slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Храня молчание, мы громко заявляем!

Интернет переполнен ликованием: в Москве задержаны два дагестанца, якобы признавшиеся в серии убийств гомосексуалистов. Если кто-то кому-то не нравится, то это — не повод для убийства… Но когда по поводу убийств ещё и ликуют — трудно не признать, что когда-то тихий спокойный город сегодня буквально переполнен взаимной ненавистью.
У кого бы поучиться хотя бы элементарной терпимости к своему ближнему?!
Может быть, у Григория Распутина, названного «знаменем новой волны советских борцов за права человека» журналом «Тайм» в первом августовском номере за 1979 год?! Посетив музей Распутина в селе Покровском возле Тобольска, консул США был потрясён, когда узнал, что одна из книг о «святом чёрте» вышла в Ираке под личным редакторством самого Саддама Хусейна. Уже через неделю в музей пожаловала телекомпания «Аль-Джазира». Ребята сделали видеоряд, книгу на фарси сняли крупным планом, попросили: «Ещё что-нибудь в тему?!».
Пожалуйста: Григорий Ефимович после обращения к нему тюменских мусульман помог собрать деньги на постройку мечети.
Буквально следом наведался… посол Израиля. Посмотрел с опаской на иракский томик, как на бомбу! Его успокоили повествованием о том, что Распутин лично поспособствовал отмене квоты на приём евреев в столичные университеты.

Такой вот православный интернационалист. А уж благотворитель просто фантастический! Земляков выручал часто и охотно.
А что знают «живущие в Интернете» московские ребята о дагестанцах, кроме краткой полицейской хроники про двоих «признавшихся»?
Лет двадцать назад по радио и телевидению хотя бы время от времени исполнялись популярные песни на слова Расула Гамзатова. И даже те, кто его никогда не читал, знали, что в Дагестане живёт и творит замечательный поэт. Но Гамзатов давно умер. Его песен больше нет в эфире. И моя республика оказалась абсолютно неинтересной российскому обывателю.
Помните ли вы, что у нас на дворе год 200-летия победы над Наполеоном. Вряд ли кто-либо станет оспаривать, что в представлении среднего россиянина французы, ограбившие и спалившие Москву, а перед отступлением загадившие все недожжённые святыни, тем не менее, «очень милые люди». А кавказцы, никогда не вторгавшиеся в Россию, конечно же, – «кровожадные наглые дикари».
В Королевском дворце в Мадриде экскурсоводы предупреждают туристов: «Всё, что вы здесь видите, появилось уже после нашествия французов в начале XIX века. То, чего они не смогли украсть – они просто уничтожили!»
От безумно политкорректных гидов в музеях Кремля ничего подобного не услышишь.
Отчего всем русским так нравится розовое вино на Лазурном Берегу Франции и почему оно так плохо продаётся в России?! Может быть, из-за недостаточно гармоничного сочетания розового с лазурным в нашем климате и нашей действительности?! На дегустациях иностранцы не скрывают потрясения от вкусовых качеств хереса, произведённого в дагестанском Дербенте. Но когда до них доходит, где расположен Дербент, они пылко отмахиваются от уговоров посетить «горячую точку».
А эта точка ничуть не более «горяча», чем Марсель или Майами.
ОАО РЖД предпринимает очередную попытку сделать железнодорожную магистраль Москва — Питер высокоскоростной. Не воздав по заслугам предшественникам, от которых остался дворец, купленный в аристократическом квартале Парижа сразу после получения кредита в банках Франции, яма грандиозных размеров на том месте Питера, где должен был возникнуть перрон для «крылатых поездов», да безумных размеров долги, которые погашали из нашего с вами кармана.
Вроде бы очередная затея финансируется пенсионными накоплениями, которыми управляет «некоммерческий», не обязанный никому ни в чём отчитываться Внешэкономбанк.
А вот южное направление российских железных дорог модернизировать пока никто не собирается. Ценовой политикой РЖД и «Аэрофлота» центр России отрезан от побережий Черного и Каспийского морей надёжней, чем в Гражданскую войну Добровольческой армией генерала Антона Деникина.
В начале каждого сезона отпусков в российских СМИ непременно появляется серия сообщений о терактах в Дагестане и Абхазии… И хотя на Кавказе стреляют по живым мишеням не чаще, чем в Майами, наши отдыхающие, насмотревшись в телевизоре на подвиги американских полицейских, достают из загашников загранпаспорта. В итоге очень большие деньги текут вместе с ними из страны. Хотя вполне могли бы остаться дома!
Вы наверняка наизусть знаете все курортные места Турции, постоянно напоминающей Москве про 2—3 миллиона крымских татар, якобы рвущихся на «родину предков», чтобы устроить поножовщину. А про Дагестан вам известно лишь, что в нём есть Махачкала, где постоянно кого-то взрывают, Дербент, рядом с которым шли съёмки «Белого солнца пустыни», и Кизляр, где производится популярный и недорогой коньяк.
И меня совсем не успокаивает фраза поэта Михаила Танича: «Никому ни до кого нет дела — ни на воле, ни в зоне!»
Телекомментатор Владимир Соловьёв любит повторять, что «мы все очень сильно задолжали Кавказу, так как только один регион страны бомбила авиация российской армии».
Но это заведомое враньё. Ни один рядовой обыватель России ничего Кавказу не должен. Уже хотя бы потому, что обе войны в Чечне развязывал не он. Его вообще никогда ни о чём не спрашивают! А «равенство перед законом» рядовых граждан и тех «феодалов», которые принимают «судьбоносные решения», г-н Соловьёв считает пока лишь темой для дискуссий и считает, что сделать это равенство реальным можно только трудом нескольких поколений.
Жутковато сознавать, что мы и наши близкие всего лишь сброшенные карты политического преферанса! Постепенно всё больше людей начинают задумываться, что только нормальная семья защищает современного человека, а никакая не парламентская система.
На днях в конференц-зале Русского экономического общества новорождённая общественная организация «Россия многонациональная» проводила первый «круглый стол» по межнациональным отношениям.
Замечательные люди, очень авторитетные в своей профессиональной среде, перечисляли проблемы, называли их причины, предлагали пути решения…
Казалось бы, какие там «круглые столы», когда в Дагестан срочно перебрасываются части спецназа, подкрепление «силовикам», уже не справляющимся с ситуацией, а в Интернете то и дело читаешь «мечты вслух» о том, что хорошо бы организовать массовый завоз в США бандюков с Северного Кавказа через мексиканскую границу, чтобы убывание «рядов демократов» разваливало бы не нашу многострадальную Родину, а чужую?!
Ну как тут не вспомнить, что в Дагестане за право быть призванным в армию дают взятку в пятнадцать тысяч рублей?!
Участники «круглого стола» признали, что на Северном Кавказе бюджетные деньги слишком часто пропадают «неведомо куда». Сочиняемые из года в год «комплексные программы» только тогда дадут результат, когда мы вспомним: успех плана Маршалла в послевоенной Европе во многом основывался на деятельности комендатур оккупационных армий, пресекавших коррупцию и прямое воровство.
Взгрустнули, что в Шотландии с её озерами и горными красотами сельский туризм в летнее время  приносит фермерам не меньше денег, чем «основное производство». А республики Северного Кавказа, разогнав колхозы и совхозы, приговорив тысячи людей к безработице, теперь люто завидуют  даже не Шотландии, о которой понятия не имеют, а Татарстану и Башкирии, где плодить безработных не стали, а бережно сохранили  колхозы и совхозы в виде акционерных обществ.
Похвалили Кавказ за то, что он все ещё подаёт остальной России вдохновляющий пример уважения к старикам. В то время, как за пределами «остропроблемного региона» старикам дважды за один век сказали прямо в лицо, что свою жизнь они прожили зря.
Осудили дворцы, отведённые в центре Москвы под «посольства» регионов. Отметили, что в богатейшей стране мира, в США, любой губернатор штата, который бы посмел соорудить в Вашингтоне хоть что-то подобное, мигом оказался бы в тюрьме по обвинению в разбазаривании доверенных ему бюджетных средств.
Но мало кто из выступавших пытался перебросить мостик между собственными мыслями и мыслями других. На вечные вопросы — «Кто виноват?» и «Что делать?» вроде бы ответили. Ключевой вопрос: «Кто ВСЁ ЭТО будет делать?!» даже не начали обсуждать.
Вовсе не потому, что собрались в зале в основном уже немолодые люди, не сдававшие ЕГЭ по русскому языку и истории. Уже двадцать лет живём при новом социальном строе, хотя никто ещё толком не объяснил, каком именно! А всё никак не привыкнем, что чиновники давно не обязаны реагировать на газетные статьи и обращения общественных организаций. Хоть с «советских лет» и сохранилось понятие «доложить документ». Начиная с определённого должностного уровня, чиновник уже ничего не читает. А резолюцию на документ накладывает в зависимости от того, как пересказал содержание бумаги читавший её подчинённый.
Кто же виноват в нашем жутком неумении договариваться друг с другом и достигать хоть каких-нибудь внятных целей?! Может быть, полуполяк (по матери) Антон Иванович Деникин, не сумевший в 1920 году договориться с Юзефом Пилсудским о совместном походе на Москву в обмен на гарантии признания независимости Польши?!
Если дать себе труд почитать газеты времён Российской империи, обнаруживаешь, что мы сегодня очень недалеко ушли от ситуации начала прошлого века, когда власти то заигрывали с «инородцами», то закручивали гайки.
Делегаты состоявшегося 30 сентября 1904 года в Париже съезда финляндских, польских, еврейских, армянских, грузинских, латышских и русских сепаратистов, автономистов, федералистов, социалистов, провозгласив «право национального самоопределения», посеяли иллюзии, что едва «самоопределение» станет фактом, как наступит совершенно новая счастливая жизнь.
Чуть позже эти грёзы подкрепили петербургские съезды российской адвокатуры (28—30 марта 1905 года), профессуры (25—28 марта 1905 года) и Всероссийский съезд инженеров  22 апреля 1905 года.
Не удержалась даже Академия наук, представив весной 1905 года в Кабинет министров записку о двух русских языках — великорусском и малорусском. Сделав язык Пушкина и Гоголя из общерусского великорусским, как бы чуждым и Украине, и Белоруссии.
Осенью 1905 года внутри империи возникли скороспелые «республики»: латышская, литовская, эстонская, черноморская, закавказская, даже сибирская… Свеженазначенный генерал-губернатор Прибалтики из Двинска в Ригу смог пробиться лишь во главе вооружённого отряда. Вовсю обсуждалась идея превращения ещё даже не родившейся «федерации автономий» в «союз государств», поскольку Польше и Финляндии уже мало было лишь «автономии».
Все жаждали культуры, самоопределения и абсолютного равенства. Ну, совсем как мы в «перестройку». Не желая думать, что прав не бывает без обязанностей и что культура лишь тонкий поверхностный слой, быстро исчезающий, едва лишь начинается борьба за собственность. Так что дело не в количестве депутатов, посылаемых какой-либо территорией в Государственную Думу, а в том, есть ли у них что-нибудь, кроме хватательного рефлекса, даруемого каждому из нас при рождении.
«Национальные республики», конечно, виноваты, что к власти в них пришли отбросы партноменклатуры и чтобы прокормить семью, теперь приходится отправляться на заработки в центр России… Но только ведь если б не сибирские нефть и газ, сегодняшний уровень жизни в Москве бы ничуть не лучше, чем в Дагестане! А прожорливую почти как саранча региональную элиту (не только северокавказскую!) от устриц, омаров и кабанятины всё никак не потянет на овсянку…
Сегодняшняя Москва – это выставка трофеев во внутренней войне. К либеральной «севрюге» положили слишком много хрена. И даже Папа Римский (отнюдь не коммунист!) вынужден был публично назвать распространившийся в Восточной Европе либерализм «свободой без правды и ответственности».
Любящие себя сравнивать с Петром Великим «реформаторы» пока не победили никого, кроме собственного народа… И в этом «непротивлении злу насилием» Москва принципиально ничем не отличается от Махачкалы. Увеселительные заведения на все вкусы ублажают богатых людей среди моря безработицы и нищеты. Если это и безумие – в нём видна определённая система.
За океаном сейчас тоже волна ностальгии по золотым временам XIX века, когда американец очень неплохо жил, практически ничего не зная о существовании правительства. Будучи фермером, торговцем или промышленником, он сам решал, что, когда, где и как производить и продавать.
Обходясь без субсидий сельскому хозяйству, без контроля за величиной посевных площадей, мер по поддержанию цен. Не было ни антимонопольного законодательства, ни Федеральной комиссии по торговле, ни Комиссии по торговле между штатами, ни Национального комитета по трудовым отношениям, ни законов о защите прав потребителей. Ни налогов с продаж, ни налогов на социальное страхование, ни даже подоходного налога. Было неизмеримо меньше поводов давать взятки чиновникам. Граждане тратили примерно в пятнадцать раз больше, чем все «ветви власти» вместе взятые.
А у нас нет даже воспоминаний о том, как быть свободными. Быть свободными нас никто не учил.
В том, что новорождённую общероссийскую общественную организацию «Россия многонациональная» возглавил дагестанец Мамма Нурмагомедович Маммаев, кто-то наверняка увидит  результат «северокавказской» экспансии. И таким «скептикам» совершенно неважно, что человек имеет три высших образования (среди которых Академия Генерального штаба и Колумбийский университет), учёную степень по экономике и неплохо показал себя не только в качестве депутата Государственной Думы, но и в роли начальника штаба ополченцев, в 1999 году отбивавших Новолакский район республики от вторжения банд Басаева и Хаттаба. А ещё в 1992 году, когда Кавказ лишь приступал к строительству мечетей (в чём ничего плохого нет), именно Маммаев восстановил единственную уцелевшую православную церковь, чем заслужил благодарность Святейшего Патриарха Алексия, и создал организацию «Даг-Алекс» для защиты прав русских, горских евреев, грузин, армян, всех в Дагестане живущих, от произвола местных националистов.
До сих трудно понять, почему в момент вторжения банд Басаева и Хаттаба ни один из телеканалов не показал обращение дагестанских матерей к командованию Российской армии с просьбой отозвать русских солдат, позволив дагестанцам самим защитить свою землю. Не показали и то, как жители сёл несли солдатам в окопы домашнюю еду. Не показали женские батальоны, громившие врага не хуже мужчин-ополченцев.
Кому-то выгодно, чтобы люди не знали обо всём этом. Но обсуждали бы драки в воинских гарнизонах от Прибалтики до Приморья, нашумевшее ДТП посреди Пушкинской площади по вине лимузина, принадлежащего миллиардеру-сенатору, и зарезанного азербайджанцами на рынке в Выхино торговца меховыми шапками — «решалу», разруливавшего проблемы диаспоры с властями Москвы.
Все слышали про дагестанца Расула Мирзаева, от удара которого скончался московский студент Агафонов. И никому не интересно, что мы ежемесячно отправляем из Москвы в Дагестан двадцать-тридцать мертвецов, погибших в «межнациональных столкновениях»… Увы, святых сегодня мало и среди русских. А тех, кто в Москве принимает решения, может быть, кто и «купил с потрохами». Но кавказцы среди «покупателей» — в явном меньшинстве.
На «круглом столе» представители Северокавказских республик, где большинство озабочено лишь тем, как прокормить семью, говорили о том, что в любой республике были бы счастливы, если б президентом стал русский, который бы занялся проблемами людей, а не собственным обогащением. Ведь именно из-за этого Дагестан — самая многонациональная в России республика, стала и самой проблемной. Жить честному человеку в ней до ужаса трудно. Ни заводов, ни колхозов не осталось. Хотя до 1991 года Дагестан, ныне на 95 процентов дотируемый Москвой, сам кормил и себя и многих других.
При откровенном феодализме никакие высокие технологии прижиться не смогут в принципе! Всю сельскохозяйственную продукцию Дагестана «за копейки» выкупают посредники-азербайджанцы. За килограмм помидоров – полтора рубля! В республике, стабильно лидирующей в России по уровню рождаемости, школ не хватает. Зато мечетей понастроили на деньги зарубежных спонсоров аж тысячу штук. В хадж к Святым Местам паломников из Дагестана отправляется больше, чем со всей остальной России.
Часто криминальные авторитеты играют в «духовных наставников», а когда эта игра надоедает, просто свергают местную власть, сами становясь властью. Для безработной молодежи  единственный путь самоутверждения – примкнуть к одному из кланов, бесконечно дерущихся за собственность и за власть. Вместо Христовых Заповедей они усваивают: «прав тот, кто стреляет первым!».
А голос нужен только для того, чтобы продать его на выборах. Пока есть желающие заплатить хоть что-нибудь.
При этом каждый народ имеет «своих» начальников. В Даргинском районе глава администрации даргинец,  в Лакском — лакец, в лезгинских районах — лезгины. А до реального управления всей республикой допускаются лишь аварцы, даргинцы, кумыки или лезгины. Но когда у  какого-нибудь «главы» что-то не получается, виной случившемуся оказывается не его собственное невежество, а «вражеские происки инородцев».
Индейцы племени сиу ещё триста лет назад доказывали, что дух земли неделим, что со всеми живыми существами нас связывают узы родства. Но мы упорно пытаемся найти какой-то особый путь развития. Грубо насилуя и здравый смысл, и природу, давно и безуспешно пытающуюся отдаться по любви.
Уважаемые cтарики пока что сдерживают вал народного возмущения, но бесконечно они этим заниматься не могут.

Мамма МАММАЕВ, руководитель организации «Многонациональная Россия»

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: