slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

ЮБИЛЕЙ "КАРМАННЫХ НОВОМУЧЕНИКОВ"

Савва ЯмщиковЕсли верить статистике, рождаемость в России мало-помалу растёт, начав компенсировать страшные темпы смертности её населения. Налицо попытки руководителя многострадального государства показать кузькину мать потерявшим всякую совесть и стыд другу Джорджу и подружке Конди, стремящимся дислоцировать войска НАТО поближе к Смоленску, откуда до Москвы рукой подать. Старается президент и с коррупцией чиновничьей разобраться, хотя «козырные» карты из краплёной колоды правительственного ворья не выбрасываются, а только перетасовываются для понта. Зато чудовищная ложь, поразившая подобно сибирской язве самоназначенную культурную и духовную «элиту» России, растёт и махровеет на глазах у изумлённых сограждан.

Беззастенчиво врёт шоумен Швыдкой, стараясь убедить высшее начальство и налогоплательщиков в необходимости своего присутствия на всех главных телеканалах.  Попутно он нагло транжирит огромные государственные средства на развитие «современного» искусства.  Высшими достижениями этого «искусства» объявлены «целующиеся милиционеры», «человекособаки кулики», «сосульки из мочи», «дети розенталей», «голые пионерки», лунгинского-фокинские эксгумации шедевров русской классики; протухшая, словно годами хранившийся рокфор, сальная трепотня жванецких, шендеровичей и прочих иртеньевых с вишневскими да  тусовочная шоумасса с «блистательными» примадоннами Аллой Пугачёвой и Ксюшей Собчак,  скатившимися до самого дна преисподней. 

Особо непристойно выглядят бесконечные церемонии, устраиваемые с поистине имперским размахом, когда речь идёт о круглых и квадратных датах верноподданных слуг рыночно-либеральной российской демократии. Ни одна газета за исключением «Завтра», «Слова», «Правды» и «Советской России» — а ведь именно в них печатали исповедальные свои материалы А.Зиновьев, В.Максимов, А.Синявский и другие обманутые нынешними властителями умов борцы с тоталитарным режимом — не обошла вниманием день рожденьица Вик.Ерофеева, персоны, числящейся без всяких на то оснований по писательскому цеху. Даже недавно ещё гневно осуждавшие его хозяева «Литературной газеты» вкупе с некоторыми «пламенными реакционерами» сделали стыдливый книксен бездарному цинику, гробокопателю великой русской литературы, удостоившемуся за это медальки от благодарного правительства Франции. Ну а уж 75-летие старшего товарища «русского красавца» (именно так обозвала корреспондентка «ВМ» косноязычного Витюшу), г-на Аксёнова, стыдливо ходящего в классиках, любимца Тани Толстой и Дуни Смирновой, праздновалось пышно — от Владивостока до Калининграда. Апогей пришёлся на Казань, где в славные сталинские годы руководили местным обкомом да и исполкомом папа и мама юбиляра, за что были отмечены диктаторским вниманием кремлёвского горца, усмотревшего зорким глазом сына сапожника и воспитанника духовной семинарии троцкистскую суть партийных назначенцев. Но нынче стиль и методы Льва Давидовича снова в чести у либералов, которые не скрывают своих восторгов перед Лилей Брик, её гражданским мужем, палачом с Лубянки Аграновым или душителем Есенина и Тютчева — бездарным коротышкой, трусоватым «бухарчиком». Татары — народ щедрый: они и в честь ненавидевшего ленинско-троцкистских выкормышей Льва Гумилёва Казанский университет назвали, и «заслуги» графомана Аксёнова мантией того же университета освятили. А всё за хитроватую афёру с самодельным «Метрополем», выдававшимся автором советского бестселлера «Коллеги» как бескорыстный манифест борьбы с косным руководством Союза писателей СССР, а на самом деле заказанным западными издателями и послужившим гарантией благополучного переезда Аксёнова на вожделенную и почти родную ему американскую землю.

Утонул в бесчисленных панегириках, пышных телевизионных и газетных славословиях и любимец кухонных борцов с тоталитарным режимом г-н Войнович, ещё один из диссидентов андроповского розлива, которых, слегка пожурив на Родине, отправляли в «командировки» на Запад, где были заранее приготовлены хлебные рабочие местечки, дабы не прекращали они оплёвывать славную историю России.  Восславив в молодости подвиги космонавтов и комсомольскую юность свою, возмечтал он, однако, о мировой славе и стал пописывать пасквили на советскую армию да охаивать тогдашнее руководство Союза писателей СССР. Не беда, что «чонкины» и «шапки» его недалеко ушли по художественному уровню от «шедевров», заполнявших страницы «Крокодила» и центральных газет. Главное — быть услышанным за бугром, добровольно попасть под колпак нерасторопных стукачей с Лубянки, которые, рискуя собственной жизнью, напустили в служебный номер «Метрополя» «смертоносного» газа, дабы окочурился злейший их враг Войнович. Но плохо сработали ребятишки: …сами остались целёхоньки, а творец «Чонкина» отделался тошнотой и головокружением. Нынешнему американскому подданному, грязному предателю-чекисту Калугину, с наслаждением почитывающему «Приключения Чонкина в США»,  хватило одного лёгкого укола зонтиком на лондонском мосту, чтобы болгарский журналист Марков скоренько отправился в мир иной. Но мне кажется, нынешние почести Войновичу его благодарные читатели воздавали за грязную книжонку, на страницах которой сильная сия «моська» облаяла Солженицына. Купил я сдуру тот пасквилёк, пробежал наскоро, почувствовал головокружение, словно одурманил меня лубянский газ, да и бросил в мусорную корзину. Зашедший ко мне в ту пору Игорь Золотусский углядел книжонку, завернул аккуратненько в газетку, не поленился внимательно прочесть сей гнусный донос на автора «Архипелага» и разразился таким критическим разбором, после которого совестливые и чувствительные авторы сводят счёты с жизнью. А поводом к охаиванию столь ценимого ранее «войновичами» Солженицына послужила резкая критика ельцинского режима прозорливым современником, а особенно выход в свет его исторического исследования «200 лет вместе», ой как встревожившего умы той части населения, которую возглавляют особы, подобные Алле Гербер или доставленному из-за океана их «российскому» духовному окормителю Берлу Лазару.

Доживающего Мафусаилов век любимца шестидесятников и рыночников, величаемого ими не иначе, как мэтром, г-на Любимова славили по сценарию, достойному чествования разве что королевских особ высшего класса. Да королёк-то оказался совсем голеньким. Ну какой более или менее знакомый с биографией хозяина «Таганки» обыватель не засмеётся, прочтя забубённые газетные разглагольствования о «советской Голгофе», якобы пройденной донельзя холёным маэстро. Так и представляешь себе кровавое бичевание Юрия Петровича партийным хозяином Москвы Гришиным, меняющим в одночасье гнев на милость и строящим для несущего тяжкий крест «новомученика» шикарное здание театра (заметьте,  в то «страшное» время ему одному!). Вспоминаешь едкие эскапады Зиновьева из «Зияющих высот», когда слушаешь юбиляра, вылезающего из специально поданной золочёной кареты. Поразил Любимов своих умилённых чествователей жалобой на шефа КГБ Андропова, который иногда журил своего любимчика, но и расцеловывал его за сильно понравившуюся ему пьеску по троцкистской книжонке о десяти кровавых днях, потрясших мир, а Россию сбросивших в пропасть. Зная людей, работавших с замечательным кинорежиссёром И.А.Пырьевым и много о нём рассказывавших, столбенеешь от любимовского вранья о том, как он чуть ли не побил палкой хозяина «Мосфильма». Не договорился наш юбиляр разве что до того, как в бытность свою артистом ансамбля НКВД он, дескать, грозился самому Лаврентию Павловичу «моргалы выколоть». «Старый трепач» помалкивает и о том , как, ходатайствуя о немецком гражданстве, подвёл он крупного германского дипломата, своего поручителя перед канцлером Колем. Дело в том, что Любимов  обзавелся одновременно и паспортом государства Израиль. Забыл он, восседая за пиршественным столом, и о замечательной своей жене, прекрасной актрисе Людмиле Целиковской, так много сделавшей для восхождения его на таганский олимп. Зачем, однако, ворошить прошлое, если рядом теперь «венгерки с бородами и с ружьём»?

Юбилейная осенняя вакханалия заставила вспомнить о первых шагах перестройки, когда вознесённые Горбачёвым коротичи, яковлевы, шатровы и прочие коминтерновцы, славя тухачевских, бухариных, аксёновых, любимовых, неизвестных, так боялись приезда в СССР Солженицына, Зиновьева и Максимова. «Писатель, разумеется, волен в сравнениях. Сравнения могут быть самые неожиданные и парадоксальные. В том числе из батального жанра, коль скоро речь идёт о борьбе. Хотя бы идейной. Однако, пожалуй, прежде всего в сфере идейной особенно режут слух перехлёсты, лёгкость, с какой из подручных средств выстраивают баррикаду и для удобства расставляют одних по одну её сторону, а других – неудобных и неугодных — по другую». Процитировав текст из газеты «Московские новости» — органа, курируемого Агентством печати «Новости», то есть издательским отделом КГБ, — В.Е. Максимов советует её главному редактору Егору Яковлеву, никогда не блиставшему умом в жизни или серьёзным дарованием в профессии, прислушаться к процитированному отрывку: «Глядишь, поумнели бы!»

Время показало, что не прислушались и не поумнели. А потому и чествуют себя «любимовых» Бог весть за что.

Савва ЯМЩИКОВ.

 

P.S. Написать этот материал меня заставили, а точнее, обязали слова г-на Любимова в адрес замечательного человека, прекрасного актёра и одарённого писателя Леонида Филатова. Каким холодным цинизмом нужно обладать, чтобы облить грязью мастера, который, находясь между жизнью и смертью, создал уникальный телесериал «Чтобы помнили», воспев лучших мастеров отечественного театра и кино. Понятен гнев Любимова: Филатов и Губенко не пошли на поводу у потерявшего стыд и совесть бывшего наставника. Ему куда ближе «извертевшийся на пупе» Золотухин, который, рыдая и отбрасывая костыли на свежей могиле сына, тут же лихо отплясывает канкан с поварами «фабрики-кухни звёзд». Как тут не вспомнить блистательных Кторова и Ильинского в «Празднике святого Йоргена» и не ужаснуться гримасам современных лохотронщиков от культуры.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: