slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Как злая хворь помощницей стала

То, что Советский Союз доживает последние годы, я подозревал, ещё нося синюю школьную форму и красный галстук. Ещё стоя «смирно» у бюста Ленина в рекреации и заучивая наизусть стихи про город Петроград в 17-м году. Стоило кому-нибудь, из семьи, слегка побогаче моей, прийти в класс с японским плеером или какой-нибудь многоцветной авторучкой, он собирал небольшую толпу и становился звездой: у него (неё) был импорт!
«Нерусская жвачка» или что-нибудь иное «нерусское» было символом престижа, качества, красоты! Да что греха таить, и я в квартире у приятеля не мог наглядеться на двухкассетный «Шарп»… Все эти вещи были желанными, недосягаемыми и вызывали завистливые раздумья: когда же и у нас будет подобное? И когда же кончится то серое, непрестижное, что нас окружало и так мало на это походило?
А такого количества злобных и матерных антисоветских хохм, как в 8–10 классах школы, я больше нигде не слышал. И добро бы про Штирлица с Чапаевым, а то ведь и про Зою Космодемьянскую… Советское в те годы никому не было нужно. Над ним цинично смеялись. Его заменяли. Замещали.

Вот только мало кто задумывался: а на что менять-то будем? Эйфория от «преображенской революции» 91-го у меня прошла быстро, вроде бы, за один день, когда у соседнего дома взорвали чей-то «вольво» и там полностью сгорел балкон. По ларькам у метро спокойно шастали юные рэкетиры, собирая дань, а рядом стоял милиционер в чёрной кожанке, выпятив пузо, и следил за порядком. О том, что мою бывшую жизнь заместили как-то неудачно, я догадался также внезапно, попытавшись в хозяйственном магазине отыскать утварь отечественного производства. Это было трудно. Почти всё оказалось китайским.
Развал проклинаемого тогдашним молодняком, «неспособного обеспечить модными и красивыми шмотками» СССР лишил нас источников сырья для лёгкой промышленности, прежде всего — хлопка Средней Азии (откуда, кстати, квалифицированных русских специалистов выгнали средневековыми погромами). Деградация и развал совхозов, разрыв связей с Монголией и, опять же, отвалившаяся Средняя Азия наполовину уменьшили поставки кожи для галантерейных изделий. Моя однокашница-армянка тут же переквалифицировалась в челночницу и стала ездить в Польшу за текстилем и в Турцию за кожей. Ведь перепродавать выгоднее, чем пахать в конторе или на фабрике за зарплату, которую ещё неизвестно, получишь ли. Не хочу говорить про однокашницу плохое, но другие наши челноки и рыночные игроки покрупнее приобретали за границей чего подешевле и похуже качеством (народ в те смутные годы «кушал всё»).
Как результат — отечественный легпром оказался в нокауте, и сегодня составляя едва 1% от промышленного производства, а доля капиталовложений в него от общего уровня инвестиций в промышленность и того меньше — всего 0,7%. Как говорили в СССР, промышленность — лёгкая, а тема — тяжёлая. Конечно, товарный дефицит, из-за которого мы, тосковавшие по «Левисам» и «Шарпам» школьники, ненавидели «совок», исчез. Но появилась обида на самих себя: получается, мы глупее китайцев?!
Наши вчерашние собратья по коммунизму оказались невероятно хваткими бизнесменами, мгновенно соображали, где тренд и конъюнктура, заполоняя освободившийся рынок своими товарами. Они сразу поняли, что такое российский рынок и что из него можно извлечь. При всей бедности наших граждан, на одежду и обувь они всегда найдут деньги — иного климат не позволит… А если российский легпром обеспечивает не более 15% спроса, в основном, снабжая армию и силовые структуры, то есть шанс «взять реванш за Даманский». И ведь взяли!
Бывшие борцы за бесклассовое общество создали такую эффективную лёгкую промышленность, причём за короткий срок, что «прижали к канатам на ринге» не только наших, но и западных производителей любого ширпотреба. Глядя на наших «рыночников», китайцы насмешливо прозвали их «букаопу» — «не попадающие в ноты». На правду обижаться нечего, думал я чуть позже, разглядывая в частном магазине отечественную электрогрелку в виде… иконы Сергия Радонежского. (Впрочем, после того, как я увидел у своего дома азербайджанцев, продающих веники, я уже ничему не удивлюсь).
…Окончив школу и работая в ней же, сперва лаборантом у физика, а затем библиотекарем, я видел у ребят красные китайские пеналы с музыкой и калькуляторами, объёмные линейки, в которые была залита жидкость и даже плавали рыбки. И китайские часы «Монтана», разумеется! И куртёнки из кожзама, и плееры, и игровые приставки. У кого подобного не было – с таким «нищебродом» девчата «не ходили». В ванных висели китайские полотенца, кои следовало распрямить в горячей воде – до того они продавались в виде шишек или ёлочек. Их нам распределяли на работе…
Россия по-китайски – «Олосы». Мы за несколько лет превратились в провинцию Олосы. Вот вам ваши желанные «нерусские жвачки», господа юные матерные антисоветчики! Жуйте, да не обляпайтесь.
С питанием тоже стало непонятно. У меня к двадцати годам начался страшный падёж волос на голове — еле остановили народной медициной. Безукоризненные до того зубы «сыпались» один за другим, с тех пор половина их под пломбами. Читал в те годы, что китайцы внутри своей страны генно-модифицированные продукты не используют, гонят на экспорт сою, рис, лук, сами же остерегаются употреблять их в пищу. В 2008 году вспыхнул «меламиновый скандал», когда выяснилось, что китайские переработчики добавляли меламин в сухое молоко, что вызвало заболевания у 300 000 наших детей, некоторых даже не удалось спасти… Китайцы же, посещая Европу, скупали там сухое молоко и… дарили его друзьям и родственникам на Новый год: небось, не отравятся!
В советские годы мне были неприятны отечественные овощные магазины, где картошка лежала в чёрных пятнах, лук в клетушках валялся грязнющий, а морковь можно было согнуть, такая она была мягкая. Да, моя мама немало потрудилась на кухне, вырезая гниль из картофельных клубней. Но странно — от тех некрасивых овощей никогда не было изжоги (позже я от неё настрадался). И волосы от них не выпадали.
Вдохновитель и организатор всех наших рыночных побед, его величество Жареный Петух впервые ударил клювом нерадивый российский рынок в 98-м, при Сергее Кириенко. Резко ослаб курс рубля, на селе, к примеру, вздорожал импорт и семян, и пестицидов, и запчастей, благодаря чему, «по цепочке», вздохнули отечественные производители в пищевой сфере, в частности. Внутренний спрос начал стимулировать «своё» производство: думаю, что от привозных из-за Великой Стены овощей здоровье пошатнулось не у меня одного.
Инертность наших производителей подчас просто удручала: как добиваться роста производства и снижения безработицы, словно бы никого не волновало у нас, при таком-то рынке рабочей силы (я не шовинист, но поглядите, кто трудится на рынках и стройках). Тот же Китай, отказываясь от импорта, в гораздо больших объёмах выходит на внешние рынки, теснит и теснит там неповоротливую Россию… Хотите пример? Ещё лет 6 назад среди всех маринованных грибов на наших прилавках 88% были китайскими! В русских лесах грибы перестали расти или их ленятся закатывать?! И, куда не взглянешь окрест, душа уязвлена станет: ещё в нулевые Россия импортировала в гражданском самолётостроении более 80% комплектующих, в тяжмаше — порядка 70%, в нефтегазовом оборудовании — 60%, а в энергетическом — половину. В прошлом году российский автопром сумел выйти на 60% обеспечения иномарок запчастями, но всё же это процентов на 30 меньше, чем планировалось в 2014-м.
До «Крымнаш», санкций и контрсанкций, доля импортных продуктов в наших магазинах превышала 1/3. Но, когда включилось эмбарго, в частности, иссякли польские яблоки, наши садоводы заложили новые сады интенсивного типа на рекордных площадях, модернизировали старые теплицы, а в 2018-м построили новые, и они стали выходить на полную мощность. Яблоки — не бананы, из-за ослабления рубля не подорожают. Результат — урожай овощей в закрытом грунте в 2019-м составил 1,3 миллиона тонн, а тех же плодов и ягод — 3,46 миллиона. Это уже примерно 40% «своего». Уровень самообеспеченности РФ молочной продукцией составил почти 82% — при сильнейшей конкуренции союзных белорусов (на стоимость их продукции рубль никак не влияет).
С хлебом сложнее — твёрдые сорта пшеницы категории «А» в РФ не экспортируются, а производимые у нас более 5% спроса не обеспечивают. Но советских ГОСТов сейчас нет, поэтому едим, что продают. Всё же в количественном отношении от ослабления курса рубля производство зерна должно выиграть. Центр отраслевой экспертизы обещает также выгоды для рыбного хозяйства — на мой взгляд, это возможно только при увеличении производства отечественного горючего для рыболовецких судов и, если будет создано, отечественного же оборудования для них. Тогда посмотрим, подешевеют ли мои любимые навага и ледяная.
Легпром, почти умерший в 90-е, тоже хочет жить, и оттого учится вертеться: к примеру, Вяземская швейная фабрика специализировалась на тёплой одежде, а теперь, когда у нас на полную громкость зазвучала ария китайского гостя, Ковида-19, шьёт одноразовую, так что врач-инфекционист может одеться в её продукцию с ног до головы. Как ни страшно такое говорить, но коварная эпидемия, косящая людей тысячами, позволила сохранить многие наши предприятия благодаря их перепрофилированию. Из официальных источников видно, что государство готово дотировать проценты по кредитам и стоимость оборудования — не менее, чем наполовину. Правительство наконец-то озаботилось решением об установлении приоритета нашей продукции перед импортной. На господдержку теперь могут рассчитывать и предприятия в сфере лёгкой промышленности, в которых занято до 1 тысячи человек (ранее это распространялось лишь на МП со штатом до 200 человек). На заседании Кабмина премьер М. Мишустин в конце августа распорядился направить на поддержку легпрома миллиард рублей. Но отчего же о мерах по поддержке «лёгонькой промышленности» власть заговорила только сейчас?! У Китая нам ещё учиться и учиться…
Решили также возрождать традиционное для нашей средней полосы льняное производство, заложив в него номенклатуру до 15 миллиардов рублей… Я 21 год отдыхал в тверской деревне, там поля, с влажными суглинками средней плотности, где лён выращивали, березняком заросли. Неужто вспомнили? Вот что вирус-то животворящий делает!
И снова возвращаюсь к пищепрому. И там не было бы счастья, да несчастье помогло: из-за короновируса российские торговые сети стали по собственной инициативе ограничивать поставки китайских продуктов, в основном — фруктов и овощей (официального запрета власти РФ не вводили). Ряд сетевиков переориентировался на отечественных сельхозпроизводителей. Сейчас в наших универсамах доля российских продуктов варьируется от 74% до 95%. Чемпионы — колбасы, молоко, яйца, охлаждённое мясо птицы и свинина, полностью вытеснившие «иностранцев» с прилавка.
Проблем в области импортозамещения много, они огромны, не все пока решаемы. Но появилась надежда, а, если она у нашего человека есть, он с чем угодно справится. Ведь мы – просто такая страна: у нас «генерал Мороз» вражьи танки останавливает, а злая хворь помогает родному бизнесу!
 
Антон ВАСИЛЬЕВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: