slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Славное море,священный Байкал...

В сущности, путешественником надо родиться, но можно и стать, если сделать шаг по дороге, которую подсказывает тебе жизнь. Подсказка эта может проявиться в чем угодно: в прочитанной в детстве книге или запавшем в душу фильме, или рассказе другого путешественника, а иногда в картинке на календаре... Именно так, с фотографии горы Шаманка, подаренной мне после рассказа о путешествии на далекий Байкал, начался мой собственный путь к этому озеру-морю. Тогда, четыре года назад, я ещё не задумывалась об этом, просто повесила красивую картинку над рабочим столом. И в этом году узнала сама, какой он, Байкал, на цвет, на запах и... на вкус. Особенно об этом приятно вспоминать в период самоизоляции.
Нет человека, который бы не слышал об озере Байкал. «Славное море, священный Байкал...» поётся в старинной песне. Ещё со школы мы помним, что находится это озеро далеко в Сибири, что оно — самое глубокое и самое чистое в мире, но три дня пути в поезде... Только это не преграда для бывалого путешественника. В поездке через половину страны можно увидеть и Урал, и Барабинские степи с озерами Западной Сибири, и предгорья Саян в Восточной Сибири, конечно, великие реки Тобол, Иртыш, Обь, Енисей, Бирюса... и Ангара. Как будто перелистываешь страницы учебника по географии.
А добравшись до байкальского берега, и вовсе попадаешь в сказку. О каждой скале или мысе, об острове или источнике жившие по берегам озера-моря сложили легенду или сказку. Обычными словами не описать ни нежные абрисы вершин прибайкальского хребта, тающие в голубой дали, ни переливы цвета байкальской волны — от прозрачной как слеза, до бирюзовой на глубине и золотистой дорожки, которую чертят закатные лучи на водной глади, — ни невероятную тишину, от которой, кажется, лопнут барабанные перепонки, ни густой «медовый» воздух.
У путешественника нет памяти, поэтому нужно записывать увиденное. Совет от коллеги вести дневник оказался очень полезным. Дни были до предела наполнены впечатлениями. И каждый день завершался в скрупулёзном заполнении страниц названиями, датами и цифрами — для памяти, а ещё эхом впечатлений и усталостью...
Иркутск, встретил проливным дождем, — а дожди этим летом в Иркутской области, как все знают, были нередки и привели к наводнениям в некоторых районах. Вокзал Иркутска представлял собой настоящий Вавилон. Какая только речь не звучала в его стенах, не говоря уж о привычных английском и китайском языках. Вот португальцы в плащах хаки и с огромными рюкзаками, мать и дочь из Польши, которых встречают старинные друзья. Маленький зал у пригородных касс наполнялся перед прибытием очередной электрички, пустел и снова наполнялся.
Дорога на остров Ольхон, единственный обитаемый из тридцати байкальских островов, заняла почти шесть часов. После невероятно быстрой экскурсии по городу, наш автобус побывал на железнодорожном вокзале, автовокзале и в аэропорту (тот находится в черте города) провёз через бульвары вдоль набережной, знаменитый 130-й квартал и мимо загадочного иркутского Бабра... (Бабр — старорусское обозначение тигра, который с соболем в зубах утверждён Екатериной II в гербе Иркутстка).
Интересно наблюдать за тем, как меняется пейзаж в Иркутской области, среди привычных нам домов встречают восьмиугольные деревянные строения вроде юрт, рапсовое поле сменяется пастбищем, на которому вдалеке скачет пастух на коне. Кстати, коровы здесь ведут довольно вольную жизнь, могут запросто целым стадом оккупировать автобусную остановку, не реагировать на сигналы и вызвать пробку — автомобилистам придётся объезжать по встречной полосе. За степью начинаются тайга и горы, дорога пересекает хребет и спускается к бывшему рыбачьему поселку МРС (другое название Сахюрта), где находится паромная переправа — это единственный путь на Ольхон. Всю значительность этого парома осознаешь, лишь пожив на острове. Другой связи с материком у его жителей нет. Через паром везут продукты питания, дрова, строительные материалы, через эту переправу следуют рейсовые автобусы, мусоровозы и многочисленные туристы на личных автомобилях. И тут же по дну проложен толстостенный резиновый кабель, по которому на остров поступает электричество с материка. Постоянное электричество появилось на Ольхоне в 2007 году. До 2005 года этого электричество вырабатывалось дизельной электростанцией при рыбном заводе, а после его закрытия жители два года жили с керосиновыми лампами, получая электричество по часам.
Кстати, МРС расшифровывается как «малый рыболовный сейнер». Прежде рыболовство и переработка рыбы были главным занятием жителей Ольхона, но теперь его сменил туризм. В поселке Хужир почти каждый житель имеет отношение к туриндустрии. На сезон открываются многочисленные турбазы — как со спартанскими условиями, так и благоустроенные, на центральных улицах — сувенирные магазины, кафе, буузные или позные (позы и буузы — это бурятское блюдо, похожее на манты), работают прокат велосипедов и экскурсионные бюро, такси — часто это УАЗы — доставят в любую точку острова.
Всем посещающим Ольхон туристам нужно получить разрешение на посещение острова и заплатить пошлину, квитанцию придётся предъявить госинспекторам, патрулирующим территорию. Остров является национальным парком и в излюбленных туристами местах можно встретить напоминания об этом. Степные просторы, горная гряда и лиственничная тайга, десятки эндемиков растений и животных, то есть не встречающихся нигде больше. кроме этого острова посреди Байкала. На острове нет крупных хищников, лисы — наперечёт и они стараются не попадаться на глаза людям. Медведей, в прошлом году спасавшихся от пожара в иркутской тайге и переплывших на остров, вернули на материк, чтобы те не нарушили экологический баланс.
Нерпы — главное сокровище живой природы Байкала. Животные кажутся неповоротливыми только с первого взгляда. Они полёживают себе на солнце на камнях и поворачиваются с бока на бок, но стоит им оказаться в воде — тут грации позавидует и балерина. Охота на них запрещена, и поголовье животных восстанавливается. Также в национальном парке запрещено собирать грибы и ягоды, рвать цветы... Зато можно вдыхать чистейший воздух. Красный мох, покрывающий скалы, — один из индикаторов чистоты окружающей природы. Он растет только в экологически чистых местах.
Кстати, известного байкальского омуля просто так не купить — его промышленный вылов запрещен на пять лет, запрет не касается только местных жителей. Осталось подождать ещё три года и он вернется на прилавки рыбных рынков.
Самые опасные места — каменные обрывистые склоны — огорожены, но туристов это не смущает. Каждый старается сделать кадр на фоне ослепительно синих неба и воды. Но фотографии не в силах передать глубины цветов и высот, как и видео. За кадром остается и ледяной ветер с Байкала, и обжигающее слепящее солнце, дважды отраженное от воды. Очень любят приезжать на остров фотографы осенью, когда воздух прозрачен, а тайга радует яркими красками, и ещё ранней весной, когда сильные ветра шлифуют ледяной покров озера... Увы, нам это доступно увидеть лишь на фотографиях и в видеофильме, который смотрели в музее Байкала.
Кто такие местные жители? Это буряты и русские. Население острова складывается пополам. Ольхон долгое время оставался необитаем по очень простой причине. На острове нет плодородного слоя, дождь в этих местах редкость, а всю влагу с каменной поверхности выдувают постоянные ветра, поэтому большинство растений тут суккуленты — умеют запасать воду, да и у остальных поверхностная корневая система. Даже зимой снега почти нет и коровы пасутся круглогодично. Само название острова произошло по одной из версий от выражения «Ничего нет», по другой же — означает «Лиственничный край». Лиственниц на Ольхоне действительно много, они как будто танцуют на краю пропасти на осыпающихся берегах, под перемещающимися песчаными дюнами.
Жарким летом солнце под стать крымскому — по числу солнечных дней Ольхон сравнивают с Крымом. Но что хорошо для туристов — беда для местных жителей, летом остров превращается в выгоревшую степь. Привычных для нас колодцев на острове нет, чтобы достать воды бурят скважины и по утрам в посёлке Хужир можно наблюдать, как по улицам разъезжают машины с цистернами и «заправляют» баки с водой, имеющиеся в каждом доме, через специальное «окошечко» в заборе.
В Сибири коренные народы чтят память Чингисхана, который провёл своё войско по бескрайним степям до границ Руси и «к последнему морю». По одному из преданий именно на Ольхоне Чингисхан и похоронен, но в списке его «могил» значится ещё десяток мест как в Сибири, так и в Монголии — и каждое из них отличается особой красотой. Вот и Ольхон, Байкал издавна считается сакральным местом, средоточием шаманизма Центральной Азии. Для бурят-шаманов, на острове есть много мест, где поклоняются духам. Это и мыс Бурхан, где находится известный байкальский вид — гора Шаманка. Возле мыса стоят ритуальные столбы «сэргэ», обвязанные разноцветными лентами. Белый, зелёный, синий, красный, желтый — все на фоне яркого голубого неба. Эти ритуальные столбы символизируют небесную коновязь, к которым кочующие духи привязывают своих коней. Их можно увидеть и просто в степи — это родовые «сэргэ», их буряты чтят как напоминание о поколениях предков своей семьи, кочевавших по этим местам. Мыс Хобой на северной оконечности острова — ещё одно место для шаманских ритуалов, но ещё это и одно из самых живописных мест. Отсюда можно рассмотреть противоположный берег Байкала и почувствовать на себе пронзительные порывы ледяного Баргузина. Для буддистов — на вершине острова Огой установлена ступа Просветления. И верующие, и обычные туристы снимают обувь и обходят её кругом. Красота островов Малого моря, расстилающихся вокруг, по-настоящему захватывает. Вот и мы долго не могли оторваться от заката — солнце садилось в облако над Прибайкальским хребтом, его отвесные лучи скатывались в распадки между гор и чертили золотую дорожку по воде.
Мы покинули Байкал, чтобы вновь вернуться. И сделали это уже на следующий день, отправившись из Иркутска в Листвянку. Там, на берегу озера, у истока Ангары, находится академия, изучающая природу Байкала. На базе этого научного института открыт лимнологический (связанный с ним) музей. В нём можно найти ответы на все вопросы о Байкале — как он возник и как в нём появились такие удивительные животные как нерпа, рыбка голомянка — основа рациона обитателей озера, в какую сторону дуют ветра и как мигрирует омуль. Без его посещения путешествие на Байкал оказалось бы неполным.
Второй этаж посвящен уже истории самих исследований Байкала — от первых водолазных костюмов до батискафов и системе видеокамер, которые в режиме реального времени передают изображения разных уголков Байкала, в том числе и подводных. В лаборатории можно в микроскопе изучить самых маленьких обитателей озера — его планктон, а также рассмотреть песок, а в нем россыпи граната — эти темно-гранатовые и розовые полосы мы уже видели на островных пляжах, но как же переливается этот песок под микроскопом! Тут можно поверить в сказки о байкальских сокровищах. И главное впечатление, которое испытываешь тут — это «погружение батискафа» на самое дно озера-колодца. Максимальная глубина Байкала — 1642 метра. Конечно, за 15 минут, сколько длится сеанс, совершить путешествие на полторы тысячи метров вглубь невозможно, но интерактивная экскурсия позволяет увидеть, как выглядит дно, какие рыбы обитают и с какой глубины можно видеть пробивающиеся сквозь толщу воды лучи солнца. Только теперь можно сказать — мы видели Байкал во всем его великолепии!
 
Ирина ИВКОВА

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: