slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Завещание Пушкина

Свершилось, «крымская операция» изменила «историю нашей болезни»! Почему миллионы наших людей за присоединение Крыма к России? Потому что появилась надежда на выздоровление. Конечно, поработал агитпроп, но в искренности народа, поддержавшего референдум в Крыму, сомнений нет. Даже экономисты, «эти лукавые историки благополучия», уверены в том, что Крым и Севастополь не станут обузой.
В противостоянии с Западом действия русских народов, власти, президента помогли на зависть вырасти авторитету России.

Заговорили даже о том, что монополярный мир закончил своё существование и что Россия наперекор стихиям становится весомым противовесом США и Евросоюзу. Оказывается, внезапно попав «на острие атаки», мы не растерялись, в атмосфере добавилось озона, а у людей — гемоглобина.
Больше того, неожиданно у нашей домотканой элиты проявились новые, не присущие им ранее чувства. У многих возникла критическая оценка собственной жизни и даже обозначилась тревога — не фигурировать под самой кручей крымского холма.
Причём восставшие от сна политические аборигены тотчас бросились обсуждать свой авторитет не только в кулуарах, но и в прессе, по радио и телевидению. Каждому захотелось повернуть глаза в сердце, а попали в «ловушку» — перед выбором! Получилось, как в старину: «с кем вы, мастера культуры?»
Скажем прямо, своей речью в Георгиевском зале Путин провёл черту, наметившую переход элиты либеральной — в национальную.
Однако есть одно существенное «но»!
Если взглянуть на случившееся метафорически, то наш государственный корабль из-за внезапно изменившегося направления ветра ускорил ход, забыв, что его продвижению мешают «рифы». Вспомним, что первым о сложности «нового маршрута» заговорил сам капитан корабля Путин.
В его выступлении перед руководящим активом речь шла о многих насущных проблемах, в том числе и о «пятой колонне» и её «душеспасительной» деятельности. Тотчас стало известно, что пресловутые списки «по санкциям» были предоставлены из рядов этого неугомонного, «революционного ведомства».
Надо заметить, что наша либеральная тусовка имеет вполне исторические корни, о которых со знанием дела писал ещё Иван Ильин в своих размышления о пророческом призвании Пушкина.
«Русское либерально-революционное движение того времени принимало себя за «соль земли» и потому мечтало об ограничении прав монарха, неограниченные права которого тогда как раз сосредотачивались, подготавливаясь к сверхсословным и сверхклассовым реформам; дворянство не видело, что великие народолюбивые преобразования, назревшие в России, могли быть осуществлены только полновластным главой государства и верной, культурной интеллигенцией; оно не понимало, что России необходимо мудрое, государственное строительство и подготовка к нему, а не сеяние революционного ветра, не разложение основ национального бытия; оно не разумело, что воспитание народа требует доверчивого изучения его духовных сил, а не сословных заговоров против государя».
Нами выделено в цитате определение «того времени» неслучайно, ибо природа «революционного ветра» — мокрогубого, язвительного, привыкшего жить содержанкой у международного фининтерна, — вот уже многие десятилетия витает над нашей страной. Этот «революционный ветер» до сих пор диктует «картинку» и на нашем телевидении, ставшем идеологом духовного «опьянения» нашего населения. Не ругает наше телевидение только ленивый.
Предложенный на канале «Дождь» опрос о ленинградской блокаде как «бессмысленной жертве» — это только вершина айсберга. Беда в том, что совсем не критикой, а откровенным скепсисом к власти и стране пронизаны многие телеканалы.
Если это не проявляется впрямую, то лошадиная доля пошлости, бездарных боевиков, юмористических поделок сторицей восполняют работу по духовному растлению населения, лишая его нравственной самообороны. При этом на подобные оценки существует штампованный ответ телевизионных «многолюбов» — «переключите кнопку» и смотрите то, что вам интересно. А смотреть «интересное» можно либо за полночь, либо по тем каналам, которые не являются центральными. Не секрет, что в провинции телевидение, чуть ли не единственный «источник знаний» при нашей далеко не сытной жизни.
А если добавить к этому, что наше среднестатистическое благополучие в сравнении с Западом — это черта бедности, а вопрос «дорог и дураков» до сих пор неразрешим, то становится ясно, почему мы, поднявшись с колен, не можем взлететь.
Стало уже общеизвестным, что Россия в разы опережает многие страны по употреблению наркотиков, алкоголя, по абортам… Список здесь может быть длинным и неутешительным, но подтверждающим одно: русский человек на краю пропасти. Его естество, мораль, привычки, обычаи, подвергаясь стрессу, энергетически сносились и близки к безразличию.
В СМИ эти вопросы, как правило, обсуждается поверхностно, не получая глубокой аналитической оценки. Что касается высших эшелонов власти, то там говорят, как правило, о статистике и далеко не всегда об истинных причинах, почему мы так робко топчемся вперёд.
А говорить об этом придётся, потому что и превосходно проведённая сочинская Олимпиада, и блестяще сыгранная «крымская партия» повлекли за собой совершенно другой уровень ответственности за всё, что доселе с нами происходило.
Наступило время открыто сказать, что мешает нам жить по совести, почему иммунная система народа, его чувство самосохранения до предела истощены, почему он пропитан энтропией безразличия от тотальной лжи, несправедливости и чужебесия в своём историческом доме? И ответить, наконец, без балагана, кто в этом виноват и что делать?
Спасибо Путину, в своей речи он этот разговор уже начал. По его выражению, нас «нагнули», но добавим от себя — демонстративно мешают выпрямиться.
Сегодня, как никогда, возрастает роль писательского сообщества.
Самое время начать действовать, выдвигая евангельские смыслы — «кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет». Надо заметить, что в нашем цехе на фоне острых конфликтов, противостояния, взаимных обид, тем не менее, проводится огромная работа, которую не заслонить замалчиванием или пренебрежением.
Голос писателя, чувство времени, отношение к прошлому и будущему сегодня приобретает исключительную важность.
Для каждого открывается возможность, «избегнув скверн мира, не запутываться в них опять».
И в этом, как и прежде, мы можем учиться у Пушкина. Его подсказки, замечания и советы звучат, словно сказанные только что. Вот его пожелания — «писать надо просто, коротко и ясно». Сегодня много спорят об истории, вот ответ Пушкина: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие». Вряд ли кто так полновесно сказал ещё об одном остром вопросе — о нашем русском язык, за который сегодня сражаются на Украине. Вот его оценка: «Как материал словесности язык славяно-русский имеет неоспоримое превосходство перед всеми европейскими: судьба его была чрезвычайно счастлива».
А как Пушкин умел согласовать свою жизнь с российской действительностью!
По мнению Ивана Ильина, когда с 1829 года началось сближение Пушкина с императором Николаем Павловичем, оценившим его гениальный поэтический дар, в эти часы был символически заложен первый камень великих реформ императора Александра Второго… Такой поворот Пушкина не был «изменой» прошлому, а мудрым шагом провидца и психолога, прекрасно знающего историю и душу своего народа. Бесчисленное количество раз цитировалось пушкинское выражение: «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный», но не удосуживаемся вспоминать продолжение этой мысли: «Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердные, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка».
Движение Пушкина от революционного бунтарства к органическому консерватизму мало изучалось в новейшее время. К консерватизму поэта вела любовь к России, «страстное и радостное углубление в русскую стихию, в русское прошлое, в русскую душу, в русскую простонародную жизнь».
Пушкин не идеализировал русский строй, вспомним:
Паситесь, мирные народы!
Вас не пробудит чести клич!
Но вместе с тем «силою своего ясновидящего воображения постиг природу революции, её отвратительное лицо и её закономерный ход».
Вот строки из стихотворения «Андрей Шенье»:
Мы свергнули царей.
Убийцу с палачами
Избрали мы в цари. О ужас! о позор!
Не есть ли свержение Януковича и дальнейшее раскручивание «украинской смуты» абсолютной иллюстрацией этих пушкинских строк? О, ужас и позор, когда рядом с праведным народным гневом «властвует топор» Сашко Билого (Александра Музычко).
Пушкин не только не сброшен с корабля истории, он этот корабль направляет. Поэт мог воскликнуть «черт догадал меня родиться в России с душою и с талантом», но при этом учился у своего народа, был предан ему, черпая силу и мудрость в его духовной сущности, и превосходно знал, за какую черту заступать нельзя.
В заключение надо отметить, что сегодня, когда крымская эпопея так необычайно сплотила Россию, всплывает в памяти уникальная пушкинская способность слышать голоса русского народа, каждый из которого он воспринимал «не как голос инородцев, а как голос русского народа». Даже такой вопрос, как тяга части народа братской Украины к Евросоюзу, вполне своевременно комментируется Александром Сергеевичем: «Россия никогда ничего не имела общего с Европою»…; «история её требует другой мысли, другой формулы»… Вот как ставил Пушкин этот актуальный для всех вопрос и как ответственно на него отвечал в своем завещании потомкам: «Долго Россия была совершенно отделена от судеб Европы. Её широкие равнины поглотили бесчисленные толпы монголов и остановили их разрушительное нашествие. Варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощённую Русь и возвратились в степи своего Востока. Христианское просвещение было спасено истерзанной и издыхающей Россией, а не Польшей, как ещё недавно утверждали европейские журналы; но Европа, в отношении России, всегда была столь же невежественна, как и неблагодарна».
В новых послекрымских условиях экономического противостояния с Западом, если не принять решительных мер обновления всей нашей жизни (каждому, начиная с себя и хорошо бы с Божьих заповедей), может получиться, что мы не сможем защитить свою территорию. Священство молчит, но знает — началась «холодная война», способная перейти в «горячую».
Не надо забывать, что теории о сокращении людской массы Мальтуса и Фридмана Хайека о обезлюживании континентов вполне применимы и к нам.
Поэтому надо быть ко всему готовыми, держаться заодно и жить по-пушкински: «дробя стекло, ковать булат».
Сегодня Россия и впрямь начала сосредотачиваться.
На просторах нашей выздоравливающей Родины много хороших, трудолюбивых и талантливых людей, способных прочно поставить её на ноги. Надо только не допустить, чтобы столь долгожданное преображение не возглавили те, кто ещё недавно подбрасывал «дрожжи в болото»! Хочется верить, что всё, нам посланное, мы одухотворим и преодолеем. Залогом этого является то, что Русь окрепла и, как предвидел Пушкин, «твёрдое, мирное единодушие может скоро поставить нас наряду с просвещёнными народами Европы».

Валерий ИВАНОВ-ТАГАНСКИЙ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: