. Бондарчук заметно проявил себя как актёр. Назовём самые запомнившиеся зрителю его роли. Сыграл Сергей Бондарчук главную роль в фильме С. Юткевича «Отелло» (1956) и в замечательном фильме А. Михалкова-Кончаловского «Дядя Ваня» (в роли М. Аст-
рова, 1971), а также отца Сергия в одноименном фильме И. Таланкина (1979), Монтанелли в «Оводе» (1980) у Н. Мащенко, а также в своих лентах — Пьера Безухова в «Войне и мире», Андрея Соколова в «Судьбе человека», Ивана Звягинцева в «Они сражались за Родину».
Разумеется, мы признательны кинорежиссёру Бондарчуку за его «визитную карточку», снимавшуюся три года (1965–1967), русскую эпопею «Война и мир». Признательны не только за впечатляющие масштабные и лирические съёмки, не только за приглашение на заглавные роли блестящих советских артистов — В. Тихонова, Л. Савельеву, В. Ланового, О. Ефремова, В. Стржельчика, О. Табакова, А. Вертинской и других, но и за подробное следование оригиналу — тексту великого романа Л. Толстого. Настолько подробное, что школьников 1970-х водили в кинотеатры учебных фильмов на просмотр «Войны и мира», чтобы ознакомить с сюжетным содержанием и в большой мере с текстом толстовского полотна.
Конечно, эпохальным центром произведения Бондарчука стала Бородинская битва. Статистика свидетельствует, что в массовке, изображавшей две огромные армии, было занято 15 тысяч человек, у каждого из них было оружие, исторический костюм. На старой Смоленской дороге были сооружены Семеновская деревня и укрепления. На саму баталию было потрачено 23 тонны взрывчатки и 40 000 литров керосина.
Следствием мирового триумфа «Войны и мира» стала работа Бондарчука над международным фильмом «Ватерлоо» (1970), по предложению итальянского продюсера Дино Де Лаурентиса.
Памятен нам и фильм Бондарчука по любимой им чеховской повести «Степь» (1978). Тут впору вспомнить самохарактеристичную реплику режиссёра «я человек степной, свободный». А вот экранизация революционного пафоса по двум репортажным книгам американца Джона Рида «Восставшая Мексика» и «10 дней, которые потрясли мир», — «Красные колокола» (1982) хоть и была отмечена множеством политически ангажированных наград, уже прошла мимо сознания советского зрителя. Кто знает, может, эта эпопея ещё окажется востребованной?
Я бы не отнёс к удачам и экранизацию Бондарчуком трагедии Пушкина «Борис Годунов» (1986, по одноимённой драме поэта, совместно с Чехословакией при участии Западного Берлина и Польши), хотя тема, вроде бы, «бондарчуковская», масштабная, эпохальная — русская смута начала XVII в. Некоторое, скажем мягко, «непопадание», бросается в глаза в первых же кадрах фильма, становящихся настройкой на всю ленту: звуковое сопровождение дает «эпохальный» вороний грай, а в кадре мы видим узнаваемые чёрные силуэты вспугнутых для съемки над Собором Василия Блаженного… голубей.
Над тяготением Бондарчука к эпопеям подшучивали. Рассказывают, что когда он в частной беседе раздумчиво высказался, что хотел бы снять лирическую тихую картину, где в кадре сидели бы и беседовали двое, из соседней комнаты Никита Михалков воскликнул: «…а за окном чтобы проходила танковая дивизия!» Надо сказать, что сам иронист не избежал «танков», в частности, в собственном фильме «Утомлённые солнцем».
К чести Н. Михалкова надо отметить, что он — единственный, кто поддержал седовласого мастера на V съезде Союза кинематографистов СССР в 1986 г., когда Бондарчука буквально согнали с трибуны коллеги, обуреваемые ложно понятой «свободой» и «новизной либеральных перемен» и враз предавшие старую кинематографическую авторитетную гвардию — Бондарчука, Ростоцкого, Кулиджанова, до того момента руководившую Союзом кинематографистов. Никита Сергеевич и в новейшие межеумочные времена продолжал подчёркивать свой пиетет к творчеству С.Ф. Бондарчука, называл его великим режиссёром, а Ирине Скобцевой вручил престижную кинематографическую премию «Золотой орёл» — за вклад в отечественный кинематограф. Эта награда справедлива и как приношение памяти её выдающемуся супругу.
Однако тяга к созданию эпопей привела Сергея Бондарчука в конце жизни к тому, что он фактически стал жертвой продюсерского западного кинематографа. Заключив в начале 1990-х с итальянской компанией контракт на совместную экранизацию романа Михаила Шолохова «Тихий Дон», в результате чего на главные роли были приглашены актёры Руперт Эверетт, Дэльфин Форрест, Бен Газзарра и Мюррей Абрахам, Наталья Андрейченко, к апрелю 1993 г.
режиссер отснял весь материал и собрался приступать к монтажу, но начались 19-месячные переговоры с продюсером; а 20 октября 1994 г. режиссер скончался. После чуть ли не десятилетних переговоров права на фильм были выкуплены Россией в 2005 г. Над монтажом авторской версии работал сын Сергея Фёдоровича — Фёдор Сергеевич.
И всё же, судим мы художников не по фактам личной биографии, не по неудачам, а по вершинным достижениям. А в этом смысле Сергею Фёдоровичу Бондарчуку, уроженцу южнорусской причерноморской степи, есть что представить на самый взыскательный суд отечественной кинематографической истории.
8 июня с.г. вышел документальный фильм «Бондарчук», в котором Н. Михалков поизносит (о награждении «Оскаром» в 1968 г.) высокие и верные слова: «Даже если бы они не объявили Сергея Бондарчука мировым режиссёром, он всё равно знал, что он мировой режиссёр, и этого было абсолютно достаточно!»
Вакансия С. Бондарчука в отечественном и мировом киноискусстве внятна и не может быть занята никем другим.
Станислав Минаков.

«Вспоминаю их с любовью»
Шёл 1985 год. Я учился в Казанском театральном училище, на актёрском отделении. Узнал, что в Москве есть Институт кинематографии. Поехал во ВГИК. В деканате мне сказали, что актёрский русский курс уже набран в прошлом году С.Ф. Бондарчуком и И.К. Скобцевой.
До поезда оставалось три часа, я, расстроенный, гулял по институту, и ребята – студенты показали мне аудиторию, где преподавали Бондарчук и Скобцева. Я постучал, открыл дверь и увидел, что мастера ведут занятия. Сергей Фёдорович спросил меня, кто я и откуда. Узнав о цели моего приезда, сказал: «Раз у вас до поезда три часа, посидите с нами». Я остался. Ребята показывали этюды. Через какое-то время Бондарчук сказал мне: «А Вы не хотите попробовать?». Я вышел, что-то сыграл, почитал стихи, прозу... Через какое-то время все ушли, а меня Сергей Фёдорович попросил остаться. «Вы хотите у меня учиться?», – спросил он. Я сказал: «Да, хочу». Он долго на меня смотрел через свои очки в роговой оправе. Мне запомнились его большие мудрые немигающие глаза. «Вам недели хватит, чтобы забрать документы из Казанского театрального?».
Вот так, – без блата, без знакомств, я, простой мальчишка из провинции приехал в столицу учиться во ВГИК и через полтора часа мастер взял меня к себе на курс и вёл меня до окончания института. Это дорогого стоит. Ирина Константиновна Скобцева и Сергей Фёдорович Бондарчук – настоящие мастера, настоящие русские люди. Я вспоминаю их с любовью.
Сергей РОЖЕНЦЕВ, режиссёр-документалист, лауреат отечественных и международных фестивалей.
 
Человек из народа
В моих воспоминаниях Сергей Бондарчук – это актёр захватывающей экспрессии и покоряющей подлинности прежде всего.
Самое сильное впечатление на меня произвели его роли в картинах «Судьба человека», «Отелло». Роли, сыгранные Бондарчуком, тождественны характеру русского человека из народа с присущей ему славянской загадкой, многогранностью и поражающей силой.
Как режиссёр Сергей Бондарчук, несомненно, блестяще проявил себя в «Судьбе человека». Три его крупнейших проекта – «Война и мир», «Ватерлоо» и англоязычная версия «Тихого Дона» – остаются примером титанической борьбы ради решения труднейшей задачи, когда актер и потенциал его таланта сталкивается с действительностью. Осуществление этой задачи порой приобретает такой размах, который можно приравнять к реальным событиям. Это подтверждает и мой опыт. Мы случайно встретились с Сергеем Бондарчуком во время молодёжного фестиваля молодежи в Хельсинки в 1962 году, где в качестве студента Школы кинематографии я старался быть полезным в качестве переводчика. Впоследствии подобным образом мы провели некоторое время на фестивале в Сан-Франциско, затем я встречал его на Московском фестивале, и мои глаза запечатлели образ человека большого таланта, большой силы и большой страсти. Таким же он был и в искусстве.
Кшиштоф ЗАНУССИ.
Перевод с польского языка Е.А Осиповой.

Культура живая и мёртвая
«Все мысли, которые имеют огромные последствия, очень просты… Если люди порочные связаны между собой и представляют силу, то людям честным надо сделать только то же самое… Ведь как просто!»
Л.Н. Толстой. «Война и мир».
Я слышу горящий шёпот Сергея Фёдоровича Бондарчука, произносящего эти слова в уши, в глаза каждого из нас, из того далёкого 1967 года, когда отрыжка зловонной «оттепели» всё ещё отравляла воздух Великой Русской культуры, которую как святое материнское млеко впитывал народ.
Многие, многие тогда продолжали создавать великую музыку, живопись, поэзию, прозу, полнометражное, документальное и незабвенное анимационное кино из окопов. Но окоп – это положение лёжа. И только Бондарчук встал в полный рост и своей гениальной экранизацией «Войны и мира» впервые после Великой Победы 1945 года дал понять этому миру, что Россия им не по зубам. Но ещё раньше, в 1959 г., снимая свою первую режиссёрскую работу, все, кто видел «Судьбу человека» М.А. Шолохова, уже понимали, что в мировой кинематограф, в мировую культуру пришёл ещё один Великий Русский человек, олицетворяющий идеалы своего народа и своей единственной в мире культуры. Можно ничего не знать о нашей Родине и увидеть только чеховскую «Степь» глазами Бондарчука, где он собрал цвет русской национальной кинематографической и театральной школы (Лапиков, Любшин, Бурков и, наконец, сам Сергей Фёдорович), чтобы понять, прочувствовать, на какой глубине живёт Русская Душа, Русское Сердце, Русская Тайна…
Вспоминая позорный, предательский V съезд кинематографистов, где никто, кроме Никиты Михалкова, не защитил русскую культуру в лице оболганного и оплёванного своими «коллегами» кинематографистами Бондарчука, невольно всплывают страшные своею правдой слова Надежды Филаретовны фон Мекк: «Уж если русский что не любит, так только своё». Проспект Сахарова есть, а проспекта или хотя бы улицы имени С.Ф. Бондарчука как не было, так и нет. А почему бы не сделать из кинотеатра «Ударник» не ресторан «Рис и рыба», а киношколу Сергея Фёдоровича Бондарчука, где можно было бы видеть его гениальные фильмы, сыгранные роли и проводить вечера со средоточием лучших режиссёров и актёров, писателей, сценаристов, драматургов и операторов, представляющих национальную школу?! Ведь, Слава Богу, жива Наталья Бондарчук, обладающая большим талантом и огромной творческой энергией, унаследованной от своего великого отца. «Имеющий уши, да услышит!» Ведь такой Дом в центре Первопрестольной мог бы стать средоточием живой русской культуры и, как знать, быть может, мёртвая, растленная и бесплодная ушла бы наконец к себе – под землю.
Другого пути нет!
Лина МКРТЧЯН.

Л. Мкртчян, певица, лауреат Пушкинской премии, автор и ведущая цикла «Возвращение на Родину», автор книги «Три жизни Артемьева» (изд-во «Красный пароход», 2020). Её голос звучит во многих игровых и анимационных фильмах, в том числе А. Сокурова, И. Хржановского.
 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: