slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Дюма без мушкетёров

Все началось с Гомера. Достоверных сведений о нем нет. Затерялись в глубине веков. Однако ж два величайших шедевра мировой литературы намертво прикипели к этой легендарной личности. «Илиада» и «Одиссея» — это Гомер. И неважно, кто им был. Гомероведы продолжают спорить, для нас важны – две эпические поэмы, ставшие основой развития литературных жанров сначала античности (достаточно вспомнить прямую перекличку гомеровой «Одиссеи» с «Энеидой» Вергилия), а затем средневековых эпосов («Песнь о Роланде», «Смерть Артура») и далее везде. От Возрождения до постмодернизма. А конкретнее от всё той же «Одиссеи» до «Улисса» Джеймса Джойса.

Однако, к чему эта маленькая преамбула? Светлейший князь Потёмкин-Таврический сказал автору «Недоросля» Фонвизину: «Умри, Денис, лучше не напишешь!». Так Фонвизин и остался автором одной лишь, но бессмертной комедии, которая продолжает жить в репертуаре отечественных театров на протяжении более трех столетий.

Фонвизин — это «Недоросль». Грибоедов — «Горе от ума». Сервантес — «Дон Кихот». Гашек — «Бравый солдат Швейк». Ильф и Петров — Остап Бендер. Великий Дюма — это, безусловно, «Мушкетёры». Перечень авторов и неразрывно связанных с ними шедевров мировой литературы можно длить и длить. Но сегодня мы поговорим о «великом» (ему это нравилось) Александре Дюма и его необозримом литературном наследии, которое ну никак не хочет стареть.

Две самые известные его книги — «Три мушкетёра» и «Граф Монте-Кристо» были написаны в 1844—1846 годах. Когда слава романиста достигла зенита. А начинал Дюма свой литературный марафон, как драматург. За четверть века до триумфа «Мушкетеров» молодой Дюма, на содержании которого были матушка, а также незаконнорождённый сын Александр, (много позднее известный, как Дюма-сын — автор знаменитой «Дамы с камелиями»), всего за два месяца написал драму в пяти актах «Генрих III и его двор». Премьера в «Комеди Франсез» с успехом прошла 10 февраля 1829 года, и это была победа романтиков в театре, до сих пор считавшемся опорой классицизма.

Стендаль в своей рецензии писал: «В драме, конечно, есть большие недостатки; тем не менее она захватывающе интересна, и представление её можно считать самым замечательным событием этой зимы». Гёте после её просмотра заметил, что она «превосходна, но публике не по зубам».

Академик Андре Моруа в блестящей биографической книге «Три Дюма» писал: «Была ли его пьеса исторической? Не больше и не меньше, чем романы Вальтера Скотта. История полна тайн. У Дюма всё оказалось ясным и определённым. Екатерина Медичи держала в руках нити всех интриг. Генрих III расстраивал планы герцога де Гиза. Впрочем, Дюма и сам отлично понимал, что в действительности все эти приключения были куда более сложными. Но какое это имело для него значение? Он хотел лишь одного — бурного действия. Эпоха Генриха III с её дуэлями, заговорами, оргиями, с разгулом политических страстей напоминала ему наполеоновскую эпоху. История в обработке Дюма была такой, какой её хотели видеть французы: весёлой, красочной, построенной на контрастах, где Добро было по одну сторону, Зло — по другую. Публика 1829 года, наполнявшая партер, состояла из тех самых людей, которые совершили великую революцию и сражались в войсках империи. Ей нравилось, когда королей и их дела представляли в «картинках героических, полных драматизма и поэтому хорошо им знакомых».

Вслед за «Генрихом III» Дюма пишет ряд известных драм и комедий, пользовавшихся в своё время громкой славой. К ним относятся: «Христина», «Антони», «Кин — гений и беспутство», «Тайны Нельской башни». Возможно уже тогда, будущему автору «Мушкетеров» рамки театральной сцены показались тесноватыми, хотя он ещё почти десять лет оставался одним из столпов романтизма в драматургии.

В этом обзоре новинок московского исторического издательства «Вече» мы остановимся на нескольких книгах из великолепного издательского проекта «Иллюстрированного собрания сочинений» Александра Дюма. Собственно, собраний книг автора «Монте-Кристо» и «Мушкетеров» со времен свободного книжного рынка в постперестроечной России выходило немало. Но все они составлялись из канонических романов от «Мушкетеров» и «Королевы Марго» до «Жозефа Бальзамо» и современного автору «Графа Монте-Кристо». А вот касательно «до мушкетерских» и «после монте-кристовских» многочисленных исторических романов, да ещё проиллюстрированных французскими рисовальщиками, современниками Дюма, тут у «вечевского собрания» — абсолютный эксклюзив.

Уже в 1830-х годах у Дюма возник замысел воспроизвести историю Франции XV—XIX веков в обширном цикле романов, начало которому было положено романом «Изабелла Баварская». С тех пор под именем Дюма вышло огромное количество как исторических романов, так и множество книг, в которых писатель обращается к современной ему тематики, с её заостренным социальным драматизмом. Но проза на злобу дня, столь блистательно созданная Бальзаком в его знаменитой «Человеческой комедии», всё же — не «конёк» Александра Дюма.

За свою долгую писательскую жизнь он создал более сотни романов, повестей, путевых очерков, жизнеописаний исторических персон и даже нескольких гастрономических книг. В написании некоторых книг из этого необъятного наследия, что греха таить, участвовали и его «негры» — литературные подёнщики. Среди произведений до и после «мушкетёрского периода» можно встретить рыцарские романы в духе Вальтера Скотта «Отон-лучник», «Робин Гуд», «Паж герцога Савойского».

В одной из «домушкетёрских» книг Дюма «Приключения Лидерика» автор погружает читателя в мир «темного средневековья» — век VII, правление легендарного короля Дагобера. Здесь наряду с историческими персонажами с полным правом действуют гномы, драконы, людоеды и даже женщины-богатырши. Эта повесть, основанная на франко-германских легендах, для современного читателя покажется куда более наивной чем знаменитая сага Толкина «Властелин колец».

А вот сюжет романа «Робин Гуд» претерпел немало метаморфоз в литературах многих стран мира. Дюма здесь следовал лишь в фарватере английских народных преданий. В России эту сюжетную линию можно при желании найти в пушкинском «Дубровском». Наверняка Александр Сергеевич был знаком с романом Вальтера Скотта «Айвенго». А вот Дюма написал своего «Робин Гуда» в 1860 году. Уже погиб на дуэли Пушкин, да и Вальтер Скотт ушёл в мир иной.

«Робин Гуд», как и другие романы «великого француза», занимателен и интересен. Но ему явно не достает головокружительной живости «Мушкетёров» и безупречной интриги «Монте-Кристо». Однако чтение книг Дюма — это прекрасное лекарство от стрессов нашего безумного мира.

Виктор ПРИТУЛА, литературный обозреватель газеты «Слово»

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: