slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

«Пакистанский поток» — трубопроводный узел

Россия и Пакистан в ближайшее время начнут строить в исламской республике газопровод, который протянется от ее южных портов до северных областей. Об этом объявил министр энергетики РФ Николай Шульгинов. Таким образом, будет запущен проект, о котором государства договорились ещё шесть лет назад.

Эта новость, сообщает Институт РУССТРАТ, вызвала активное обсуждение в экспертной среде. Особенно в свете отказа Пакистана сдать свои военные базы в Белуджистане в аренду Соединенным Штатам, для размещения там части выводимого из Афганистана американского военного контингента. Некоторые эксперты пришли даже к выводу о чуть ли не успешной «покупке» Пакистана Россией «за дешевый газ». Конечно, определенное сближение между странами имеет место, однако трубопроводный вопрос в действительности — гораздо сложнее. Так зачем же России стройка газовой трубы в стране, с которой у неё даже нет общих границ и по которой, как выясняется, она не будет поставлять газ? Евгений Мазин (tass.ru) взялся разобраться в этом вопросе.

Что такое «Пакистанский поток»?

Это газопровод протяженностью 1,1 тыс. км по территории Пакистана. Пропускная способность — 12,4 млрд кубометров в год. Для сравнения: «Турецкий поток» имеет пропускную способность 31,5 млрд кубометров, а «Северный поток — 2» — 55 млрд кубометров в год.

Поступающий в терминалы порта Карачи сжиженный газ после его регазификации (то есть перевода обратно в «летучее» состояние) должен отправляться по газопроводу на север страны, в город Лахор, где будут построены электростанции, работающие на газе. При этом в данном случае речь о прямых поставках газа из России не идёт.

Межправительственное соглашение о строительстве газопровода было подписано Россией и Пакистаном еще в 2015 году. Тогда он назывался «Север—Юг» и оценивался в 2,5 млрд долларов. Предполагалось, что его построят за 3,5 года и весной 2020 года он заработает на полную мощность. Сейчас Минэнерго РФ инвестиции в строительство «Пакистанского потока» в 1,5—2 млрд долларов, из которых 25% могут взять на себя российские компании.

Почему строить решено сейчас?

Сначала стороны не могли договориться по размерам тарифа на прокачку газа. «Тот тариф, который предлагается, не дает возможности вернуть деньги, которые вложены в проект. Мы стараемся убедить наших партнеров в том, что необходимо повысить тариф», — говорил в 2017 году руководитель госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов. Именно «дочка» Ростеха, компания «РТ Глобальные ресурсы», выступала исполнителем по соглашению о строительстве газопровода.

Затем в дело вмешалась геополитика. В 2020 году на «Ростех» были наложены очередные иностранные санкции, что потребовало поисков нового исполнителя с российской стороны. В марте стало известно, что для этого будет создана специальная компания. Учредителями станут ФГУП «Центр эксплуатационных услуг» Минэнерго РФ, ООО «Евразийский трубопроводный консорциум» и Трубная металлургическая компания (ТМК).

Зачем «Поток»
нужен Пакистану?

Исламская республика нуждается в газификации. Особенно это касается удаленной от моря северной части страны. Труба пройдёт только по территории Пакистана и будет ориентирована на внутренний спрос.

Помимо совместного проекта с Россией, Пакистан пытается реализовать ещё два «транзитных» проекта. Первый — строительство трубы из Ирана. Второй — из Туркмении (проект ТАПИ). В обоих проектах конечным потребителем должна стать Индия. Оба проекта пока буксуют — один из-за американских санкций, наложенных на Иран. Второй — из-за сложной политической обстановки в прилегающих странах: газопровод ТАПИ должен проходить ещё и через территорию Афганистана. Риски, с этим связанные, инвесторы находят чрезмерными, поэтому вкладываться в проект не хотят. Не способствуют оптимизму инвесторов и не самые теплые отношения между Пакистаном и Индией.

Зачем «Поток»
нужен России?

Во-первых, новый газопровод увеличит спрос на газ со стороны Пакистана, а значит, близлежащие газовые экспортеры (в первую очередь Катар) решат перераспределить потоки, уменьшив поставки в Европу. Это выгодно России, потому что уменьшает конкуренцию за европейские рынки.

Во-вторых, Россия будет сначала строить, а потом осуществлять операционное управление трубой и получать за это деньги. «Проект оценивается в 2 млрд долларов, и хорошо, что часть этих денег будет заплачена России», — поясняет Владимир Сотников. По словам эксперта, «Поток» изначально рассматривался как часть газопровода, который протянется из Туркменистана. Если рано или поздно его построят, прибыли России от операционной деятельности еще возрастут. Впрочем, директор отдела Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин считает, что основные выгоды Россия получит именно за строительство газопровода, добавив к экономической составляющей имиджевые дивиденды страны, способствующей развитию региона.

Кому ещё
выгоден «Поток»?

Это региональный проект, поэтому и выгодоприобретатели у него будут региональные, считают эксперты. Вячеслав Кулагин называет главным из них Иран, который сможет удовлетворить потребности Пакистана за счёт своих запасов. «Пакистан стремится в первую очередь газифицировать свои северные области, но это не значит, что при наличии спроса он не сможет продавать газ соседям, используя реверс», — в свою очередь считает старший научный сотрудник отдела Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сотников.

Кому не выгоден?

На первый взгляд, строительство трубы может вызвать недовольство Китая, который не первый год вкладывает миллиарды долларов в экономику Пакистана. Пекин может воспринять это как попытку уменьшить его влияние в регионе. Впрочем, за минувшие с первого объявления о запуске проекта шесть лет Китай не высказывал никаких признаков недовольства. «Здесь проект экономический, а Китай, в отличие от России, не считается лидером в области строительства газовых инфраструктур. Поэтому едва ли китайцы будут недовольны», — рассуждает Владимир Сотников. Вячеслав Кулагин, в свою очередь, напоминает о непростых отношениях Пакистана с Индией, которая едва ли заинтересована в развитии соседа. Но и в этом случае реальных аргументов против строительства нет, считает эксперт.

Может ли «Поток» попасть под санкции?

Маловероятно. Россия выступает в проекте в качестве строителя, и, чтобы избежать «санкционного фактора», из проекта и вышел «Ростех». В новой редакции соглашения контрольный пакет проекта (74%) принадлежит Пакистану. России остается блокирующий пакет и существенный вес в вопросах выбора подрядчиков, проектирования, инжиниринга и других технических аспектов. «Если же рассматривать проект с точки зрения поставщиков газа как главных выгодоприобретателей, то здесь возможны всякие варианты, — говорит Вячеслав Кулагин. — Впрочем, в данном случае к России это не будет иметь никакого отношения».

Однако, считает РУССТРАТ, запуск проекта, против которого активно выступают США, да ещё в бывшей зоне американского геополитического доминирования, тем более, связанного с Ираном, и преодолевающего региональное индо-пакистанское противостояние, — очень большая дипломатическая победа России, серьезно прибавляющая Москве международного веса.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: