[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Юрию Симонову — 70! Виват, маэстро!

К 70-летию народного артиста СССР Юрия СИМОНОВА

    «...Его точное, образное руководство, его заботливое моделирование нюансов доводит до блеска всё богатство красок оркестра...»
  «Новая пресса», Ганновер.
  «Симонов извлекает из своего оркестра диапазон чувств, граничащих с гениальностью».
  «Тайм». Лондон.

Приближение юбилея обычно связано с настоятельным желанием «перелистать» страницы прожитой жизни, подчеркнув те или иные значимые вехи. Это желание не только самого юбиляра, но и тех, кто его знает, уважает и любит. А дирижёра Юрия Ивановича Симонова знает и любит весь музыкальный мир...

ВСаратовском театре оперы и балета как-то шёл очередной спектакль «Русалка» Даргомыжского. По ходу действия кто-то из зрителей случайно глянул на служебную ложу и поразился, а вскоре едва ли не весь зал уставился на 4-летнего мальчишку, который, стоя на парапете ложи, уверенно дирижировал (да-да, именно так!) спектаклем. На сцене были его родители, артисты этого известного театра, которые, пожалуй, ничуть не удивились поведению своего сына. Родителям было ясно, что будущее мальчика будет связано с музыкой. Мальчика, как, наверное, догадался читатель, звали Юра Симонов…
  На Всесоюзном конкурсе дирижёров 1966 года было особенно много талантливых молодых музыкантов. Большинство из участников уже имели некоторый опыт работы с профессиональными оркестрами. Был свой опыт и у дипломника Ленинградской консерватории, ученика профессора Николая Рабиновича, а при этом ещё и профессионального альтиста. Опыт этот был связан с самодеятельным коллективом Выборгского Дворца культуры. Встреча с оркестром Московской филармонии была для дебютанта конкурса непростой. Но председатель жюри, выдающийся дирижёр Кирилл Кондрашин заметил, что молодой человек за пультом, безусловно, перспективен. Так Юрий Симонов стал лауреатом конкурса, правда, не в числе его «медальных» победителей. Трудно было тогда предположить, что много лет спустя этот скромный лауреат возглавит московских филармонников, и именно он выведет оркестр, который, что греха таить, к его приходу несколько разладился, скис, на одно из главных мест в мировом музицировании. Тогда, после конкурса, Симонов тоже возглавил оркестр, но это был не столичный коллектив, а Оркестр Кисловодской филармонии. Именно в Кисловодске автор этих строк впервые после конкурса увидела молодого маэстро.
  Ещё одна важная веха — 1968 год. В самолёте, взявшем курс на Рим, было два советских конкурсанта. Одного из них музыкальные авторитеты столицы заранее «вычислили» как будущего победителя, другой летел как бы для проформы живым свидетелем того, что в СССР есть далеко не один молодой дирижёр, способный удивить жюри Международного конкурса Академии Санта-Чечилия. Он и удивил, став блистательным открытием и поразив своей трактовкой музыки Шостаковича.
  Так Юрий Симонов стал первым из наших дирижёров, получившим золотую международную награду.
  Когда год спустя в Большом театре СССР давали «Аиду»,  за пультом стоял тот самый римский лауреат, самый молодой главный дирижёр в истории самого главного музыкального театра страны. Менее чем через год Юрий Симонов осуществил постановку полузабытой прекрасной оперы Римского-Корсакова «Псковитянка». Так начался звёздный путь нынешнего юбиляра.
  Большому он отдал шестнадцать лет, и эти годы были расцветом театра. Перечислять спектакли, которые ставил и вёл Симонов, можно долго, но назову только самые знаменательные: «Аида», «Пиковая дама», «Борис Годунов», «Садко», «Свадьба Фигаро» и «Так поступают все женщины» Моцарта, балет Щедрина «Анна Каренина» и, наконец, «Золото Рейна» Вагнера. И много других постановок за рубежом, начиная с Лондона («Евгений Онегин») и далее во Флоренции, в Генуе, Лос-Анджелесе, Буэнос-Айресе. Особенно важным для него самого (это было и после работы в Большом) — венгерская постановка грандиозного «Кольца нибелунгов» Вагнера. А за тридцать с небольшим лет — десять вагнеровских творений в Будапеште, с которым у маэстро давние и по сей день тесные связи.
  Даже намёков на возможные творческие неудачи у Симонова не было, но была одна моральная травма, когда его буквально вынудили на несколько лет покинуть Родину. Он триумфально «звучал» во всём мире, мечтая о возвращении в Россию. За рубежом много играл русской музыки, от пронзительного Шостаковича до лирического и саркастического порой Прокофьева, от удивительного мелодиста и певца России Рахманинова до главного своего кумира — Петра Ильича Чайковского.
  Важно отметить, что, работая над тремя книгами разом (все они связаны с проблемами музыкальной педагогики и дирижирования), он на сегодняшний день отдаёт основное «книжное» внимание любимой и выстраданной им теме — аккомпанементам произведений великого русского классика. В репертуаре маэстро все симфонии Чайковского, его симфонические увертюры и фантазии, фортепианные и скрипичный концерты, «Вариации на тему рококо», а также две удивительные, созданные им самим сюиты из «Лебединого озера» и «Спящей красавицы».
  Говоря о многих немыслимо сложных и разнообразнейших программах Симонова, вряд ли возможно выделить хотя бы десяток композиторских имён. В таком случае надо обратиться к музыкальной энциклопедии. Интересы маэстро — и в Берлиозе, и в Брамсе, и в Дворжаке, и в Бетховене, и в Моцарте, и в Бородине. Великие имена. И всегда — победа. Но всегда и изначальный риск — например, когда Симонов решил сыграть в одном концерте все Венгерские танцы Брамса. Да и тогда, когда сочинил замечательный детский абонемент «Сказки с оркестром». И всегда риск оказывался оправданным.
  Можно долго перечислять имена солистов, работавших и работающих с Симоновым, называть оркестры, где он был желанным гостем и руководителем (Филармонический оркестр в Буэнос-Айресе, Бельгийский национальный оркестр в Брюсселе).
  Главной радостью для Юрия Ивановича стало «самовольное» — минуя инстанции — приглашение Симфонического оркестра Московской филармонии возглавить коллектив, который в минувшем году отметил уже десятилетие совместного творчества. Это и расширение репертуара, и гастроли по стране и за рубежом, и концертные абонементы, которые мгновенно расхватываются любителями музыки. А ещё — это поразительно, как Симонов всё успевает! — открытие новых исполнительских имён, перечисление которых заняло бы много места.
  Маэстро ещё и профессор, педагог, воспитавший целую плеяду талантливых дирижёров. Он ведёт мастер-классы в России и за рубежом. Очень внимательно следит за новыми и уже сложившимися композиторами. Например, прошлый год ознаменовался такими блестящими премьерами, как Реквием Бориса Тищенко и 27-я симфония Сергея Слонимского. Оба названных музыканта — петербуржцы. И это по-особому связано с Симоновым: ведь он — воспитанник Ленинградской музыкальной школы-интерната, а затем и самой Ленинградской консерватории.
  ...Оркестр у него звучит невероятно глубоко и красиво, независимо от того, что названо в программе концерта. Покоряет не только внешняя красота и ослепительное тутти, то есть общее звучание всех оркестровых групп. Захватывает и филигранная отшлифованность каждой фразы, и полётность, и внутренняя философичность, и темперамент, и мастерское владение мельчайшими оттенками чувств, и «юморные» щедрые бисы... О дирижёрском пластическом жесте маэстро можно писать научные исследования.
  Наблюдать Симонова за пультом — подлинное наслаждение, и притом постоянное удивление, потому как не знаешь заранее, что он ещё «выкинет» нам на радость. От года к году, от концерта к концерту растёт его мастерство. Это не красивые слова, а, как говорится, факт. Вместе с ним органично растёт мастерство и его оркестра.
  Некоторые считают Симонова «везунчиком». Его, наверное, можно так назвать, если принять к сведению его фантастическую работоспособность, высокий педагогический дар, строгое чувство вкуса и меры, разнообразие интересов, и т.д. — всё самое лучшее. Да, ещё надо сказать о том, что маэстро был отмечен премией мэрии Москвы в области литературы и искусства.
  Однако ещё важнее, на мой взгляд, одна счастливая особенность в жизни юбиляра. Пусть я вдаюсь во внеконцертную область, но это неотделимо от всего творчества Симонова, а именно: ему очень и очень повезло, что рядом с ним вот уже больше двадцати лет находится другой талантливый человек — его супруга. Без жены, скрипачки Ольги Музыки, даже трудно себе представить сегодняшний день и творческие успехи маэстро. Ольга — и помощник, и советчик, и переводчик, и секретарь. Всего и не перечислишь. А всё это — настоящая любовь, без которой нет нынче этого музыканта...

Наталья ЛАГИНА

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: