slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Вячеслав СЕРДИЧ. ЧЕЛОВЕК НА СВОЁМ МЕСТЕ

Вячеслав СердичИмея немалый опыт общения с людьми своего возраста и намного старше, я немного волновалась перед встречей с достаточно ещё молодым человеком Вячеславом Сердичем. Иной раз даже с родным сыном в частых спорах не находишь точек соприкосновения. А тут человек всего на каких-то пять лет старше него. Разумеется, ни с кем спорить я не собиралась, хотя, как известно, именно в споре рождается истина. Та самая, дойдя до которой порой удается снять конфликты, устранить противоречия, прийти к компромиссу и даже найти выход из сложной ситуации.

Прогнозируя нашу встречу, я не очень-то обольщалась по поводу полного взаимопонимания и совпадения точек зрения в процессе беседы с человеком не моего поколения. Но наше человеческое любопытство – это, как известно, двигатель интеллекта, это восхитительная погоня за знанием, это стимул для покорения реальности и открытия новых жизненных перспектив. Поэтому я в очередной раз была очень расположена испытать все эти чувства во время экспромтной беседы с человеком, которого я видела до этого в нашей академии (АБОП) всего лишь один раз. Но благородные черты красивого лица, а также серьёзность выражения глаз, интеллигентность не ускользнули от  внимательного журналистского ока.

Зачастую первое впечатление бывает обманчивым, но зато как бывает приятно и радостно на душе, когда, вновь встретившись с человеком,  понимаешь, что не обманулся. Вячеслав Сердич — на самом деле лучший представитель мужчин среднего, пожалуй, самого перспективного возраста, которые стоят сегодня на службе экономического, политического и научного прогресса нашей страны, способствуя её возрождению.

К сожалению, тип таких молодых людей в настоящее время не очень-то широко распространён. Большинство мужчин этой возрастной категории, на мой взгляд, не думая особо об общественном благе, «берут от жизни всё», к чему уже много лет призывает их плакат на здании «Известий», прямо напротив памятника великому народному поэту А.С. Пушкину. Ведь именно поколение 30—40-летних было свидетелем того, как честно заработанные и накопленные деньги их родителей сгорели во время дефолтов и черных вторников. Именно их семьи тогда столкнулись с беспомощностью, унижением,  разочарованием. Тем приятнее было встретиться и побеседовать с сорокалетним мужчиной, патриотично мыслящим, настроенным на созидание достойной жизни человека и народа, воспитанным в легендарной героической семье и неуклонно продолжающим её традиции – честно, бескорыстно и верно служить Отечеству, в котором родился и живёшь. За счастливую жизнь, за которую отдали свои молодые жизни его героические предки. Поэтому мне очень хотелось пожелать Вячеславу Юрьевичу Сердичу, несмотря на смутные времена, полные самых неприглядных искушений, впредь оставаться таким же чистым, светлым, скромным и мужественным в достижении поставленных перед ним задач, – словом, всегда оставаться лучшим представителем настоящей, а не придуманной сытыми «гламурниками» элиты нашей прекрасной Родины – России.

 

 

— Мы с Вами встретились в стенах Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка, и мне хочется спросить: как давно Вы стали её членом и что Вы привносите в её работу?

— Членом академии я стал в январе 2007 года, поэтому пока всё в планах. Идей достаточно много. Академия находится в стадии формирования, окончательный облик её пока не завершён, хотя она уже представляет достаточно солидное учреждение, с мнением которого считаются и учитывают. Я надеюсь, что у меня ещё всё впереди, я только начинаю своё общение с академией и надеюсь, что оно будет обоюдовыгодным и полезным и для меня, и для академии.

— Я почти в этом не сомневаюсь, потому что мне очень хорошо Вас представили. Поэтому мне хочется спросить: как удалось в таком молодом возрасте (Вам, по-моему, и сорока нет) добиться того, чего Вы добились? В чём секрет Вашего успеха?

— Очень сложно сказать, в чём секрет успеха. Наверное в работоспособности, целеустремленности, словом, со стороны лучше судить, чем самому. На самом деле, поначалу родители заложили фундамент, а затем я начинал свою трудовую деятельность после института в органах государственной безопасности, пока ещё не развалился Союз, а школа эта очень хорошая, правильная, опыт которой бесценен. По ходу того, как развивалась история, качества, которые были заложены, надеюсь, проявились. Я свою деятельность связал с техникой, разработкой, производством. В этом мы добились определённых успехов, и это заслуга всего нашего коллектива. Считаю, что я тоже не последнюю роль в этом сыграл.

— Вячеслав Юрьевич, мне понравилось, что Вы отдаёте должное воспитанию и образованию, которое Вы получили в бывшем Советском Союзе. Несмотря на молодость, Вам удалось, видимо, приобрести  те необходимые качества, которые давало наше советское социалистическое воспитание. По каким критериям Вы подобрали свою команду? Это ровесники или старые, опытные люди, которых всегда руководители ценили по опыту, знаниям, образованию и эффективности мышления?

— Команда – это ровесники, те люди, с кем мы начинали формировать своё предприятие и то направление деятельности, которое сейчас мы ведём.  Другое дело, что сейчас коллектив – это достаточно богатый сплав молодости и зрелого возраста, мы являемся средним звеном на этом предприятии. Есть молодёжь после института, и её достаточно много, есть люди старшего возраста, у которых мы учимся. Это, наверное, является залогом успеха. Они все так или иначе прошли школу работы на советских государственных оборонных предприятиях. Эта школа бесценна, и она является тем фундаментом, на котором сейчас всё зиждется.

— В связи с «капитализацией» нашего общества, какие ценности Вы исповедуете: на социальное благо работать или скорее блюсти корпоративные, частные интересы?

— Сложно сказать, здесь обязательно должен быть какой-то баланс, золотая середина. Я являюсь чётким приверженцем такой позиции, что наибольшую пользу государству могут принести компании, которые являются финансово ответственными за ту работу, которая им поручена. Не в той государственной форме, доставшейся нам от Советского Союза, хотя там было очень много полезного, но было, естественно, и то, что хотелось бы поменять. Это как раз тот случай, когда должна чётко прослеживаться золотая середина: и ответственность перед обществом обязательно должна присутствовать, и в то же время предприятие должно зарабатывать деньги, чтобы, во-первых, динамично развиваться, а во-вторых, обеспечивать достойную жизнь своим сотрудникам  и их семьям. Вот два критерия, и между ними все время балансируем.

— Наш президент Владимир Владимирович Путин в Обращении к Федеральному собранию сказал, что стабильному и поступательному развитию страны кто-то мешает. Ваше предприятие во главе с Вами, как я поняла, способствует этому. А кто, на Ваш взгляд, этому препятствует? Кому, по словам президента, не нравится поступательное развитие страны?

– Это очень сложный вопрос, кто нам мешает, кто нам помогает. В моём понимании люди должны заниматься делом. Если говорить в глобальных масштабах, пока наши и счастье, и благо, и беда заключаются в наших природных богатствах, за счёт которых государство позволяет выживать и занимать то место, которое оно сейчас занимает. Я считаю это нашим и благом, и бедой одновременно, поскольку после развала Советского Союза люди научились торговать и разучились производить. Собственно говоря, нужно развивать производство. Поднимать производство и отвязаться от зависимости от торговли углеводородами – это позволит подняться государству и занять достойное место действительно сверхдержавы. Что же касается того, кто нам мешает, здесь не надо быть семи пядей во лбу, здесь всё как раз очень просто: здесь всё замешено на деньгах, на финансах – кто что-то потерял, кто что-то пытается приобрести. Именно приобрести, а не заработать. Такая уж у них позиция.

 

— В советские времена и мы, и вы, молодежь, работали на альтруизме, можно сказать, на патриотизме, материальный фактор не играл  первейшую роль в жизни. Что Вам больше нравилось: когда всё вокруг было общественное и всё мое или рыночные условия, к которым мы сейчас перешли? Когда, на Ваш взгляд, была большая польза стране, государству?

— Мне кажется, что большая польза сейчас. По той простой причине, что психология людей консервативна, сложна, и переделать её идеологически достаточно сложно. Другое дело, что в советское время, когда я учился и начинал трудовую деятельность, была идея, была идеология. Плохая она или хорошая – это уже второй вопрос, но идея была. Не всё измерялось деньгами или какими-то благами. Была задача достичь чего-то в жизни, что-то создать, добиться какого-то положения в обществе. Сейчас идеи не осталось вообще, в моём понимании, всё это сменилось совершенно меркантильными интересами. Государство, конечно, капитализировалось, но оно, как и всё в России, склонно впадать в крайности. Русская душа, как известно, широкая, бескорыстная, но мы ввязались в капитализм, то есть в совершенно другую крайность,  с совершенно неприглядной стороной.

— Во главу угла поставлена жажда обогащения?

— Да, это приобретает некий спортивный интерес. Во-первых, зарабатывание денег ради денег, во-вторых, дело в том, что, если даже судить по тем молодым ребятам, которые приходят после вузов, их надо очень тяжело ломать, поскольку они уже растут в том обществе, которое, как таковое, работает плохо, оно пытается деньги получать, а не зарабатывать. При приёме на предприятие мы проводим очень тщательный отбор, поскольку нам важно, чтобы человек пытался чего-то в жизни достичь, а не только денег. С теми, кто приходит только ради денег, мы расстаёмся. Сначала надо что-то создать, а деньги придут, как непременный атрибут. Большие, малые – это уже не столь важно.

— Мне очень приятно было услышать эти слова, что вы цените в человеке прежде всего порядочность, широту русской души, что свойственно всегда человеку было: бескорыстность, порядочность, сочувствие, благородство. Очень хорошо, что такой молодой руководитель придерживается именно этих взглядов, для того чтобы возрождалась Россия и её промышленность.

Дело в том, что от папы с мамой было заложено одно: мой жизненный критерий такой, что я могу быть злым, могу быть добрым, могу быть глупым, могу быть умным, но это не те качества, которые определяют мужчину. Основное определение – это порядочность. Это такой всеобъемлющий критерий:  поступай с людьми так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. Это моя жизненная философия, жизненная позиция, я её придерживался, придерживаюсь и буду придерживаться впредь.

— Вячеслав Юрьевич, ваша фамилия  героическая. Вы чувствуете, что мужественное, сильное звучание фамилии способствовало тому, что вы своего рода герой нашего времени? Потому что тянуть такое огромное промышленное предприятие не каждому по плечу.

— Я сделаю поправку: оно не такое огромное. Что касается героичности фамилии, конечно, семейные ценности, которые закладываются с детства, естественно, накладывают свой отпечаток на дальнейшее формирование характера. Прадед, дед, отец – все так или иначе были связаны с армией, с органами госбезопасности, и передо мной даже не стояло вопроса, чем я буду заниматься.

Другое дело, жизнь заставила несколько отойти от этого, поскольку после развала Советского Союза настали очень тяжёлые времена, в том числе в работе в государственном аппарате, семья с маленькими детьми «взяла за горло», и вынужден был уволиться из органов госбезопасности и заняться бизнесом, открывать свое дело. Но никогда не изменял себе, не изменял тематике, я всегда был связан с техникой применительно к обороноспособности страны – в этом моё назначение.

Что касается героичности моей фамилии – это мнение моих друзей и коллег. Насколько я ей соответствую, судить не мне.

— Вы занимаетесь производством вычислительной техники для морского флота? Это, наверное, что-то абсолютно новое, неразработанное, поэтому нужны научные подходы, исследовательские?

— Безусловно, это присутствует. На самом деле многое разработано и создано, идёт модернизация в различной степени, мы находимся на подхвате достаточно глобальных организаций, которые ведут эти разработки, пытаемся быть полезными этим организациям, какие-то узлы и элементы производим, что-то разрабатываем, как в любом производственном объединении. Какие-то тематики только сейчас возрождаются, поскольку было очень малое финансирование государственных заказов. Другие тематики, наоборот, закрываются в силу устаревания. Тут рутина, текучка, здесь как раз мне кажется, ничего интересного для беседы нет.

Что касается новизны вычислительной техники, да, там есть своя специфика, да, мы держим руку на пульсе последних открытий,  новинок, разработок, но дело в том, что обороноспособность, вооружение и военная техника накладывают свой отпечаток – там достаточно всё консервативно. Поэтому новинки сегодняшнего дня, дай Бог, если появятся в применении на вооружении лет через десять, когда они уже устаревают на гражданском рынке. Но это тот инкубационный период, который необходим для того, чтобы разработчики поняли, работоспособно это или нет в достаточно жёстких условиях.

— И способствует ли это повышению роли обороноспособности страны, в том числе? Вы не испытываете дефицита в трудовых ресурсах?

— Очень даже испытываем. Поэтому наша политика в отнрошении трудовых ресурсов достаточно гибкая. Мы курируем ряд московских вузов, в которых ведём перспективных студентов, готовим их для работы у себя.

— Это очень важно.

— Возможно, но дело в том, что это достаточно неблагодарное занятие, поскольку, как я уже говорил, проще получать деньги, чем зарабатывать. Проще вообще ничего не делать, и Москва в этом плане — избалованный город. Избалованный большими деньгами и ничегонеделанием. Очень мало чего создаётся, в основном перепродается. Для того, чтобы разрабатывать, создавать, нужны специальные знания, которые на самом деле в вузе не даются. Как вы помните, в советское время специалист, приходящий из института, проработав 10 лет на государственном предприятии, только начинал разбираться в том, что это предприятие делает. Мы  лишены возможности проходить такую школу, поэтому у нас обучение идёт экстерном, на практике. Многим это не нравится, многих это напрягает. «Мало того, что я прихожу на работу – ещё мне и работать?» Очень часто с этим сталкиваешься.

— Такое иждивенческое настроение…

— Как ни печально, это сейчас позиция выпускников институтов и т.д. и т.п. Почему я это знаю? Потому что в эти мутные годы, когда с нами начинали сотрудничать преподаватели таких ведущих московских вузов, как МИФИ, МГТУ им. Баумана, мы в беседах с ними обнаружили тенденцию реального снижения качества и уровня образования, настроения и подходов к тому, как работать. В этом смысле общество сталкивается с  большой опасностью. 

— То есть сейчас каждый молодой член нашего общества тянется за «длинным рублем» и бежит от маленьких зарплат. В чём Вы видите выход из этой ситуации, что тут может помочь? Вы, молодой, сознательный начальник, поскольку всего добивались своим трудом, и Ваши единомышленники тоже. Как вот этих-то развернуть в свою ипостась?

— Это очень непросто. У меня рецептов по этому поводу нет. Это будет, когда доходы людей, работающих в разработке и производстве, будут сопоставимы по уровню с доходами людей, занятых в банковском секторе, в газовом. Я ничего не хочу сказать про нефтегазовый сектор в плане добычи углеводородов, там всё нормально, там люди действительно работают. В существующем обществе всё взаимосвязано, и поэтому люди пытаются каким-то образом сами выравнивать эту ситуацию, подниматься до планок самых высоких доходов. А результат: Москва в очередной раз признана самым дорогим городом в мире. К хорошему, мне кажется, это не приведёт.

— Та же торговля начинает строиться на тех заработках, которые существуют в банковской сфере, — запредельные зарплаты. Я полностью согласна с Вами, что это развращает молодых людей. Тот, кто успел попасть в банковскую структуру, – тот счастлив, а его друг, который не сумел, не хочет думать головой, а хочет получать такие же деньги.

— Не всё так безнадежно.

— Всё-таки, мне кажется, вы настроены позитивно.

— Да, мы ведём работу по поиску кадров, что сродни работе золотоискателя, который этот песок  промывает, пытаясь найти золотые крупинки.

— Очень хороший образ!

— Российская земля не обеднела своими талантами, есть замечательные ребята, их немного, но, может, это и хорошо, что немного, главное — от них большая польза, и за ними будущее.

— Вячеслав Юрьевич, спасибо за интересную, насыщенную беседу, за то, что я от Вас узнала взгляды молодежи, что до сих пор мне было неизвестно. Я думала, что, наоборот, молодежь сейчас рвётся не только к высокой зарплате, а, понимая, что жизнь тяжелая, ещё и стремится получить хорошие знания, хорошую работу. Я Вам желаю огромного успеха, всегда оставаться таким же молодым, красивым, а главное — требовательным к жизни и к той самой деятельности, которая способствует возрождению России и улучшению благосостояния людей. Удачи Вам и всего самого лучшего! Что бы Вы пожелали нашей молодежи с учётом того, что работа в инофирмах их привлекает больше, а ведь нужно думать о своем родном государстве, своей родной стране?

— Пожелать хотелось бы только одного: верить, надеяться и любить страну, потому что страна начинается со своих близких, а кончается авторитетом, силой, убеждённостью, ощущением того, что ты гражданин сильного, хорошего государства, которое и тебя в обиду не даст, и ты готов отстаивать его интересы в любых инстанциях, в любых сферах, в том числе на том рабочем месте, на котором ты находишься.

— Православная вера может способствовать становлению настоящих русских людей, которые были всегда в России и в Советском Союзе тоже?

 — Вопрос сложный. Дело всё в том, что я знаю очень хороших и целеустремлённых людей разных вероисповеданий. Что касается православия в России, это исторические корни, от которых не надо никуда деваться, главное, чтобы это не приобретало формы временной моды. Мы склонны шарахаться из одной крайности в другую, поэтому, если до этого все были атеистами убеждёнными, сейчас истово крестятся, совершенно не зная ни религиозных праздников, ни одной молитвы, ни смысла того, что они делают. Что касается молодых людей, мне кажется, хотя бы факультативно надо в школах изучать историю религии, основы православия и т.п., но это очень деликатный вопрос, здесь нельзя применять никакого насилия, потому что многие дети или многие родители детей могут встать в позицию непримиримости и быть в этом правы. Это очень деликатный вопрос, к которому нужно подходить очень квалифицированно, грамотно, взвешенно и таким образом реализовывать.

 — И готовить таких православных учителей, которые бы поднимали наше государство с помощью наших традиционных православных корней.

Беседовала

Наталья Сверчкова.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: