slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

«Мы созданы были с радостью!»

Валентин Воробьёв

Валентин Яковлевич Воробьёв — прежде всего, солнечный человек. Русский богатырь,  мастер кузнечного дела, строитель,  мудрый наставник. Заслуженный художник России, один из основателей и председатель  Союза кузнецов-художников, существующего уже более  тридцати лет.

В Ярославле установлен памятник работы Валентина Воробьёва, посвящённый «Слову о полку Игореве», в Коростово Красногорского района Московской области можно увидеть его работу – памятник Александру Асманову. Мемориал представляет собой лестницу, на ступенях которой написаны имена героев Великой Отечественной войны. Асманов — деревенский парень, который ушёл на фронт и погиб вместе с группой ребят, подававших ему боеприпасы. Позже им всем дали звания героев Советского Союза посмертно.

Здесь, в деревне Коростово близ Красногорска, мастер создал своё «железное царство»: дом — чудо деревянного зодчества в стиле русских сказок, мастерские — для себя и для взрослых сыновей, которые так же стали художниками-кузнецами — мастера в четвёртом поколении (!), Музей скульптуры из металла. А в центре этого царства православная церковка — тоже проект и труды Валентина Воробьёва.

Работы художника побывали на выставках во многих городах мира. Проходили выставки его работ и в Храме Христа Спасителя. Иностранцы готовы покупать работы мастера кузнечного ремесла за огромные деньги. Но за долгую творческую жизнь было всего несколько случаев, когда художник продал свои работы. Только по велению сердца, и чтобы построить необходимые мастерские и храм. Даже посещение его частного Музея скульптуры из металла, где художник сам проводит экскурсии — бесплатно.

В музее собраны работы многих мастеров, работающих с металлом, в том числе членов Союза художников-кузнецов. Есть и старинные кованые предметы с клеймами. «Кузнец нужен был в каждой деревне, — рассказывает Валентин Яковлевич, — подточить сабельки, коней подковать. Это были очень ответственные люди, особенно старики».

Представлены в экспозиции даже работы женщин-кузнецов из разных уголков России. Имеется одна любопытная металлическая скульптура, которую может ключом завести каждый посетитель и увидеть, как молоточками работают кузнецы-медведи.

Пронзительная работа — натюрморт из касок и автоматов, присланный в музей из Донбасса. И ещё одна скульптура на эту тему — «Лимонное дерево» — дерево с гранатами лимонками. Есть и кованый портрет Че Гевары работы В. Воробьёва. Художник рассказывает, что когда кубинцы приехали в его музей, то встали на колени перед этим портретом. Очень просили продать. Но не расстался кузнец с кубинским патриотом Че Геварой.

А теперь пройдём в залы, где представлены работы только Валентина Воробьёва. Эти образы из метала связаны с давней и недавней нашей историей: былинные богатыри, царь Иван Грозный, кованая хоругвь с изображением государя Николая II, швейная машинка из-под иглы которой выходит папка «Дело», сюжет, посвящённый Афганской войне... И многое, многое другое. Есть и деревянная мебель, сделанная под старину — шкафчики с секретами и много ещё разных воплощённых затей художника.

Композиция из древней истории — «Летят стрелы калёные». Скульптура, в которой воплощена в образе древнерусская история, будь то события «Слова о полку Игореве» или Батыево нашествие. Калёные стрелы летят тучей друг на друга и замирают, будто бы впиваясь в стену времени.

Род художника по отцу — с Белгородчины. Поэтому детство — это и Москва, где Валентин Яковлевич родился, и Слобожанщина, где какое-то время жила семья.

«Как меня воспитывали? — вспоминает художник, — мать с отцом уходят в кино. Отец насыпает мне на пол гвозди, даёт молоток: занимайся, сынок, делом. Возвращаются. Вы думаете это всё? Нет. Отец даёт пассатижи — теперь вытаскивай. Так воспитывал.

А летом на Белгородчине отправят меня коров пасти. Природа — с ума сойти. А я же с этюдником! Пока что-то нарисовал, коровы ушли. Мама меня — розгами. Так это же бальзам». Воспитание дало залог работоспособности, выносливости на всю жизнь. Иначе как бы он вынес трудности становления в профессии, умение постоять за себя в жестоком мире, где зачастую человеческие отношения строятся по закону «купи-продай»?

«Мы классные получились, — убеждён Валентин Яковлевич. — Мы любили эту жизнь. Потому что мы созданы были с радостью!

У родителей нас было четверо. Одно пальто носили все по очереди». А ведь эта радость была от того, что это было время победителей, вынесших на своих плечах самую страшную войну в мировой истории.

Есть несколько скульптурных работ в арсенале художника, которые посвящены его отцу. Валентин Яковлевич рассказывает о военной юности отца: «Немцы забрали молодёжь из Белгорода в плен. Увезли в Берлин. Многие подростки выпрыгивали из бортовой машины и немцы по ним стреляли. Поэтому отец не стал выпрыгивать. В Берлине их определили на завод по ремонту танков. Дети не могли простить, не могли смириться и стали мстить — начали заваривать немцам нижние люки, чтобы те не могли выбраться из танков. Конечно, рассекретили, вывели на расстрел. И вдруг подошёл один барон, вывел моего отца из группы детей и увёз его в свой замок. Отец сопротивлялся — как же оставить друзей? Но там разговор короткий. Потом он вспоминал, что барон был добрый человек, а вот его приказчик постоянно бил русского парня. Когда война закончилась, барон взмолился, чтобы мой отец у него остался, поскольку у барона все дети и все родные погибли. Предлагал сделать наследником замка. Но отец сказал: «Нет, Родина дороже».

После войны отец сменил метрики, боялся, что узнают эту историю, хотя Родину он не предал. Он отслужил в армии, работал в Нарсуде. «Приходит развестись молодая пара, – говорит Валентин Яковлевич, — а их отправляют к моему отцу, потому что кузнец — это философ. И вот он им внушал, как надо беречь семью. Они сидели и плакали. Я это помню. Через год они приходили к нему с цветами, с конфетами. Он гордился тем, что спас не одну семью».

История может быть только личной... Как-то пришёл в мастерскую к Валентину Яковлевичу один немец — бывший фронтовик — и рассказывал, как после поражения немцев его вели пленного и одна женщина бросила ему булку хлеба — просто спасла жизнь. С тех пор он навсегда стал хорошо относиться к русским.

А в недавней нашей истории разве путь шелками вышит? Художник рассказывает, что в начале 1990-х была первая выставка его работ в Дрезденской картинной галерее. В то время он работал в Москве на заводе и успел создать приличную коллекцию своих работ в металле. И вот — на заводе сокращение. Все скульптуры должны были остаться в собственности завода, сгинуть там, поскольку изготовлены из заводского материала. Завод находился рядом с Головинским кладбищем. «Ночью я вынес свои работы и закопал среди могил, присыпав листьями, — говорит Валентин Яковлевич. — Я подумал тогда, что в Дрезденской картинной галерее я получил за эти скульптуры всяческие признания, а в России мне приходится прятать их на кладбище».

И немного помолчав, добавляет — к сегодняшнему дню: «За стариков обидно, это они ведь Россию ковали!»

Был случай и когда всю выставку Валентина Воробьёва забрали проходимцы якобы для экспозиции, и закрыли двери перед самым его носом — обманули и украли работы. Художник долго болел, переживал так, что отнялись ноги. Но Господь восставил его, как Илью Муромца. Валентин Яковлевич воссоздал все те, украденные, работы заново. И пришло исцеление. А тем, кто украл скульптуры, не позавидуешь… Потом уже стало известно о том, как трагически закончились их жизни.

Есть среди философских работ скульптора композиция «Игра на вылет». Играют в карты Пушкин, Есенин и Высоцкий. «Одного застрелили, другого повесили, третьего посадили на иглу. Я сделал из латуни их лица, напоминающие золочёные лики. Это они, наши поэты, делают историю страны», — говорит Валентин Яковлевич.

Есть у художника мечта — создать учебный центр всех видов производства, которыми была когда-то богата Русская Земля — Город мастеров. Это будет комплекс жилых домов с мастерскими — дом кузнеца, дом золотошвейки, дом стеклодува. Всего 60 домиков. Центр комплекса — храм. Должны быть в этом учебном центре и концертный зал, театр. К примеру, чтобы шла опера «Садко». Должны быть гостиницы для приезжающих на мастер-классы, для обучения, для изучения того, как жил русский народ и как можно восстановить этот быт.

Валентин Яковлевич уже не раз пытался добиться, чтобы под такой комплекс дали землю, но, увы. Даже в родном Красногорском районе не предоставили участок, там, где пустовала земля. Сослались на то, что якобы там каньон, но теперь в этом месте построен Крокус-сити. Мастер пытался получить землю под Город мастеров в Переславле-Залесском, но земля там принадлежит человеку, который давно живёт в Америке. Ни продавать землю, ни заниматься ею он не собирается, поэтому земля просто пропадает. И местное руководство глухо к просьбам начать хотя бы с малого строительство такого учебного центра.

А пока художник с радостью принимает всевозможные экскурсии. Он убеждён, что его работы необходимо показывать детям, рассказывать через них историю страны. У нас есть, чем гордиться, есть великий фундамент для восстановления страны. Обязательно посетите музей «Железное царство»!

Адрес музея «Железное царство»: Московская область. Красногорский район, Пятницкое ш., пос. Светлые горы, дер. Коростово, д. 24. Тел.: 8-985-784-10-49.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: