slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

ВЫБОР ПУТИ В ГОД РЕВОЛЮЦИОННЫХ ЮБИЛЕЕВ

 Пётр СтолыпинИдя  послезавтра на выборы в Госдуму, надо ясно понимать и то, что  завершаем ими год череды роковых революционных юбилеев. В постсоветское время это второй такой год. Но если в 1997 году ещё можно было ожидать повторения истории 1917-го пусть не трагедией, так фарсом, сегодня ситуация иная. Радикально иная.

Россия тяжело и медленно оп-равляется от либерального по-грома, опять становится государством, наделённым чувством национального самоуважения и исторической перспективы. И сегодня ритуальное заклинание всех видов демократий неизменно: «Идите на избирательные участки!» Только смысл его куда реальней и даже важнее значимости выборов нового состава Госдумы. Владимир Путин осознанно превратил парламентские выборы во всенародный референдум оценки своего экономического и политического курса. Не согласные с ним, идите на выборы, согласные — тем более идите: от вас действительно зависит необратимость живительных процессов возрождения России! И ещё особое историческое звучание нынешним выборам придаёт то, что они формируют уже пятую по счёту Государственную думу Российской Федерации, тогда как 1917 год оборвал жизнь российского парламента на четвёртом созыве.

90 лет назад как раз на осень и начало зимы пришлись предсмертные агонии российского парламентаризма. 6 октября 1917 года вышло постановление Временного правительства о роспуске Госдумы в связи с провозглашением России республикой и началом выборов в Учредительное собрание. А 18(31) декабря большевики окончательно покончили с парламентом,  декретом Совета Народных Комиссаров уничтожив сами его зародыши: упразднив канцелярии Государственной думы и её Временного комитета.

В самый канун нынешних выборов ничуть не лишнее занятие обратиться тревожными мыслями к истории 90-летней и даже более глубокой давности. Чтобы, осенив себя надеждой на лучшее, полнее оценить значение 2 декабря 2007 года. Нам, по всей видимости, долго ещё придётся черпать всяческие аналогии с современностью в далёких революционных годах и брать у них исторические уроки.

 

ВЕЩИЙ ЗНАК

Русская революция породила Государственную думу, и она же её похоронила. Сто с лишним лет назад произошло событие, которому мы, потомки поколения трех революций, вправе придавать символическое значение. 20 февраля 1907 года начала работать II Государственная дума. По составу своему ещё более левая, чем предыдущая, что была распущена царским манифестом 9 июля 1906 года, не проработав и двух с половиной месяцев. К слову, в этот же день председателем Совета министров был назначен Пётр Столыпин. Резкое полевение думских рядов определило участие в выборах революционных партий — социал-демократов и эсеров. Уже на первых заседаниях Дума подступилась к самому важному для крестьянской России вопросу — аграрному. Правые поддерживали указ от 9 ноября 1906 года (Столыпинскую реформу), кадеты и эсеры предлагали свои аграрные проекты, социал-демократы видели будущее в муниципализации, а большевики — в национализации всей земли. Страсти только ещё разгорались, когда в зале заседаний обвалился потолок. Что примечательно, и над левой, и над правой частью зала; центр не пострадал. Случилось это в ночь с 1 на 2 марта. Выражаясь высоким слогом, Провидение гуманно предупредило депутатов об опасности излишнего рвения в деле раскачки государственного корабля. Сигнал, конечно же, не был понят. И 1 июня Столыпин потребовал от Думы исключения из числа депутатов и привлечения к следствию 55 членов социал-демократической фракции и санкции на немедленный арест 16 из них по обвинению в заговоре против государства. Тогда власть, сумев управиться с революцией 1905 года, была ещё способна проявить твёрдость. Уже 3 июня грянул царский манифест о роспуске II  Государственной думы. Обозначенных Столыпиным депутатов арестовали предыдущей ночью, а через полгода предали суду.

О либеральном «Прогрессивном блоке» Думы как о дрожжах февральской революции написано много. Обвиняя в условиях войны правительство во всех тяжких грехах вплоть до измены, дотрибунствовали до той погибельной черты, где спикер Думы Михаил Родзянко 10 февраля 1917 года, будучи в последний раз допущен к царю, вынужден был призывать как раз атакуемую парламентом власть к решительным действиям. На этой встрече будущий председатель революционного Временного комитета Госдумы, памятуя о своем камер-юнкерстве, пророчески предупреждал царя: если верховная власть не примет экстренных мер, стихийный взрыв произойдёт через три недели. А ведь правые предвидели это ещё на открытии последней в истории четырёх Дум сессии. Когда 1 ноября 1916 года либерал, имевший репутацию «кабинетного мыслителя», лидер кадетов Павел Милюков вдруг разразился обличающей правительство речью со ставшим знаменитым рефреном: «Что это — глупость или измена?», правомонархист Николай Марков заявил: «…вы, господа, по-видимому, не понимаете, что вы хотите сделать, и я вам указываю: вы хотите ввести в России революцию, чтобы революция разрушила всё, худо или хорошо сложенное русское государство». Марков ещё в 1912 году охлаждал лидерские поползновения октябристов и кадетов предупреждением, что народ пойдёт за правыми или левыми, но никогда за либералами, ничего общего с ним не имеющими. Один из лидеров Прогрессивного блока и партии кадетов Василий Маклаков уже в эмиграции писал: «…в своих предсказаниях правые оказались пророками. Они предсказали, что либералы у власти будут лишь предтечами революции, сдадут ей свои позиции. Это был главный аргумент, почему они так упорно боролись против либерализма. …Правые не ошиблись и в том, что революционеры у власти не будут похожи на тех идеалистов, которыми их по традиции изображали русские либералы».

 

У НАЧАЛ ОДНОПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ

90 лет назад именно в эти дни положено было начало и жестокому разгрому многопартийной системы. Первый удар был нанесён по Конституционно-демократической партии (Партии народной свободы). 28 ноября 1917 года Ленин внёс в Совнарком проект декрета «Об аресте виднейших членов ЦК партии кадетов – врагов народа и предании их суду революционного трибунала». На кадетов обвалил весь груз ответственности за организацию демонстрации под лозунгом «Вся власть Учредительному собранию!», проведённой в этот же день перед Таврическим дворцом. Это была первая масштабная антисоветская демонстрация. Все присутствующие на заседании поддержали вождя единодушным голосованием: и Троцкий, и Менжинский, и Красиков, и Глебов, и Бонч-Бруевич, и прочие соратники. Нет, один всё же проголосовал против, считая ленинское предложение чересчур жестоким. Трудно поверить, но это был Иосиф Сталин. Декрет пока ещё не объявлял партию кадетов вне закона, но уже недвусмысленно был ориентирован в политическом пространстве: «На местные Советы возлагается обязательство особого надзора за партией кадетов ввиду её связи с корниловско-калединской гражданской войной против революции». При этом никаких доказательств такой связи не приводилось. Обсуждение декрета на пленуме тогда еще многофракционного ВЦИКа простым не было. С требованием его отмены выступили левые эсеры, понимая, что если большевистская идея полной монополизации власти наберёт нужную инерцию движения, то неминуемо подомнёт под себя все формы оппозиции. Поддержали левых эсеров некоторые члены фракций объединённых социал-демократов, интернационалистов и эсеров-максималистов. Тем не менее большинством голосов декрет одобрили. А ведь причина антисоветской демонстрации была куда глубже, чем подстрекательские речи руководящих кадетов. 

 

КТО «ХОЗЯИН

ЗЕМЛИ РУССКОЙ»?

На кровавом фоне мировой войны (в 1917 году потери русской армии превысили 9 миллионов человек, из них 1,7 миллиона были убиты) и при всё более углубляющейся собственной недееспособности (за 8 месяцев сменилось 4 состава правительства) Временное правительство Керенского приняло воистину роковое решение: перенесло объявленные сроки выборов и созыв Учредительного собрания с сентября на ноябрь 1917 года. 10 октября, требуя от членов ЦК большевистской партии как можно скорее готовить вооружённое восстание, Ленин высказал сколь известную сегодня всем, столь и далёкую от истинного народовластия мысль: «Ждать до Учредительного собрания, которое явно будет не с нами, бессмысленно, ибо это значит усложнять задачу». Тем не менее публичным поводом для ареста Временного правительства был как раз перенос сроков выборов.

Расчётливый практик революции умело оперировал спасительной идеей Учредительного собрания. В статье «О задачах пролетариата в данной революции», основанной на своих апрельских тезисах, эмоционально восклицал: «Мне приписывают взгляд, будто я против скорейшего созыва Учредительного собрания!!! Я бы назвал это «бредовыми» выражениями». Сразу после прихода к власти большевиков газета «Правда» убедительно заявила: «Товарищи, вы своею кровью обеспечили созыв в срок хозяина земли русской — Всероссийского Учредительного собрания». Что повторять общеизвестные факты? Достаточно вспомнить, что Учредительное собрание не проработало и суток. 6 (19) января 1918 года, закрыв на замок двери зала заседаний, большевики широко распахнули двери в гражданскую войну. Ленин же на заседании ВЦИК облегчённо подытожил все свои былые опасения народного волеизлияния: «Народ хотел созвать Учредительное Собрание — и мы созвали его. Но он сейчас же почувствовал, что из себя представляет это Учредительное Собрание!» Однако 28 ноября лозунг «Вся власть Учредительному собранию!» был ещё грозен и уличал новую власть не только в нелигитимности (к тому же до 25 октября никто не отменял статью 108 уложения об уголовных преступлениях «О вооружённом мятеже с целью свержения законной власти»), но и в срыве демократического процесса. Ситуацию создала Комиссия по выборам в Учредительное собрание, которая начала работать ещё в июне 1917 года. В середине ноября в бюллетене Комиссии было опубликовано обращение к народу. При этом от имени низложенного большевиками Временного правительства. И, что было для них совсем уж оскорбительно, «Великая пролетарская революция» была оценена как «попытка захвата власти»: «Осуществленная в 20-х числах октября попытка захвата власти расстроила в ряде избирательных округов дело проведения выборов. …Не считая возможным отменить день созыва Учредительного собрания, Временное правительство назначает его открытие в Петрограде, в Таврическом дворце, 28 ноября 1917 года в 2 часа дня». Ленин приказал арестовать всех членов Комиссии. Среди них было немало кадетов. Дальше — демонстрация протеста в день несостоявшегося Учредительного собрания. И хороший повод подвести под раздачу всю Партию народной свободы.

Можно коснуться ещё одной интересной подробности 90-летней давности, которая стала известна только сравнительно недавно. Считалось, что декрет о создании ВЧК Совет Народных Комиссаров принял, рассмотрев записку Феликса Дзержинского: «Мы должны принять сейчас все меры террора, отдать ему все силы! Не думайте, что я ищу формы революционной юстиции: юстиция нам сейчас не к лицу. Я требую одного — организации революционной расправы над деятелями контрреволюции». Тем более, что 22 ноября Ленин подписал декрет о ликвидации всей системы российского права. Распущены были суды, упразднены все должности в сфере судопроизводства: прокуроры, адвокаты и мировые судьи. Но, вроде бы, зачем создавать еще один репрессивный аппарат, когда есть Военно-Революционный комитет? Между тем это был верный и жестокий шаг всё к той же монополизации власти. Известный деятель ЧК-ГПУ-НКВД, официальный историограф ЧК Мартиньш Лацис в своё время составил секретный отчёт о её деятельности за первые четыре года. В нём указаны причины роспуска ВРК: «Первую борьбу с контрреволюцией пришлось вынести на себе Петроградскому Военно-Революционному комитету. В числе контрреволюционных элементов первое место занимали лжесоциалистические партии. Военно-Революционному комитету приходилось в первую очередь сталкиваться с ними. А у них имелись свои «плакальщики» в составе ВРК в лице левых эсеров. Последние сильно тормозили борьбу с контрреволюцией, выдвигая свою «общечеловеческую» мораль, гуманность и воздержание от ограничения права свободы слова и печати для контрреволюционеров. Для руководителей Советской власти становилось ясным, что совместно с ними будет немыслимо вести борьбу с контрреволюцией. Поэтому выдвигается мысль о создании нового органа борьбы, куда бы не входили левые эсеры. Исходя из этих соображений, 7 декабря (старого стиля) Советом Народных Комиссаров было принято ...постановление об организации ВЧК...».

В заключение можно сказать только одно: 2 декабря 2007 года для народа, наделённого нелёгкой исторической памятью, путь на избирательные участки — не просто гражданский долг, а, действительно, путь в будущее России.

 

 

Владимир ТОПОРОВ. 

 

 

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: