[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Здравствуйте, я дизайнер! Вижу, что не Иванов!

Когда­то молодые люди добивались славы, создавая что­то интересное. А сегодня достаточно плюнуть на стариков, создавших «эту страну» и практически ничего не имеющих, кроме копеечной пенсии. И ты уже «звезда». Пусть на пару дней или даже часов, но о тебе ВСЕ говорят!
Когда все вокруг хором и соло только и заняты криками про воровство в Сочи да про качество тамошней канализации, субчики покреативней изощряются в высказываниях по поводу ветеранов, памятников и всей нашей с вами истории в целом.

Они никогда не читали стихов Александра Твардовского, написанных в день выноса Сталина из Мавзолея: «Но дело в том, что сам собою камень – он не бывает ни хорош, ни плох!»
А в странах, куда они мечтали бы «свалить», бережно хранят памятники даже самым кровавым и жестоким правителям. Как, например, во Флоренции памятники семьи Медичи, привлекающие толпы туристов.
Но «очень крутой» мальчик из «очень хорошей семьи» Артемий Лебедев всё это помнить не желает и бесстрашно рубит в своем блоге то, что считает истиной: «Все, что нам рассказывают об этой войне, — тотальная фальсификация, обман, пропаганда и ...».
Он утверждает, что «город Брест — не герой, а трус», а самоотверженное поведение воинов, выбиравших смерть, а не отступление, называет «примером странного самоубийственного отношения» (дескать, так во всем мире думают).
Тёма прочитал книжку «Ледокол» перебежчика Виктора Суворова и раскричался: вот она, истина про войну, развязанную Сталиным и Россией! Если б он потрудился прочитать последующие книги своего любимого автора – мог бы не без удивления обнаружить признания, что «маршалы­мясники» вообще­то были талантливыми людьми. И не освободи им дорогу предвоенное «очищение» страны от изворовавшихся чиновников в военных мундирах, победа в мае 1945 года была бы проблематичной.
Потомку «красного графа» на Родине не нравится абсолютно всё.
«Площади, оформленные вечным огнём, — апофеоз брежневской школы архитектурно­градостроительной деградации и непрофессионализма. Стелы, стоящие в каждом районе, ужасны. Самое главное, что стела из обычного ...ого бетона тут же становится священной — её нельзя ни тронуть, ни снести. Хотя по сути она — кусок бездушного конъюнктурного г...а. Но все боятся об этом сказать вслух, потому что «наши деды воевали за нас», — вот что думает дизайнер Артемий Лебедев о памятниках, увековечивших мужество наших предков.
Писатель Алексей Толстой наверняка перевернулся бы в гробу, узнав, что себе позволяет его потомок дизайнер Артемий Лебедев, недостаточно поротый в детстве своей мамулей.
Но случайна ли шумиха, вызванная «Дождём», а вот теперь и бесталанным потомком «красного графа»?!
Случайно ли совпадение всех этих завываний с заявлением 90­летнего дедушки Генри Киссинджера, что, мол, в происходящем на Украине он видит репетицию того, что «мы (!) хотели бы устроить в Москве».
И никто не бросился опровергать дедушку. А что там опровергать?! Враг у ворот!
И надо думать о том, поднимется ли «в атаку рота и заведутся ли моторы танков и БТР?!». Во время войны с Грузией, как все мы помним, с этим были серьёзные проблемы.
Но самая главная забота потенциального противника — разложение в тылу.
А для этого нужно изо дня в день вбивать в голову обывателей, что они сплошь тупые животные без прошлого и будущего, недостойные человеческого отношения к ним.
Правда, у них было государство уже тогда, когда по Европе ещё только кочевали племена в шкурах.
Правда, один из русских князей, не убоясь, прибил свой щит к вратам Царьграда. А когда султан попёр на Русь – вырезал его армию подчистую.
Европа, научившаяся лить чугун лишь в XIX веке, покупала в России пушки ещё в веке XVII.
А бить татар на славянской Руси считалось не подвигом, а промыслом.
За время татарского ига великороссы ходили на татар каждые 2—3 года, Сарай палили десятки раз, татарок продавали в Европу сотнями.
Что делали в ответ татары? Писали жалобы! В Москву, в Hовгород. Жалобы сохранились. Больше ничего «поработители» сделать не могли. Источник информации по упомянутым походам — вы будете смеяться, но это монография татарского историка Альфреда Халикова.
Казань в царствование Грозного брали не славянские, а славяно­татарские (!) войска. Прикрытие стрелецким отрядам обеспечивала конница Шиг­Алея...
Славяно­татарские войска взяли Казань, устраняя влияние Стамбула на Волге и защищая мирных людей от разбойничьих набегов, освободили десятки тысяч рабов. Достаточно признать участие татар в этом благородном деле — и этнический вопрос теряет остроту.
Татарские части ВСЕГДА входили в состав славянских войск, участвовали во всех их войнах — и в междоусобных, и в битвах с внешним врагом. Можно сказать, что татары — это просто московская лёгкая конница. Или, что великороссы — татарская кованая рать.
Татары дрались против Мамая на Куликовом поле вместе с московской ратью. Они первыми атаковали врага в Шведской и Ливонской войнах. В 1410 году под Грюнвальдом объединённое польско­московско­татарское войско наголову разгромило крестоносцев, сломав хребет Тевтонскому ордену. Причём именно татары приняли первый удар.
Мы четыре тысячи лет жили с татарами бок о бок. Дрались, дружили, роднились. Громили римлян, крестоносцев, османов, поляков, французов, немцев…
А теперь наши дети открывают учебник, и им с каждой страницы капает: враги, враги, враги. Юридически это называется разжиганием межэтнической розни. А на самом деле — обычная информационная война. Война продолжается…
 
Екатерина Иванова.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: