slovolink@yandex.ru

Художник, осмелившийся на диалог с памятью

Имя автора этой рецензии, известного российского писателя Анатолия Азольского знакомо многим почитателям его прозы по романам, повестям, рассказам и эссе, публиковавшимся в толстых журналах и выходившим отдельными изданиями. А путь свой в большую литературу он начал издалека. Родом из семьи военнослужащих. Сам служил корабельным артиллеристом на Черноморском флоте после окончания Высшего военно-морского училища им. М.В. Фрунзе.

 Но искусство магически притягивало к себе. Анатолий устраивается электриком на ведущей студии страны «Мосфильм», чтобы стать поближе к творцам прекрасного. К этому времени относятся его первые пробы пера. На них обратил внимание Александр Твардовский, предложив опубликовать у себя роман начинающего писателя «Степан Сергеевич». Но по-советски вмешалась цензура, причем дважды, отодвинув встречу читателей с романом почти на двадцать лет. Три литературные работы его легли в основу телесериалов «Степан Сергеевич», «Диверсант» и «Неизвестные страницы из жизни разведчика», а за повесть «Клетка» он удостаивается Букеровской премии. Рецензию на только что вышедшую книгу Леонида Козлова «В диалоге с прошлым» в издательстве АИРО-XXI Анатолий Алексеевич успел написать за неделю до ухода из жизни…

Со многими интервью, помещенными в книге, я познакомился ранее, регулярно читая еженедельник «Слово». И несмотря на то, что для книжного издания все опубликованные материалы доработаны и расширены, в газете они на меня произвели большее впечатление. Потому что они были даны объемней, стереоскопичней по отношению к «объекту» внимания: текст подавался с обширным иллюстративным рядом, визуально добавляя, расширяя его. Козлов четко чувствует, где слово нуждается в изобразительной поддержке. Его репродукции с картин, наброски, шаржи, авторские фотографии, факсимиле автографов давали единый сплав с письмом, зафиксировавшим голос говорящего. «Звуковой рисунок Бориса Покровского» – запечатленная встреча с одним из ведущих театральных деятелей страны, выдающимся режиссером. И в самом названии этой статьи – идея сплава изобразительного искусства и литературного слова.

К сожалению, в самой книге этот сплав по не зависящим от автора причинам не всегда прослеживается. Понятно, при довольно большом объеме издания (за 400 страниц!) увеличивать книжный «кирпич» не очень получается – теряется и эстетика издания. Но, может, это приведет и самого художника-писателя и его мудрых издателей к мысли, что подобную книгу надо продолжить следующим томом.

Жаль, что в оглавлении книги, столь насыщенной великолепными именами людей науки и культуры, нет сводного списка этих замечательных имен, с чего обычно читатель начинает знакомство с новым изданием.

Через беседы с людьми замечательными, через экскурс в самого себя Леонид Васильевич нашел в себе мужество проследить за прошлым своих современников, за вчерашними своими страницами жизни. Внимательно, но с грустью доброго мудреца.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: