slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Россия–США: согласиться нельзя отказаться

Переговоры заместителя главы МИД РФ Сергея Рябкова и заместителя госсекретаря США Венди Шерман Источник фото: infosmi.net

Первый раунд беспрецедентного переговорного процесса между Россией и коллективным Западом стартовал в Женеве, Брюсселе и Вене. Пока можно сделать вывод о том, что, несмотря на принципиальные расхождения в позициях сторон, никто не хлопнул дверью, предпочитая продолжить этот трудный, но жизненно необходимый диалог.

Как следует из первой встречи в Женеве, американцы в принципе согласились обсудить вопросы ограничения военной активности в Европе, но отметают предоставление России гарантий дальнейшего нерасширения НАТО и демонтаж натовского присутствия в ближнем зарубежье. А именно эти вопросы Москва ставит во главу угла.

На встрече в Вене с представителями НАТО не менее сложно: на любую из стран-членов Североатлантического альянса, которая в принципе могла бы обсудить вопрос нерасширения, найдется другая, которая этого не хочет. Можно допустить, что Франция, Германия, Италия и ряд других стран-участниц были бы готовы проявить конструктивность, но с другой стороны есть Польша, Прибалтика, Румыния и прочие рьяные, которые ни на какие компромиссы не пойдут. И вряд ли более взвешенная позиция победит: радикалы затащат вас на свою территорию и задавят опытом.

Скоро сказка сказывается…

Об итогах говорить рано, российские предложения в любом случае потребуют разностороннего детального и неизбежно длительного обсуждения, жарких споров и торгов. Несмотря на слова главы МИД Лаврова о том, что Москва не позволит «замотать» российские инициативы в бесконечных дискуссиях, их конечные цели могут быть достигнуты, возможно, через годы. Но процесс, что называется, пошёл.

Как сказал накануне переговоров в Женеве замминистра иностранных дел Сергей Рябков, «мы не с протянутой рукой туда едем, мы едем с четко сформулированной задачей, которую необходимо решить на тех условиях, которые мы сформулировали. Вот и всё.»

Поначалу коллективный Запад чуть не задохнулся от такой наглости вчерашней «страны-бензоколонки» (по слову покойного сенатора Джона Маккейна). Однако очень быстро на наиболее трезвые головы снизошло понимание, что разговаривать придется. Российский тон такой беспримерно жёсткий не только потому, что у Москвы иссякло терпение, а потому, что, как считает Кремль и как вынуждены признать во всяком случае трезвомыслящие контрагенты, Россия достаточно окрепла, а США и Европа достаточно ослабли. В самой России реакция на действия Кремля напоминает о событиях времен возвращения Крыма: кто-то ликует (вот уже поставим наконец на место заокеанского «гегемона»!), кто-то проклинает «агрессивную политику» Кремля, а кто-то тихо переживает — как бы не было хуже.

Российский проект соглашения не имеет прецедента по целому ряду параметров. Во-первых, документ необычайно всеобъемлющий, он охватывает широкий круг коренных вопросов безопасности, прежде всего на границах России и в целом на европейском континенте. Во-вторых, российская мирная инициатива носит неожиданно наступательный характер. В-третьих, что бы ни говорили его авторы (Россия) и контрагенты (США и коллективный Запад), проект носит вполне ультимативный характер. В случае его непринятия, несколько туманно заявила Москва, мир ждёт «новый виток конфронтации». А конкретно Россия пригрозила «полным разрывом отношений» с США, а также «военно-техническим» ответом. Каким может быть этот ответ, Москва не уточнила: пусть гадают.

Россия сосредотачивается

Что же придаёт России такую уверенность в своих силах? Если посмотреть непредвзято на положение дел в стране, жесткая денежная политика, практическое отсутствие внешнего долга, минимальный бюджетный дефицит, осмысленное вложение средств в важнейшие инфраструктурные проекты, развитие реального сектора вкупе с импортозамещением серьёзно укрепили устойчивость России в условиях продолжающегося глобального экономического кризиса, усугублённого пандемией. Да, российская экономика не показывает рекордных темпов роста и в мировом масштабе по-прежнему невелика, но достаточно надёжна и всё более самостоятельна. Это следует не только из правительственных сводок, но и из многочисленных зарубежных экспертных оценок. Достаточно сказать, что, несмотря на все структурные и прочие проблемы и бесконечные санкции и т.п., рейтинговое агентство S&P Global Ratings числит Россию в категории ВВВ (это хотя и низший, но инвестиционный рейтинг), а долгосрочный прогноз рейтинга считает «стабильным».

Ну и, конечно, Россия добилась серьёзного прогресса в строительстве вооруженных сил и качественного прорыва в разработке самых передовых видов вооружений. Всего три года назад много было желающих поиронизировать насчет кремлёвских «мультиков», продемонстрированных президентом Путиным Федеральному собранию. Смешки, однако, скоро стихли: у наших контрагентов до сих пор нет систем, равных по возможностям российским «Сарматам», «Ярсам», «Авангардам», «Цирконам», лазерным установкам «Пересвет», уникальным системам ПВО, суперторпедам «Посейдон» с ядерной энергоустановкой и т.д. Да и в сфере обычных вооружений достижения России за считанные годы не могут не впечатлять: доля новейших вооружений в российской армии превышает 70%, это самый высокий показатель в мире. А по стратегическим ядерным силам их доля составляет более 80%. Так что партнерам по геополитическому диалогу приходится слушать.

Всё ли так однозначно радужно для России? Конечно же нет. Да, множество людей живёт трудно, да, множество проблем существует в социально значимых сферах, в культуре, образовании и здравоохранении, уровень недовольства людей своим положением высок, коррупция велика, а пенсии маленькие и т.д. Может ли Россия тратить большие средства на армию? Но хорошие пенсии еще никого не защитили от внешнего военно-политического давления и от прямой агрессии. Тут всё же нужны другие инструменты. Как не вспомнить: кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Ну и, кстати, по свидетельству бывшего министра обороны Сергея Иванова, на разработку новейших ракетных систем Россия тратила не более 10–20 млрд рублей в год. В оборонном бюджете страны это «почти незаметные расходы». Да и сам оборонный бюджет сравнительно невелик, а сейчас — после завершения программы перевооружения — заметно сокращается.

«Силы мои уже не те…»

С чем же садятся за стол переговоров наши партнеры? На Западе всё более зреет понимание того, что гегемония США как единственной сверхдержавы осталась в прошлом. Произошло это настолько стремительно, что многие — от самих Соединённых Штатов до последнего из их союзников — до сих пор отказываются в это верить. Между тем эта деградация происходит по нарастающей все последние 30 лет их почти безраздельного господства. Ресурсы США совсем не те, какими их привыкли видеть. Если в 1944 году доля США в мировом ВВП составляла 52%, то сегодня это примерно 16%. А если вычесть многочисленные дутые пузыри компаний, торгующих «финансовыми инструментами», то эта доля может быть и ниже.

Да, Америка до сих пор экономический и военный гигант, но о глобальной гегемонии речи уже не идёт. Экономические рычаги Америки ослабли, Китай во многих отношениях её уже опережает. В такой ситуации — по логике вещей —
возрастает роль рычагов военных. Однако, как показывает совсем свежий пример Афганистана, и в этом отношении у США далеко не всё благополучно. Можно добавить, что они также уходят из Ирака, и вспомнить, что в последние годы все другие операции США за рубежом — в Сирии, Ливии, Венесуэле, в Африке — дивидендов американцам не принесли. Америка сдает позиции, сворачивая своё присутствие в одном регионе за другим. А российский ультиматум по большому счёту ставит вопрос о том, чтобы США начали эвакуацию и из Европы.

С тех пор, как своим главным оппонентом США объявили Китай, НАТО обречена на снижение американского внимания и притока ресурсов. Символичен в этом смысле напёрсточный номер с французским контрактом на строительство подводных лодок для Австралии: теперь этот заказ перекочевал в портфель американских корпораций, а Австралия наряду с Британией (группа морских держав) вошли в AUKUS, новый альянс с Соединёнными Штатами, направленный против Китая. Это в дополнение к также недавно образованному «азиатскому НАТО» под названием QUAD, в который входят США, Австралия, Индия и Япония. По мнению многих экспертов, это объединение призвано вывести Индию из-под влияния России и превратить ее в главного противника Китая. В этом свете важно вспомнить недавний визит российского президента в Дели: там, по всей видимости, не обошлось без обсуждения как раз этого круга вопросов.

Итак, НАТО утрачивает для США приоритетную роль: в противостоянии с Китаем североатлантический альянс не может играть сколько-нибудь заметную роль, это ведь не пару батальонов в Ирак отправить. Разумеется, вся натовская бюрократия будет бороться за свои посты и кормушки, но американская казна не бездонна и ей уже не потянуть НАТО, AUKUS и прочие военно-политические структуры одновременно. Так что НАТО неизбежно сдвигается на геополитическую обочину.

А табачок врозь?

Наверное, российскому руководству было с самого начала ясно, что США и их наиболее преданные союзники не смогут просто принять российский ультиматум. Но идея, как говорится, должна созреть. А динамика, как становится всё более ясно, не в пользу коллективного Запада.

В этой ситуации и самые преданные союзники США в Европе —
как в Восточной, так и в Западной — неизбежно задумаются о том, насколько соответствует их интересам ориентация исключительно на заокеанского партнера. Франция заливается краской после пощёчины с подводными лодками, германский бизнес недоволен давлением США по «Северному потоку-2», европейские страны-должники — Италия, Испания, Греция — не в восторге от экономических потерь из-за санкций против России, принятых по настоянию Вашингтона. В Восточной Европе уже начинают заговаривать о том, насколько дальновидно следование этих стран исключительно в фарватере Соединённых Штатов. Если посмотреть на «младоевропейцев», ясно прослеживается общая для них закономерность — резкое снижение промышленного производства, сокращение населения и непременная оппозиция России. Но надо помнить, что практически во всех этих странах ведущие позиции пока занимают абсолютно проамериканские силы, которые не мыслят иного курса.

Показательно между тем, что в США в последнее время озвучивается идея исключения балтийских и, возможно, некоторых других стран из НАТО: хлопот от них, кажется, больше, чем выгоды. Такое же отношение формируется и всё яснее проявляется в отношении Украины: с одной стороны, США и НАТО вряд ли смогут заявить об этом впрямую (они же не могут позволить России диктовать, кого принимать или нет!), с другой же — выгоды активного освоения украинской территории и других стран-лимитрофов чреваты и большими расходами, и большими рисками настоящей войны. Так что мысль о том, что НАТО не нужно расширение, бродит не только в Кремле.

Тем временем помощник президента Байдена по национальной безопасности Джейк Салливан заговорил о свертывании роли США в ряде международных организаций, в том числе ВТО и МВФ! То есть речь фактически идёт о том, что США — пусть не сегодня, но в обозримой перспективе — подаёт, так сказать, официальное заявление об уходе с поста мирового экономического и финансового гегемона, а доллар снижает свою роль одновременно национальной и мировой валюты.

Америке – рецепт от Путина

Кроме затруднений во внешней политике, США столкнулись с небывалым расколом внутри страны. Лозунг прежнего президента Дональда Трампа — сделать Америку вновь великой — означал возвращение в Америку реального сектора экономики, то есть перераспределение ресурсов страны в пользу промышленного капитала за счет капитала финансового. В немалой степени рецепт Трампа для Америки был похож на рецепт Путина для России в его первые десять лет — существенно ограничить активность страны на внешнем контуре, поставить на ноги экономику, стабилизировать финансы и только после этого возвращаться на мировую арену. Уже достаточно ясно, что Путину в этом гамбите сопутствовала удача. Положение США в этом плане остаётся туманным.

Мы хорошо помним, как «глубинное государство» вязало Трампа по рукам и ногам и в конце концов устроило ему даже не один, а целых два импичмента. В 2021 году — в обстоятельствах как минимум неоднозначных — к власти пришел Джо Байден как ставленник именно финансового, биржевого капитала. Однако быстро понял, что такая ориентация чревата крушением национальной экономики. Но не факт, что это стало понятно «глубинному государству» и финансовым элитам. Так что нынешнюю администрацию ожидают весёлые времена. И события 6 января 2021 года, когда разгорячённые сторонники Трампа штурмовали Капитолий, имеют шанс повториться, а последствия для Вашингтона могут стать катастрофическими.

Вот с таким багажом стороны пришли стороны к нынешним переговорам. Очевидно, что кремлёвский ультиматум направлен на создание — или в известной степени воссоздание — российской зоны безопасности и влияния. До сих пор в таком праве России отказывали. Ну, наверное, можно не верить в закон всемирного тяготения, но он существует. Так же существует и зона влияния у каждой крупной державы, хотите вы этого или нет. Вот ведь как: Россия не имеет права на зону влияния, интересов, даже вполне конкретной безопасности. Однако, не моргнув глазом, сами западные деятели и СМИ заявляют о зоне интересов США на Украине, в Черном море, на Тайване и далее по списку.

Ну так вот, граждане инфлюэнсеры, у нас для вас новости: в Сирии до сих пор Башар Асад президент, в Венесуэле по-прежнему непризнанный вами Мадуро, в Минске Лукашенко, а про президента Тихановскую слышно не очень. Весь мир наблюдал, как вы драпали из Афганистана, следующая эвакуация — из Ирака и фактически со всего Ближнего Востока. В Африке и даже Латинской Америке вы уже далеко не единственные. В общем, список вам очень хорошо известен, вы просто говорить о нем не хотите, по-прежнему напрягая рельефные мускулы мирового гегемона. Однако мускулы эти — чем дальше, тем больше — надуты долларовыми стероидами, настоящей силы в них уже нет. Когда-то знаменитого советского борца Александра Карелина спросили, кто победил бы в его гипотетическом поединке с Арнольдом Шварценеггером. Сибирский богатырь даже обиделся немного — что, мол, вы сравниваете меня с бройлером…

Диалог без компромиссов?

Аргумент НАТО о свободном праве восточноевропейских стран на вступление в НАТО лукав: они стали туда вступать не в ответ на некие якобы агрессивные действия России. Напротив, все силовые действия Москвы со времени распада СССР предпринимались как ответ, как реакция на неблагоприятные и опасные события на российских рубежах. В этом ряду и Приднестровье, и Грузия, и Крым. И ответ ОДКБ на нынешние события в Казахстане показывает, что Россия и другие страны блока готовы действовать быстро и точно.

Йенс Столтенберг, генеральный секретарь НАТО и один из главных западных «ястребов», заявил о готовности выслушать озабоченности России по безопасности. Хотя оговорился, что рассчитывает, что «Россия услышит и обеспокоенности НАТО». «Мы заинтересованы в плодотворном диалоге с Россией. Но наше послание сегодня заключается в том, что НАТО не пойдет на компромиссы по ключевым вопросам, включая право стран на выбор своего пути». Ну хорошо, сегодня послание заключается в этом. Но что будет завтра? После крушения СССР Россия утратила всякую привлекательность для ближних друзей и союзников, а Запад казался «сияющим градом на холме». Но картина меняется поразительно быстро.

Отметим на полях, что хорошей увертюрой к переговорам в Женеве, Брюсселе и Вене (соответственно с Соединёнными Штатами, НАТО и ОБСЕ) стало совместное заявление пяти ядерных держав от 3 января: лидеры России, КНР, Великобритании, Франции и США договорились, что «в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана. … Мы вновь заявляем об актуальности ранее сделанных нами заявлений о ненацеливании и подтверждаем, что наше ядерное оружие не нацелено друг на друга или на любое другое государство».

Собственно, выдвигая коллективному Западу свой ультиматум, Россия фактически и сама принимает на себя обязательства — не размещать, не угрожать, не продвигаться. Оценивая поучительный опыт и Советского Союза, и Соединённых Штатов, Москва, как представляется, не стремится «откусить больше, чем может прожевать». В глобальной геополитической партии на нашей стороне сейчас некоторое преимущество. Но не следует впадать в эйфорию по этому поводу. Как показывает практика последних десятилетий, ситуация может меняться невероятно быстро.

Известна фраза, приписываемая нескольким известным деятелям, в том числе Уинстону Черчиллю, о том, что «Россия никогда не бывает ни такой сильной, ни такой слабой, как кажется». Полагаю, что сегодня, раздумывая о геополитических перспективах, эту фразу следует примерить и к Соединённым Штатам, и к другим глобальным игрокам сегодняшнего и завтрашнего дня.

Лмитрий Линник

Лондон.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: