slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Высший пилотаж хирурга Скороглядова

 

Хирург СкороглядовЗаслуженный врач России, доктор медицинских наук, профессор Александр Васильевич Скороглядов травматолог-ортопед широкого профиля. Встретились мы с ним в 64-й городской клинической больнице, базе кафедры травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии Российского государственного медицинского университета, которой он руководит.

Он сидит передо мной в белом халате — невысокий, подтянутый, пропорционально сложенный, со свежей кожей на лице, думающим взглядом голубых глаз. Зная немного его биографию, я подумал тогда: а ведь не занимайся он с юности спортом, классической борьбой, вряд ли ему можно было дать 66 лет.

О родителях: «Когда началась война, отец отправил моего брата и маму, ждущую меня, в Казань, откуда она родом. По образованию мама — фармацевт, папа, выходец из рязанской деревни, до войны был разносчиком газет, снабженцем в «Строительной газете». Фронтовик. Последние сорок лет проработал в Министерстве энергетики». 

 

— Александр Васильевич, не сомневаюсь, что выбор собственной профессии сопровождался борьбой...

— И довольно активной. После окончания школы по желанию родителей (мама мечтала, чтобы я стал доктором), поступал в 1-й медицинский. В это время я активно занимался классической борьбой и самонадеянно полагал: с таким багажом проскочу. Не поступил — подвело сочинение. На второй год решил не рисковать: подал документы в Институт физкультуры на отделение борьбы. В шестидесятые годы возникла интересная ситуация: наше правительство, руководители спорта решили поднять университетский спорт. Как за границей: в университетах США – бейсбол, регби, в Англии – футбол, гребной спорт. Но к четвертому курсу возникла альтернатива: либо мне учиться, либо продолжать заниматься спортом (я уже был мастером спорта). К тому времени отменили военную кафедру. И вдруг мой товарищ Марк Анатольевич Португал, он работал в Мединституте тренером, спросил меня и моих друзей-спортсменов: «Хотите продолжить образование?». Недолго думая, мы тут же сдали документы во 2-й Мединститут, при этом подкрепившись бумагой Спорткомитета о том, что нас направляют для подготовки врачей для сборной Советского Союза. Учитывая, что в прежнем вузе мы проходили основы медобразования, иностранные языки, историю, нас сразу приняли на второй курс. Шесть лет учёбы было достаточно, чтобы решить главное для себя: если уж быть специалистом, то лучше лечить людей. Мне повезло. У нас был кружок, которым руководил знаменитый хирург, профессор Охотский Владимир Павлович. Он меня забрал на кафедру травматологии 2-го медицинского института, там я прошел ординатуру, аспирантуру. С головой втянулся в науку. В 1971 году защитил диссертацию, стал ассистентом. С 1975 по 1977 г. работал в Иране. После возвращения стал доцентом, написал докторскую диссертацию. В 90-м защитил её, стал профессором. И вот уже шесть лет заведую кафедрой. Вот так сложилась моя судьба.

При этих словах Александр Васильевич улыбнулся и не без гордости заметил:

— Но спортом занимался 15 лет.

— Не удивлюсь, если скажете, что получили травму…

— Единоборства часто вызывают травму.

— И на себе испытали?

— На четвертом курсе института физкультуры у меня был разрыв акромиально-ключичного сочленения. Оперировали в институте Склифосовского. Вот где вдохнул запах медицины полной грудью!

— Вашей кафедре во 2-м Медицинском скоро исполнится 75 лет. И, судя по визитке, вы ею заведуете…

— Шесть лет. Организовал кафедру Георгий Степанович Бом. Это был очень интересный человек, учился в Европе. Крупный ортопед, известный в Москве. Начинал он работу на лечебном факультете, потом на педиатрическом с небольшой группой. Сейчас это солидная кафедра с 44 сотрудниками, а вместе с учащимися — это уже 100 человек, плюс пять клинических баз. 27 научных тем ведут сотрудники. Любая работа над диссертацией нуждается в освоении и совершенствовании новых технологий. Иначе ничего нового не создашь. Для кафедры характерна многогранность: помимо научной работы она организует научные студенческие конференции – региональные и международные, заключает договора с городскими больницами. Это наша практическая база. Как вы понимаете, нельзя научить ремеслу, сидя в одной комнате. Каждая из клиник имеет свою специфику. Так, 1-я городская больница характерна сложными травмами. В одной палате можно всю травматологию пройти. У травматолога нет восклицания: «Надо же, первый раз вижу!». Человек, проработавший здесь вроде меня 40 лет, всегда что-то видел. Или всегда верит в то, что произошло.

— Вы говорите: «практическая база». Насколько она важна для специалиста кафедры?

— Она неоспоримо занимает в клинике ведущую роль. Это уже высший пилотаж. Профессор и его сотрудники оперируют самых тяжёлых больных. Он диктует определенный стиль работы. Одни занимаются травмами позвоночника, кисти, общей травматологией, другие — только ортопедическими заболеваниями. В этом разнообразии состоит интерес нашей профессии. Нет одинаковых клиник: одни лучше знают позвоночник, другие — кисть, коленный сустав, стопы и т.д. Мы применяем все методы лечения, которые используются в мире. Кроме того, мы поставляем городским врачам молодых помощников, в которых остро нуждается клиника. Кто-то же должен помогать хирургу? Держать крючки, вязать узлы, участвовать в репозиции, накладывать гипс... У нас 30 учащихся, которые через два года разойдутся по Москве, Московской области и другим городам.

— Вы, как хирург, проводите операции?

— Обязательно! Травма – это такая специальность, где не посидишь на одном месте.

— Как вы считаете, за последнее время изменился характер травм?

— Конечно. Основным поставщиком больниц всегда считалась бытовая травма. Теперь к ней прибавилась автодорожная, которая тоже считается бытовой. На дорогах одной только России в год гибнет более 30 тысяч человек! Это очень много. Но всех поражает другая цифра: в России с населением свыше 140 миллионов ежегодно более 13 миллионов пострадавших от травм и отравлений! Невольно приходит в голову метафора: «Москва, идущая на костылях». По сто тысяч ежегодно инвалидов только первичных. После сердечно-сосудистых заболеваний и онкологии травма по значимости находится в этой тройке. И, что самое характерное, она стала более жестокой.

— Почему?

— Первый случай гибели человека от наезда транспортного средства был зарегестрирован в Нью-Йорке в 1898 году. Сегодня в некоторых странах цифра доходит до 40 тысяч. Это только летальных исходов. А сколько увечий? Сколько производственных травм? А травмы, связанные с нашими климатическими условиями? Гололёд, задержки транспорта. У нас есть даже сезонность травм. Чаще всего зимой. Или летом – ныряльщики, которые ломают позвоночник.

— Теперь добавим — криминальные…

— Например, огнестрельные ранения. Особенно часто они были в 90-е годы, когда происходил, так сказать, повальный отстрел. Да, травма для человека и его близких – это целая трагедия, в любой ситуации, в том же спорте. Но ведь и само общество получает травму, если государство неспособно решать проблему в комплексе социальных и экономических задач, и даже — политических, когда речь идёт о войнах. Наш русский хирург Пирогов говорил, что война – это травматическая эпидемия. Раненный в голову или в живот чаще погибает, чем раненный в конечности, ему легче помочь. Вот почему военно-полевая хирургия была отдана на «откуп» травматологам.

— Что для вас важно в практике как обыкновенного врача?

— Помощь страждущему, чтобы он был в итоге здоровым. Это не столько благородная задача – для меня это цель жизни.

 

Спорт, как известно, – это борьба, в первую очередь за здоровье нации. Врачевание – тоже борьба и тоже за здоровье нации, общества. Не в этой ли формуле состоит гармония Скороглядова?

 

Беседовал

Сергей Луконин.

из досье «слова»

История кафедры травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии РГМУ начинается в 1933 г. с кафедры ортопедии, организованной во 2-м Московском государственном медицинском институте. Её возглавил крупный специалист-ортопед, ученик известного московского врача-ортопеда К.Г. Соловьева, один из основоположников ортопедической науки и практики в Москве, профессор Георгий Сергеевич Бом, руководивший кафедрой до 1945г. В 1921 г. Г.С.Бом организовал в больнице им. Н.А.Семашко ортопедическое отделение, которое впоследствии и стало базой будущей кафедры ортопедии 2-го МГМИ. Он был автором ряда оригинальных операций.

В 1945 г. кафедра ортопедии была реорганизована в доцентский курс, которым заведовали доценты М.С.Жуховицкий (до 1952 г.), Б.Г.Высоцкий (до 1956 г.). До 1952 г. на кафедре, а затем и на курсе ортопедии преподавание проводилось и на лечебном, и на педиатрическом факультетах. В 1957 г. курсы травматологии и ортопедии на лечебном факультете были выделены из клиники госпитальной хирургии и соединены в один самостоятельный курс травматологии и ортопедии на базе Городской клинической больницы № 4. Заведовать этим курсом стал профессор В.А.Чернавский. Самостоятельный курс травматологии и военно-полевой хирургии был организован в 1963 г. на педиатрическом факультете. Им стал заведовать М.В. Громов.

С 1966 г. в результате слияния обоих курсов была создана кафедра травматологии, ортопедии и военно-полевой хирургии с приданием курса ВПХ, находившегося в составе кафедры госпитальной хирургии. Кафедру возглавил крупный ученый в области травматологии и ортопедии Виктор Алексеевич Чернавский.

В 1970 г. В.А. Чернавский перешел на должность профессора-консультанта кафедры, а заведующим был избран Михаил Васильевич Громов. С 1979 г. он являлся главным травматологом МЗ СССР. Соединение двух курсов в единую кафедру травматологии, ортопедии и ВПХ создало лучшие условия для преподавания этих смежных дисциплин. Кафедра стала располагать крупной клинической базой — 440 коек. Помимо этого на базе ГКБ № 1 им. Н.И. Пирогова и ГКБ № 4 были организованы мощные круглосуточные травматологические пункты, использовавшиеся и для преподавания и для консультативной помощи. Обе клинические базы широко используются для подготовки субординаторов, интернов, клинических ординаторов, аспирантов, врачей из других учреждений и т.д.

В 2002 г. заведующим кафедрой травматологии, ортопедии и ВПХ РГМУ избран Александр Васильевич Скороглядов. Под руководством выдающихся учителей, профессоров В.А. Чернавского, М.В. Громова, В.П. Охотского, В.В.Кузьменко он прошел замечательную школу не только травматологии, но и отношения к больным и коллегам по работе. Научные интересы А.В. Скороглядова охватывают самые актуальные проблемы травматологии. Он — один из пионеров разработки метода лечения заболеваний и повреждений конечностей с помощью проводниковых блокад нервных стволов и сплетений. Монография А.В. Скороглядова по этой теме вышла в серии «Библиотека практического врача» и является настольной книгой травматологов-ортопедов нашей страны.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: