[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Предназначение поэта — Хранить высокие слова!

Анатолий Григорьевич Пшеничный

Анатолий Григорьевич Пшеничный родился 13 февраля 1948 г. в д. Ключёвка Троицкого района Челябинской области. Сын фронтовика. Поэт, член Правления МГПО СП России и Высшего творческого совета этой организации, автор более 20 поэтических книг и музыкально-песенных альбомов. Лауреат многих литературных и музыкальных премий, в том числе: Премии Ленинского комсомола, дважды — Премии Службы внешней разведки, Общественной премии Союзного государства, всероссийских конкурсов патриотической песни, Дипломант телевизионных фестивалей «Песня года», «Шансон года» и других.

Песни на его стихи звучат в исполнении многих звёзд российской эстрады. Создатель и руководитель Клуба авторской военной песни «Ветер Победы» при Центральном музее Победы на Поклонной горе. Окончил филфак Уральского госуниверситета и Дипломатическую Академию МИД. Долгое время работал в российских загранучреждениях в Западной Европе.


Анатолий ПШЕНИЧНЫЙ

На Родине

Листья над отчей могилой качнулись,

Тучи предгрозно сомкнули кольцо…

— Батя, ты слышишь –

фашисты вернулись!

Фашисты, которых ты видел в лицо!

Смертная ненависть

сводит им скулы,

И в воровской глухомани ночей

Наши снимают они караулы

Ножами бульдозеров и тягачей.

Каменно падают в землю солдаты,

Вновь погибая в нерусском краю…

— Слышишь, отец —

это мы виноваты

За осквернённую память твою!

Рано мы стали

распахивать створки…

И вот уже, словно дань палачам –

Наши «Катюши»

и «Тридцатьчетвёрки»,

Будто бы узников, тянут к печам!

…Сел репродуктором ворон на ветку,

К уху примкнула деревня ладонь…

— Батя, ты слышишь?..

И вздохом ответным

В тучах сырых

Провернулся огонь…

Бегут…

Отечество в опасности!

Тревога там и тут,

А эти «дети гласности»

Из Родины бегут!

Бегут, как черти грешные —

Испуганы и злы,

Бегут, как ошалевшие

От выстрелов козлы!

Кто в Азию, кто в Африку

Без лишнего добра.

Россия им — лишь фабрика

Для деланья бабла.

С ухмылкой — мол, ненадолго,

Вы ждите, старики,

Вернёмся, когда фабрику

Спасут нам дураки…

А где-то море братское

Плывёт в военкомат,

И на плечо солдатское

Ложится автомат.

И парни, жизнью тёртые

Идут, не пряча взгляд,

Как листья, гильзы жёлтые

Им под ноги летят!

А где-то злыми смерчами

«Зигуют» мертвяки,

Но строятся навстречу им

«Бессмертные полки»…

…Бегут, таблички «Продано»

Приклеивши на зад…

…Ты не держи их, Родина,

Но не пускай назад!

Прицел...

...Я слава Богу, жив и цел,

А, значит, Бог помог:

Мой друг узнал меня в прицел —

И не спустил курок!

А нам твердили не спьяна:

«Из сердца жалость — вон!..»

…Идёт гражданская война —

Подлейшая из войн!

Закат красив, как хохлома,

А завтра вновь дожди…

Вы там совсем сошли с ума,

Ослепшие вожди?

С моим отцом его отец

Горилку пил не раз —

Не за предательский свинец —

А за любимых — нас!

А помню: были времена:

Футбол, концерт «Любэ»…

Он был тогда из класса «А»,

Я был — из класса «Б».

Те годы стёрты, словно мел,

И не звенит звонок,

Но он узнал меня в прицел —

И не спустил курок!

…Летят сквозь радиогалдёжь,

Как комарьё на свет —

И правда, схожая на ложь,

И ложь – честнее нет!

…Я водку пил, но не хмелел,

Всё отдаляя срок,

Когда возьму его в прицел

И не нажму курок…

…Идёт гражданская война,

Жестокая вдвойне...

Давать не смейте ордена

Нам на такой войне!..

Рождество-23

     От имени «частично мобилизованных»

В гильзах свечки догорают,

Пушки дымом давятся…

В Рождество не умирают —

В Рождество рождаются.

Пусть забыли мы

о личном,  

Не жалея братских сил,

Но из «призванных частично»

Здесь никто «не откосил»!

Не «частично» целовали

Мы знамёна на плацу,

Не «частично» мы плевали

Вслед барыге-подлецу!

Не «частичная»тревога

Отменила нашу грусть —

Нет «частичной веры»

                       в Бога,

И «частичной веры»

                   в Русь!

…В жмурки «Хаймарсы» играют,

Только зря стараются:

В Рождество

              не умирают,

В Рождество — рождаются!

Будто всё впереди…

Будто всё впереди –

ТАК мне хочется жить,

Не качая в груди,

Что не смог изменить.

…Будет школьная дверь,

Будет курс выпускной…

И я знаю теперь —

Что там дальше со мной! 

 Будто всё впереди —

Жить мне хочется ТАК! –

Не меняя в пути

Дни на медный пятак,

Чтобы, как в первый раз —

И любовь, и успех…

И я знаю сейчас –

Чем кончается смех…

Будто всё впереди —

Жить приспичило мне.

И не надо судить

Обо мне в стороне!

Ещё дочь мне качать

В сентябре золотом

И понять, что не знать

Мне о том, что потом…

Будто всё впереди —

ТАК я жить захотел,

И дожил до седин,

Да пожить не успел.

Дверь слетела с петель,

Под скупое: держись!

…Но я знаю теперь,

Чем закончится жизнь!..

Ошибки

Жизнь моя – ошибка за ошибкой…

Но, не раз срывавшийся с резьбы,

Ни скулящим не был я, ни хлипким,

Ни просящим милость у судьбы.

…Жить, как жил, не помня худа, или

Вспомнить правду, что почти забыл:

Женщин тех, которые любили,

Было больше тех, кого любил…

А друзья – как время не старалось

Выжечь ложь, которую прощал —

Настоящих меньше оказалось

Тех, кто громко дружбу обещал...

И порой на светском пересуде

Мудрою качая головой,

Удивлялись «правильные» люди:

— Что же он неправильный такой?

Столько лет — а он всё при гитаре,

Друг «в верхах» — а он не по пятам,

Книг не счесть, а он не при «наваре»,

Есть жена — и та не по летам!..

Ах, ошибки — каверзная штука,

Неспроста ведь вдалбливали нам,

Что чужие — умному наука,

А свои – одним лишь дуракам!..

Может, так.

Но дайте же признаться —

Я готов судьбою подтвердить,

Что уж лучше —

жить и ошибаться,

Чем не ошибаться —

и не жить.

Бывало хуже

Если сбили с ног —

не наповал —

Но больней огня

и злее стужи —

Не шепчи бессильно:

«Я попал….»,

А скажи себе:

«Бывало хуже!..»

Просто, эту боль перетерпев,

Вспомни,

как в заоблачном «когда-то» —

В кресла сев,

забыли о тебе

Те, тобой учёные, ребята.

Вспомни, когда предан

подлецом,

Ты упрямо стыл

в тюремной клетке,

Как стоял

с наполненным шприцом

За спиной —

амбал из контрразведки.

Потому,

пусть ты почти пропал

Утонув в забвении,

как в луже,

Не шепчи бессильно:

«Я попал...»,

А скажи себе:

«Бывало хуже!..»

* * *

Как хорошо что я умру

И в окнах всуе

Я не увижу поутру

страну чужую,

И не найду, перекрестясь

С тревожной грустью,

Родную землю, что звалась

Великой Русью,

И мне не надо будет стыть,

Сверкнув глазами

На не умеющих любить

И быть друзьями,

На оцифрованные сплошь

Вершки и корни,

На зацелованную ложь

Вождей в законе.

И жить не будет мне дано

В стеклянных башнях,

Где позабыли все давно

Про лес и пашню.

Про просто письма — на листке

В косых линейках,

Про мел в учительской руке,

И счёт в копейках...

...Зачем про это мне писать —

И так всё видно!..

Да так,

чтоб было умирать

Не так обидно...

Старый новый…

«Старый новый» пришёл.

Что мне Вам подарить?

Я даров дорогих, может быть, не осилю,

Но желаю всем нам —

хоть немножко пожить

По ещё не забытому, «старому стилю».

Как вагонный состав — 30 лет за спиной,

И пока что тот «стиль» —

не в пергаментных свитках:

Мы не злили врагов

и гордились страной,

И желали любви в рукописных открытках!

Я желаю тех лет, чтобы нам без затей

Говорили о главном

на книжных страницах,

Чтоб по «старому стилю»

учили детей

И по «старому стилю»

лечили в больницах.

Чтобы дружбу и честь не сдавали в утиль,

Не платили за труд,

словно милость калекам...

С Новым годом всех нас!

И за тот «старый стиль»,

Где нам каждому выпало быть —

Человеком

* * *

Держитесь, граждане поэты —

Не стал священным наш союз,

И не слагаются в сонеты

Слова, солёные на вкус.

Но пусть посулами скупыми

Забив и уши, и живот,

Уткнулся в гаджеты слепые

От них тупеющий народ,

Пусть рифма клятвою не стала,

Забыв святые времена,

Когда на зов её вставала

На битву смертную страна...

Но и сейчас в пустыне этой,

Где мы для власти — трын-трава,

Предназначение поэта —

Хранить высокие слова!

Чтоб не забылись, не пожухли,

Перетерпели бы ветра…

Так берегли когда-то угли

Для возрождения костра!..

* * *

Сам с собою не буду я драться,

Пусть меня не сумела постичь —

Ты, привыкшая остерегаться,

Как любая красивая дичь.

Ведь и вправду — не сразу сегодня

Разглядишь из-под тонкой руки:

Кто из нас — беспощадный охотник,

А кто — просто стоит у реки…

Я над этой рекой не зависну,

И растаешь в её серебре —

Ты, привыкшая к здравому смыслу

В бесконечной любовной игре.

И совсем не твоя в том погрешность,

Что, не знавшая бед до сих пор,

Задыхается поздняя нежность,

Получившая ранний отпор…

Ничего, я ещё отряхнуться

От волны этой горькой смогу,

И прощальные ветки сомкнутся

За тобою на том берегу.

Постою над зелёной волною,

Прикурю от искрящей ветлы…

И тихонечко так под полою

Отодвину от сердца стволы...

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: