slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Всё путём!

Ещё раз о проблеме выборов-2012
  Газета «Слово» — первое и, пожалуй, единственное российское печатное издание, которое отважилось откровенно и всерьёз заговорить об отношениях президента Медведева и премьера Путина в аспекте выборов 2012 года. Эта попытка сделана в статье Станислава Меньшикова «Гамбит Путина» (№13—14, 2010 г.), где дан обстоятельный анализ последних нападок на премьер-министра и которая обещает России достаточно острую политическую борьбу в верхах в предверии грядущих президентских выборов. Разумеется, такая точка зрения имеет право на существование, но всё же не следует забывать, что позиция Меньшикова — это взгляд из Амстердама.

  А как видится эта важнейшая для судеб России проблема из Москвы?

Не претендуя на истину в последней инстанции и оставляя возможность для иных интерпретаций быстротекущих российских политических событий, хотелось бы обозначить принципиально иной подход к «проблеме-2012». Для этого, впрочем, не погружаясь в детали статьи Меньшикова, сначала необходимо всё же сказать о том, что она бьёт как бы «по площадям», не принимая во внимание и не учитывая некоторые немаловажные тонкости, которые, возможно, неразличимы из зарубежных далей.
  Автор «Гамбита» перечисляет довольно много антипутинских демаршей — от калининградской забастовки до позиции «Эха Москвы», но не указывает, в частности, на тот любопытный факт, что на митинге в Калининграде выступал Немцов, бывший советник президента Ющенко, бывший российский вице-премьер, активно затевавший уход России со Шпицбергена, что позволило бы НАТО моментально милитаризировать этот важнейший для нашей безопасности северный регион — ни одна атомная подлодка не вышла бы в Мировой океан незамеченной. Между тем появление Немцова на антипутинском митинге сразу всё объясняет: ведь именно этот внесистемный оппозиционный деятель был одним из главных инициаторов обращения «Путин должен уйти», а уж что касается «Эха Москвы», то здесь, мне кажется, в связи с вышесказанным комментарии излишни. Тем самым я вовсе не имею намерений раздувать из немцовской мухи слона, а хочу лишь подчеркнуть, что основные публичные нападки на Путина исходят из одного и того же узкого, микроскопического в масштабах России круга людей, всевластно разваливавших страну в 90-е годы, а в период президентства Путина превратившихся в политическое ничто. Понятно, что простить своё полное исчезновение с политической арены они не могут, оттого и ярятся.
  Вызывают сомнения и размышления относительно альянса Медведева и олигархов. Во-первых, пресловутая семибоярщина 90-х ныне распалась, интересы самих олигархов весьма заметно расходятся, вряд ли можно говорить о единстве устремлений Абрамовича и Алекперова, Вексельберга и Мордашова, Прохорова и Лисина. Кроме того, пример Ходорковского надолго отбил у олигархов охоту к политическим рискам, не говоря уже о том, что в кризисное время они пострадали незначительно именно благодаря мерам, принятым Путиным. Наконец, ставка на сколковского Вексельберга как на «яйценосного» лидера, из которого может вылупиться новая «боярщина», способная повлиять на президентские выборы, попросту нелепа. Если бы существовал тот потаённый замысел, о котором пишет Меньшиков, во главе Сколкова поставили бы совсем-совсем иную фигуру.
  Вообще, анализируя явную и реальную активизацию нападок на Путина, автор «Гамбита» ограничивается лишь рассмотрением общих факторов, не уделяя внимания истории личных отношений президента Медведева и премьера Путина, хотя представляется, что именно в этой сфере правильнее всего искать ответ на загадку 2012 года. Тем более эта история весьма насыщенна.
  Безусловно, прав С. Меньшиков, предполагая существование неких договорённостей между Путиным и Медведевым перед президентскими выборами 2008 года. Одним из доказательств такого соглашения было весьма быстрое внесение Медведевым изменений в Конституцию, касающихся увеличения сроков президентства с 4 до 6 лет. Поскольку на текущее президентство эта поправка не распространяется, логично предположить, что она сделана в интересах следующего президента — Путина.
  Но абсолютно прав Меньшиков и в том, что на политической доске «игра» проходит в гораздо более сложных и непредвиденных обстоятельствах, нежели на шахматной. Все помнят, каким торжествующим либеральным воплем было встречено избрание президентом Медведева, и персональный состав его оперативно сформированного мозгового штаба — Института современного развития (ИНСОР) — не оставлял ни малейших сомнений в намерениях и целях идеологической медведевской команды. Работа этого штаба не пропала даром. Если поначалу «игра» президента и премьера напоминала тактику сдвоенного центра, всё делалось в четыре руки, то примерно через год положение стало меняться.
  Конкретным событием, обозначившим перемены, стал визит в Россию Барака Обамы. Слишком уж по-разному встретили его президент и премьер: один чисто по-европейски, другой за русским саловаром, раздуваемым сапогом. Вдобавок на следующий день Медведев и Обама отправились в Рим на саммит «восьмёрки», а Путин в это же время отбыл на Валаам вместе с патриархом Кириллом. Отнюдь не случайно именно после тех дней и на Путина, и на Медведева обрушился град вопросов об их отношениях и президентских перспективах.
  Различие в ответах не заставило себя ждать. Путин говорил об одной с Медведевым группе крови, а Медведев отвечал вопросом на вопрос: может быть, нам сделать анализ крови? Эта нестыковка привела в неистовое возбуждение участников Ярославского форума, который проходил под патронажем ИНСОРа как раз в день рождения президента. И именно оттуда, из Ярославля, прозвучал обошедший весь мир клич одного известного политолога о том, что возвращение Путина в Кремль будет равнозначно возврату брежневских застойных времен.
  С этого момента нестыковка в настроениях президента и премьера практически вышла наружу. Лично мне довелось ощутить её в Америке, когда Медведев участвовал во встрече антикризисной «двадцатки» в Питсбурге. Там тоже звучали вопросы о его отношениях с Путиным, и ответы были достаточно двусмысленными, оставляющими немало пищи для различных толкований.
  Между тем в самой России либеральная антипутинская пропаганда раскручивалась. Помню бесконечные телевизионные выступления одного из нынешних руководителей ИНСОРа Гонтмахера, который предрекал крах экономики, возлагая за это вину на правительство и — неизреченно — на Путина. Видимо, в недрах окружавшего президента политического слоя шли бурные и противоречивые процессы, ставившие своей целью заведомо затвердить выдвижение Медведева на второй президентский срок. Появление статьи «Вперёд, Россия!» заставляло предполагать, что в ежегодном президентском Послании будет сказано нечто такое, что позволит сделать определённые выводы на будущее, на 2012 год. И действительно, Послание произвело сильное впечатление. Но, как ни странно, не призывом к модернизации, а тем, что в нём ни единого слова не было сказано о программе-2020, которая разрабатывалась под руководством национального лидера «Единой Россией» Путина и по сути была конкретным планом модернизации.
  На этот факт, возможно, неразличимый из Амстердама, в России просто не могли не обратить внимания.
  Представляется важным отметить ещё один примечательный, хотя и странный факт. Путина из раза в раз настойчиво критикуют коммунисты. Этот факт можно было бы списать за счёт оппозиционности КПРФ — как говорится, положение обязывает. Но странность заключается в том, что, критикуя правительство, коммунисты при этом ссылаются на мнение президента Медведева, беря его в союзники против Путина, как было в ходе недавнего отчёта премьер-министра в парламенте. Точно так же украинские коммунисты своей особой позицией невольно способствовали приходу к власти господина Ющенко. Впрочем, общеизвестно, что извлечение уроков из истории не является сильной стороной коммунистов.
  Кстати, попытку сыграть на различии отношений с Путиным и Медведевым предпринял и А. Лукашенко. Закончилась эта «игра» для батьки неудачно: известная реплика российского президента о тех, кто предоставляет ПМЖ лицам, потерявшим работу в другой стране, всё расставила по своим местам. Это был как бы ответ Медведева на то, что Лукашенко улетел в Венесуэлу аккурат во время визита Путина в Беларусь.
  Демонстративное игнорирование программы-2020 вдохновило мозговой штаб президента. И для него подготовили вступительное слово на Санкт-Петербургском съезде партии «Единая Россия». Но съезд «Единой России» на деле, если применить к нему советские критерии, по сути стал самым крупным в стране партхозактивом. Не только делегаты, но сотни приглашённых, в том числе все руководители регионов, съехались в Питер, чтобы услышать ответ премьера Путина на Послание президента Медведева. И вот во вступительной речи перед этой громадой Медведев взял резко критический тон...
  Разумеется, никто президенту не ответил, не возразил. Путин своё в целом оптимистическое выступление ничуть не подправил, лишь однажды, где-то в середине доклада упомянув Медведева. Но вечером Путин и Медведев уединились за столиком одного из питерских ресторанов...
  Конечно, ничего нельзя утверждать достоверно, однако возникло ощущение, что в тот вечер между премьером и президентом были полностью сняты накопившиеся недоразумения, и они вернулись к первоначальным договоренностям. Путин, который, слушая президентское Послание в Кремле, сидел в первом ряду с каменным лицом (не смог даже «сделать лица»), явно раскрепостился, в экономических вопросах стал вести себя по-хозяйски. Заметно изменился и Медведев: стал свободнее, спокойнее. Резко изменились и его высказывания о Путине. На вопрос одного из телеканалов, какие у него отношения с Владимиром Владимировичем, Медведев ответил совсем иначе, чем в Ярославле и Питсбурге, чётко и недвусмысленно: отношения были особыми, они сейчас особые, и «я уверен, что останутся особыми и впредь». Наконец, забыть ли те, как показалось, очень искренние похвалы, которые адресовал лично премьеру президент, прибыв в Белый дом на последнее в 2009 году заседание правительства?
  И ещё. Внимательные наблюдатели отметили, что в выступлениях единороссов всё чаще и чаще стало мелькать упоминание о программе-2020. Первыми на эти изменения отреагировали повышенным беспокойством правозащитники, с тревогой загомонившие о том, что в запасе у президента по сути остается всего лишь полтора года, а он не сделал того, чего от него ждали. Именно возврат Путина и Медведева к прежним отношениям очень сильно встревожил и внесистемного оппозиционера Немцова и ИНСOР. Вот откуда на самом деле торчат уши новой, поистине отчаянной «психической» атаки на Путина. Вот что подтолкнуло Юргенса на провокационный доклад о «будущей» России, в котором по сути предлагается возврат в 90-е годы и ликвидация всех путинских нововведений.
  Как водится и как было публично объявлено, доклад направили лично Медведеву. Было это два месяца назад... Пока — молчание.
  Подводя итог по необходимости краткому обзору истории взаимоотношений президента и премьера (на самом деле фактов гораздо больше!), логично напомнить о том, что Медведев в своей практической политике становится всё менее и менее либеральным, и это очень беспокоит тех, кто претендует быть его мозговым центром. Медведеву всё легче и спокойнее отвечать на вопросы, связанные с 2012 годом. В вашингтонском институте Брукинз он даже пошутил по поводу того, что ему перестали задавать вопросы о Путине. Очень спокойно ведет себя и Путин.
  Сегодня рано давать окончательный ответ на вопрос о том, кто будет баллотироваться в президенты России в 2012 году. Ясно лишь, что борьбы между Медведевым и Путиным не будет — кандидатом станет один из них. Кто именно? В отличие от Меньшикова я полагаю, что этот вопрос решится не в результате политической борьбы и не станет итогом подковёрной распри. Всё будет решено путем обоюдной и добровольной договорённости двух лидеров. Но лично мне кажется, что слово «путём» написалось у меня хотя и само собой, однако же неспроста.

Анатолий САЛУЦКИЙ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: