slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Ловушки биографического жанра

Для начала обратимся к словарям, которые определяют биографический жанр, «как форму литературно-художественного или научно-документального жизнеописания конкретной личности и её индивидуальной судьбы». Чаще всего такое жизнеописание помещено в конкретно-исторический контекст, что придает произведению значимость памятника-свидетельства ушедшей эпохи.

Однако именно этот контекст времени, а порою и его отсутствие, становятся ловушками для биографов, которые за частоколом исторических, дипломатических, социальных реалий, или напротив, при полном погружении во внутренний мир героя, вырывают его из контекста времени, низводя жизнеописание к парадному портрету без намека на второй план.

Именно в такую ловушку жанра попал историк Александр Боханов в своей книге «Император Александр III» (М. «Вече» — 2022).

О некоторых персонажах бохановской портретной галереи русских царей я уже рассказывал в обзоре «Адвокатура оболганных монархов» (См. «Слово» No 24 (1054) от 24.12.2021). В биографических книгах об Иоанне Грозном, Павле I и Николае I Боханов выступил как апологет своих героев, незаслуженно оклеветанных некоторыми историками. В новой книге автор обращается к персоне Александра III, известного как «царь-миротворец».

В бурной трёхсотлетней истории Дома Романовых разного рода курьёзов и случайностей было немало. Особенно после кончины Петра Великого, когда престолонаследие определялось сначала олигархическими боярами, а со времен восхождения на престол Елизаветы гвардейскими офицерами. Последний путч гвардейцев (более известный в советской историографии как «восстание декабристов»), был расстрелян на Сенатской площади Николаем I. Мятежники жестоко наказаны, чтоб другим неповадно было.

Николаю I наследовал Александр II, царь-реформатор, который, как известно, стал жертвой террористов, «половинчатыми реформами» недовольными. Цесаревичем то бишь наследником престола был старший сын императора Николай, но судьба его сложилась трагически. В 22 года он умер в Ницце от туберкулёзного менингита.

Последний из Романовых взошёл на престол после смерти отца, императора Александра III, который стал цесаревичем после трагической смерти любимого брата Никсы. В цесаревичах Александр III ходил долго, целых 16 лет. Мог бы и дольше, не погибни венценосный родитель от рук бомбистов. Впрочем, Александр Боханов похоже не держал в голове мысль о «случайности» появления в истории «царя-миротворца», которому тем не менее приписывают афоризм: «У России только два союзника – её армия и флот».

Засидевшийся в цесаревичах император Александр III правил недолго, всего 13 лет. Советская историография, равно как и историческая беллетристика его не жаловали. Отметился на ниве обвинений этого царя в алкоголизме и «русский Дюма» Валентин Пикуль. Даже знаменитое громадное полотно Репина «Приём волостных старшин Александром III» заняло свое место в Третьяковке лишь в постсоветское время.

На этом фоне книга Александра Боханова выглядит даже не апологетично, а скорее комплиментарно. Автор опирается на массив документов императорского двора, стремясь показать предпоследнего из Романовых самым «русским царем», меценатом Чайковского и передвижников. Одним словом, получился классический парадный портрет предпоследнего российского императора.

Вот только конкретно-исторический контекст времени как-то оказался на третьем плане на фоне семейной хроники «царя-миротворца» и незначительных перипетий среди монархических династий Европы.

Разительный контраст с бохановским жизнеописанием русского императора представляет историко-биографическая книга Михаила Золотухина «Бисмарк. Восхождение на Олимп» (М. «Вече» — 2022).

«Далеко не каждый реально живущий в данном обществе человек имеет право на биографию. Каждый тип культуры вырабатывает свои модели «людей без биографии» и «людей с биографией» — отмечал известный литературовед и культуролог Юрий Лотман.

Бисмарка по праву можно назвать «человеком с биографией». Этот государственный деятель вошёл в мировую историю как создатель Германской империи и фактический руководитель внешней политики одной из величайших европейских держав. Больше того, политика Бисмарка сделала Германию ведущей военно-экономической державой Западной Европы. Жёсткий консерватор, монархист, железный канцлер, мудрый политик и общественный деятель — всё это об Отто фон Бисмарке. Биография его полна противоречий и невероятных фактов.

Книга Михаила Золотухина «Бисмарк. Восхождение на Олимп» — первая часть биографической дилогии о политике, сумевшем «железом и кровью», «штыком и пером» объединить вокруг Пруссии три десятка лоскутных немецких государств в единую Германскую империю. Биография Бисмарка представлена здесь на фоне бурной истории второй половины XIX века.

Автор, будучи блестящим знатоком этой эпохи, подчас погружает читателей в такие хитросплетения европейской политики, что «за их лесом не видно дерева», точнее исторический фон затмевает жизнеописание героя. Но в то же время со страниц книги перед нами предстает не только изощрённый политик и дипломат, но бесспорно яркая личность со всеми человеческими страстями и пороками. И даже с бурным «курортным (и не только) романом» с русской красавицей Екатериной Орловой. Так что в случае с Бисмарком портрет героя получился многомерным.

Биографический жанр динамичен. Но в основе динамики произведения может находиться как психологическая, нравственная, духовная, творческая эволюция личности, так и её перемещение в социальном пространстве, например, восхождение по ступеням социально-иерархической лестницы к вершинам политической власти, богатства и т.д.

Еще об одном таком «человеке с биографией» повествует вышедшая в знаменитой серии «ЖЗЛ» книга Дмитрия Медведева «Уинстон Черчилль» (М. «Молодая гвардия» — 2022 г.).

Солдат, парламентарий, премьер-министр, оратор, художник, писатель, — все эти грани, сливаясь воедино, делают Уинстона Черчилля одной из наиболее сложных и привлекательных личностей в истории. Автор описывает различные этапы карьеры Черчилля: от приключений молодого офицера кавалерии на службе империи до пророческого предсказания уже немолодого государственного деятеля о неизбежности начала «холодной войны».

Уинстон Черчилль — очень неоднозначная фигура. Вступив в политическую жизнь Англии в возрасте 21 года, он в течение сорока лет продолжал оставаться на политической арене Великобритании. Политический гений, несколько раз за жизнь менявший свои убеждения от прогрессивных до реакционных, в тяжелейшее для страны время взявший в руки бразды правления и своим руководством в Великобритании внесший вклад в победу союзных сил над фашистской Германией, ставший затем одним из первых идеологов «холодной войны». Оценка такого человека не может быть однозначной, поскольку характер Черчилля как политика был многогранен, а его взгляды эволюционировали.

Настоящий национальный лидер Черчилль успевал везде: он появлялся у военных, на развалинах после бомбардировок, ездил из города в город, из страны в страну. Он создал прекрасную военную разведку, участвовал непосредственно в разработке военных планов. В день, когда немцы напали на СССР, Черчилль заявил о своей безусловной солидарности и поддержке большевистской России, с которой так истово боролся в прошлом. И все эти годы войны Англия и СССР сражались вместе против фашизма. И совместно с другими союзниками разгромили гитлеровскую Германию.

Но Черчилль не был бы Черчиллем, не произнеси в марте 1946 года в американском Фултоне свою знаменитую речь, навсегда вошедшую в мировую историю как Фултонская.

Свою 15-минутную речь, озаглавленную «Мускулы мира», Черчилль посвятил размышлениям о новом миропорядке. Он назвал США «самой мощной державой в мире», рассуждал об отсутствии демократии и попрании прав человека за пределами англоговорящих стран, призвал избегать повторения ужасов Второй мировой войны и превращения недавно учрежденной Организации Объединенных Наций (ООН) в «трибуну пустословия». Эти тезисы и по сей день нередко можно услышать от западных политиков.

А теперь обратимся к персонажу, которого, согласно определению Лотмана, можно назвать «человеком с изломанной биографией».

О Василии Васильевиче Розанове написано огромное количество книг, статей, исследований, диссертаций, но при этом он остается самым загадочным, самым спорным персонажем Серебряного века. Консерватор, декадент, патриот, христоборец, государственник, анархист, монархист, раскованный журналист, философ пола, вольный пленник собственных впечатлений, он прожил необыкновенно трудную, страстную и яркую жизнь. История Розанова — это история блистательных побед и поражений, счастья и несчастья, того, что Блок называл непреложным законом сердца: «радость — страданье одно».

Писатель Алексей Варламов — автор недавно вышедшей в серии ЖЗЛ книги «Розанов» — не уклоняется от острых и трудных вопросов биографии своего героя и предлагает читателю вместе с ним искать ответы на них. «Розанов являет собой какое-то поразительное соединение гения и злодейства, но гения и злодейства весьма своеобразных. Он не оставил равнодушным ни одного из своих современников. Любого умел уязвить, «срезать». Он не хотел нравиться и всех, как говорят сегодня, «троллил». Розанов был человек не самый приятный в общении, скользкий, суетливый, но неподдельный, много в жизни перестрадавший. И этим он сильно отличался от театрализованной, себе на уме среды Серебряного века. В нем была наивность, детскость, которую самые проницательные из современников чувствовали. Не соглашались с его взглядами, но любили его как человека и многое ему прощали. И декаденты, и славянофилы.

Один из прозорливых современников Розанова, так характеризовал его творчество: «Все его книги в целом и общем представляют собой интимный дневник огромной, всеобъемлющей души, которая сама не знает, что в ней ценно и важно, а что ничтожно и ненужно…» Именно под таким углом Алексей Варламов рассматривает все сциллы и харибды, которыми обильно усеяна жизнь героя его книги.

Юрий Тынянов писал: «Необходимо осознать биографию, чтобы она впряглась в историю литературы, а не бежала, как жеребенок, рядом». Нужно отдать должное автору книги о Розанове. Ему удалось не только показать смятенный внутренний мир героя, но и отразить все противоречия общественного сознания и поступков русского артистического мира, который вошёл в историю русской культуры, как её Серебряный век.

И в заключение этого обзора скажу несколько слов о книге Елены Первушиной «Любовь в Серебряном веке» (М. «Центрполиграф» — 2021). Пять биографических историй которые можно было бы назвать «поэты под колесами любви». Казалось бы, мы уже всё знаем о Блоке, Есенине, Маяковском и графе Алексее Толстом? Или скажем о Черубине де Габриак? Под этой литературной маской знойной испанки скрывалась совсем не знойная, скорее «серенькая мышка» Елизавета Дмитриева, из-за которой стрелялись поэты Макс Волошин и Николай Гумилёв. Поэты и их музы — это бесконечная история, гранями которой можно любоваться со всех сторон. И скучно не будет!

Виктор ПРИТУЛА

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: