slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Выбор сделан. Послесловие

Говорят, «Единой России» могли нарисовать столько, сколько хотели, хоть те же 64 процента, как в 2007-м. Но руководство у нас ответственное, не теряющее чувства меры и реальности, и рассудило здраво: всё-таки недовольство в стране налицо, на дворе кризис, да и на мнение цивилизованного Запада в преддверии президентских выборов оглянуться нелишне. Поэтому, поразмыслив, остановили предвыборную рулетку на отметке в 49,2 процента для «ЕР», набросив «своим», по разным оценкам, от 5 до 10 «левых» процентов. Хитроумная затея с Общенародным фронтом ничуть не улучшила шансы «партии власти».

В самом деле, как могла возникнуть официальная итоговая цифра, если срединная Россия с преобладанием русского населения почти поголовно давала «партии власти» не более 40 процентов? Всего 29 процентов избирателей Ярославской области отдали свои голоса «партии власти», лишь 30 процентов костромичей! И только национальные автономии – Чукотка, вотчина Абрамовича, Башкортостан, Татарстан, кавказские республики да ряд южных областей – вытащили «единороссов» со своими 60 процентами и выше. Как всегда, советскими рекордами отметилась Чечня – свыше 99 процентов за «Единую Россию»! Министр обороны Сердюков отрапортовал начальству, что в армии проголосовали 95 процентов военнослужащих, из них 80 процентов за «Единую Россию»!
Такой разрыв в голосах между русскими областями и национальными образованиями в очередной раз обнажил нешуточные потенциальные риски для России. Автономии и республики отдают свои голоса «единороссам» в обмен на колоссальные федеральные вливания, и малой толики которых не видит вымирающая Русь. Татарстан, например, платит «правильным» голосованием на избирательных участках за то, что практически не делает отчислений в федеральный бюджет. Случись завтра падение мировых цен на углеводороды, и вся эта вроде бы тщательно выстроенная схема в одночасье рухнет, как карточный домик. И что тогда?
Впрочем, у власти на руках целый ворох проблем куда более неотложных.

4 декабря и президентские выборы
Президентская кампания 2012 года началась буквально на следующий день после голосования в Думу. Причём началась она почти синхронно и у нас, и – что неудивительно – за рубежом. Госсекретарь США Клинтон изрекла очередное «вау!», которым она отметилась при взгляде на снимок растерзанного и обезображенного бандитами Каддафи. Выборы были «несвободными и несправедливыми», заявила сия радетельница за права и свободы подопечного человечества. Дружно запротестовали после первых умилительных реляций в передаче Соловьёва и наблюдатели из ПАСЕ и ОБСЕ, видимо, получив команду «фас» из Вашингтона.
Вечером 5 декабря несколько тысяч человек из российской несистемной тусовки срочно собрались на Чистых прудах, где в жёсткой силовой манере полиция сгребла в автозаки почти 600 человек. В небе над столицей кружили вертолёты, в город были стянуты внутренние войска, кто-то с перепугу разглядел даже БТРы. Митингующие взметнули плакаты «Россия без Путина!». Полиция реагировала жёстко — почти так же, как американская полиция при разгоне палаточных лагерей протестного движения «Оккупируй Уолл-стрит» в США, в той самой стране, которая не скупится на выволочки всем прочим по поводу «демократии». На следующий день протесты в России продолжались, охватывая всё большее число областей. На 10 декабря назначен очередной митинг оппозиции в столице против подтасовки выборов.
В ответ власти провели контрмитинг движения «Наши» с барабанным боем и скандированием лозунгов в поддержку Кремля. Налицо зреющее противостояние двух лагерей, протестного и охранительного. «Яблоко» призвало избранных депутатов отказаться от своих мандатов. Горбачёв высказался за признание состоявшихся выборов недействительными и за проведение новых.
Налицо кризис, которого власти не ждали. Делягин ещё до выборов подсказывал верхам иезуитский ход: отдать большинство в Думе КПРФ и впоследствии на неё свалить начавшийся хаос в стране. Теперь же до 5 марта российская власть должна проявить чудеса политической эквилибристики, лавируя между двумя полюсами: с одной стороны, митингующие против политики властей (фальсификация выборов здесь только очередной повод), с другой, те кукловоды у нас и за рубежом, которые будут разыгрывать протестную карту в своих интересах, прямо противоречащих интересам России. Важно понимать, что вожди протестной толпы и сама толпа – разные идентичности. В гуще митингующих – люди искренние, а кидающие в неё зажигательные слова вожди вроде шендеровичей, немцовых, навальных, миловых и пр. – волшебные крысоловы, намеревающиеся затолкать Россию в свалку а-ля «арабская весна» или смуту наподобие 17-го года. Типажи из либеральной тусовки у нас никогда не одержали бы верх в любых, самых свободных выборах. Лучше всего они себя чувствуют в атмосфере хаоса, гниения, острого недовольства масс, сенсационных слухов, провокаций, интриг. Мастерства по части раздувания общественного недовольства им не занимать! Впрочем, здесь им помогает сама власть с её коррупцией, некомпетентностью, пренебрежением к избирателям. В 1917-м самозваным радетелям за народ удалось стравить русских между собой в гражданской войне. Последствия — потеря 20 миллионов человеческих жизней — известны всем. Сегодня они Очевидно, что вожди-маргиналы выполняют прямой заказ из-за бугра. Чем может кончиться заигрывание с вашингтонскими и европейскими «демократизаторами», все видели уже не раз. Мир привык к тому, что «озабоченность» Вашингтона «состоянием демократии» в той или иной стране обычно заканчивается, согласно принятым на Потомаке «цивилизационным» нормам, бомбометанием и ракетным обстрелом этих стран. Увы, нынешнее время предельно цинично и жестоко. Уличные столкновения в российских городах, помимо воли их участников и невзирая на их прекраснодушные мотивы, могут привести к вмешательству в наши дела НАТО и США. Единственное, что сегодня останавливает западных благодетелей и доброхотов, скажем, от установления безполётных зон над Россией – это ядерный щит страны, созданный Сталиным и Берия, Королёвым и Сахаровым и десятками тысяч беззаветных советских тружеников, ковавших безопасность державы и оплёванных сегодня на нашем ТВ.
Такова суровая диалектика современного демократического постмодерна.
Значит ли это, что власть под предлогом обеспечения стабильности и суверенитета страны может позволить себе любые репрессивные действия в отношении протестующих? Ни в коем случае. Этим она только подтолкнёт протест к крайним формам. Власть должна работать с недовольными точно так же, как она работает со «своими». Не умеет? Пусть учится, и учится быстро, если хочет сохранить себя и свои позиции. Не говоря уже о России.
Премьер Владимир Путин, уже подавший документы на регистрацию в качестве кандидата в президенты, сталкивается с новой для себя реальностью. Он, как показывают опросы, сильно потерял от сентябрьской рокировки в тандеме и от неудачного выступления его партии на выборах и теперь должен навёрстывать упущенное. Поэтому Путин срочно дистанцируется от «Единой России» — именно об этом заявил его пресс-секретарь. Говорится и о неизбежном «обновлении» премьер-министра. Политологи с умным видом рассуждают об «усталости масс» от Путина. Но можно ли забывать о том, что все прочие возможные президентские кандидаты – политические долгожители с ещё большим стажем? Они давно примелькались народу и вряд ли смогут составить серьёзную конкуренцию премьеру. Только появление нового свежего лица в президентской гонке могло бы изменить расклад сил, вызвать неожиданный отклик у избирателей. Но политическая поляна вытоптана, новому кандидату не раскрутиться, как ни пытаются сегодня сделать из Навального «узника совести» после 15-суточной отсидки в КПЗ. Поэтому все политологические гадания сводятся сегодня к одному: победит Путин в первом туре или будет вынужден пойти на второй?
Итоги выборов 4 декабря скорее скажутся на судьбе Дмитрия Медведева. Как ни бодрится президент, поставленный (не без тайного умысла) во главе партийного списка «единороссов», его шансы на успешное продолжение политической карьеры уменьшились. Сумеет ли, как обещано, стать премьером после 5 марта, теперь не столь очевидно.

Партии в новой Думе
Системная оппозиция в лице КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР, удвоив своё представительство в Думе, имеют все основания для чувства глубокого удовлетворения. Сама Дума в выстроенной вертикали власти несамостоятельна, ломать из-за неё копья на улицах и площадях — хлопоты нестоящие. Прошедшие в Думу партии теперь могут по закону получить из казны по 20 рублей за каждый поданный за них голос, и отказываться от этих подарков они явно не намерены — речь идёт о десятках и сотнях миллионов рублей. Так что три партии уже только поэтому настроены на компромисс с «единороссами» и на поиск возможных альянсов в новом составе Думы. Новая Дума должна быть более весёлой и энергичной, бодро отметил президент. На что премьер холодно отреагировал: «Парламент не должен становиться смешным!». А разве не сам Кремль сделал его смешным, лишив влияния?
После выборов в некотором смятении пребывают все — как победившие, так и те, кому удалось войти в заветную тройку привилегированных в думском здании на Моховой. «Единороссы» — оттого что результаты выборов оказались для них холодным душем. Телевизионщики, говоря о результатах 4 декабря, почему-то назойливо повторяют словосочетание «абсолютное большинство». Но это абсолютно не так, большинство-то у ЕР как раз относительное, ибо абсолютным называется всё, что выше 50 процентов.
И эту цифру для «едра» вытягивали всем миром. За канат, как в известной сказке, ухватились дед и бабка, внучка и Жучка, то есть чиновники и олигархи, губернаторы и министры, актёры и спортсмены, теледивы и социально ответственный криминал, пенсионеры, опасающиеся, «как бы хуже не стало», и построенные побатальонно, в одну шеренгу, армия, флот и внутренние войска с полицией. Весь аппарат властной вертикали вкупе с подведомственными телеканалами и боязливой частью народа работал на победу, которая оказалась такой эфемерной.

Как шли к победе
Последнюю неделю перед голосованием федеральные телеканалы охватила настоящая лихорадка хороших новостей. Встречи с избирателями по всей стране, раздача ключей от новых квартир (заметьте, военным!), человечные и уютные чаепития с народом в только что выданном жилье, с хорошей обстановкой (мебель в отобранной для показа квартире, как можно было заключить, была отобрана лично Сердюковым как человеком, не понаслышке знакомым именно с этим делом). Дружеские беседы с рабочими в цехах, судостроителями на верфях. Выдвижение Путина в президенты на съезде «Единой России» под немолчное скандирование хорошо натренированных клакеров «Россия, Россия!», «Путин, Путин!».
В Питере Козак, возглавляющий список «Единой России», посещал предприятия, давал пространное интервью Брилёву — сюжет длился минут 10—15, — и всё это должно было выправлять печальные для «единороссов» предвыборные настроения в колыбели трёх революций.
На телеэкранах ракеты набирали высоту, летели из надводного и подводного положения, поражали цели за тысячи километров от старта, моряки рапортовали о высокой боевой готовности, на глазах людей в бушлатах выступали слёзы благодарности за прибавку к зарплате. Двухметровый Рогозин успокаивал телезрителей рассказами об асимметричном ответе на американские планы по ПРО. Да таком, что мало никому не покажется. Показывали новую РЛС. Никто, естественно, и не вспомнил об уничтожении военно-морской базы в Камрани, РЛС на Кубе, которая простреливала практически всю территорию Соединённых Штатов. Вывели все академии с территории Москвы. Знали настроения военных, боялись их, укрепляли МВД и МЧС, своих в доску ребят. Начальник Генштаба на всякий случай заявил о возможности ядерной войны на наших границах, после чего — для успокоения народа — и полетели на экране самолёты, оставляли шлейф взвихренные ракеты, вручались ключи от квартир майорам и подполковникам.
Обещали снова, как все предыдущие 12 лет, устроить такую замечательную жизнь к 2020, 2030-му и так далее году, что глаза затуманивались от умиления. Какие величественные дали, какие будоражащие воображение перспективы! И на местных масштабах, и в общефедеральном смысле. Всё это, следует заметить, делалось вне всяких лимитов на предвыборную агитацию. Другим партиям уделяли несравнимо меньше времени.
В общем, предвыборный спектакль набирал такие обороты, вовлекая миллионы людей в качестве зрителей, что на финальном занавесе впору было ожидать неоднократных вызовов исполнителей и десятикратных подъёмов занавеса под неистовые овации зала. В предвыборные недели на граждан с экранов телевизоров обрушился ливень финансовых обещаний. Было подсчитано, что за последние полтора года тандем и партия власти раздали россиянам «гарантий» и «обещаний» аж на 50 триллионов рублей — это несколько годовых федеральных бюджетов!
Градус общественного довольства набирал невиданную высоту, накалялся до точки кипения. Страшно было подумать, что же будет со страной, когда в 2024 году придёт время менять «рабов на галерах» и подбирать новых. Где же набрать столько рабов в свободной демократической стране? Не зря политическую поляну выбили до отсутствия даже намёка на новую поросль, на свежую траву.
«Едроссов» с КПСС роднит многое: управленческая модель, поголовный охват чиновничества, отношение к собственности – отнять и поделить. Только тогда шла речь о том, чтобы отнять у богатых и поделить между всеми, а теперь — отнять у народа и поделить между богатыми. Между своими. И ещё одно, может быть, самое существенное: те были готовы отдать жизнь за свои убеждения, эти сдадут любые убеждения за должность и право безнаказанно набивать карманы вновь готовы столкнуть Россию на эту дорожку.

Виктор Линник

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: