slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Сергею Аксакову — 230 лет

Сергей Тимофеевич Аксаков

Детские воспоминания нежны – и то, что у людей определённых поколений, они – среди прочих книг – связаны с аксаковским «Аленьким цветочком» – логичное следствие освоение мира: в проявлениях добра и зла, резкой контрастности, несправедливости, победы света: с которой редко приходится сталкиваться. Сказка, содержащая один из каркасных сюжетов европейской культуры: мотив красавицы и чудовища – учила без дидактики, показывая, как маленькое бесстрашие разрастается до космических результатов.

Языковая нежность перла Сергея Тимофеевича Аксакова (1791–1859) завораживала: как чудно росли терема и плелись узоры! Как страшно было представить себя на острове, где обитало таинственное чудовище! Похоже на жизнь – а, впрочем, это она и есть: каждый в определённом смысле вынужден вступать на подобный остров.

Аксаков писал вкусно, плотно, весомо; казалось – каждое слово ощупывалось им, прежде, чем лечь в чистое поле страницы: и уже устроенное в ячейке общего смысла оставалось надолго, испуская благородное сияние.

«Детские годы Багрова-внука» идут чередующимися лентами очарований-разочарований. Пятилетний повествователь, страстно идеализирующий свою мать, любящий её до болезненной экзальтации… Она не любила деревенской жизни, оберегала, как от заразы, детей от крестьян; она сама была весьма экзальтирована, всегда – на волосок от истерики, всегда бледна… Она была – маменькой: в ней собиралось всё световое, великолепное, вечное, ведущее к таким постепенным разочарованиям…

Но – что бы ни писал Аксаков, язык его – хлебный, млечный, подробный. Некуда спешить. Варианты другого времени: когда всё мелькает, срываясь с петель, не представляются.

Сергей Тимофеевич — родоначальник мощной династии, давшей ярчайших славянофилов, видевших и ощущавших особый, самобытный путь России, возникший на духовной почве православия, которые отстаивали её особый тип культуры, в корне отличной от культуры народов Запада, впавших в ересь и атеизм.

Славянофильство вызревает постепенно: как мёд в сотах: и с мёдом тоже будет ассоциироваться аксаковский язык: та же густота и сладость…  «Семейные хроники» развернутся пышными описаниями природы: о! тут не описания – тут чаши, наполненные дивным содержанием, поднятые к небесам: и в чашах этих мерцает вечное ощущение космоса природа, а человек – словно всего одно из существ в бесконечной цепочке…

А какое описание трапезы! У Гоголя всегда оно – несколько сатирическое, одного Петуха вспомнить достаточно: у Аксакова: просто, вкусно, как вкусно есть! Яства проступают сквозь страницы, кажется насыщая волшебным уже своим описанием.

Разумеется, столь же плотно и смачно прописываются характеры, обычаи, усадебная жизнь, нравы; тут – каталоги лиц, дел, подробностей, событий: срез жизни: и вся она – так сочно данная, так предельно восстановленная.

Записки о рыбалке и охоте предстанут тоже…великолепно исполненными каталогами – птиц, их нравов, моментов рыбной ловли. Как лопается тугое стекло воды, и трепещет живое серебро рыбы…

Деятельность С. Аксакова была многообразна: от театральной критики до директорства в Межевом институте, от цензорства до критики литературной: но что свойственно ему было во всем – исключительное благородство, высокая мера достоинства, и драгоценная подлинность дара.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: