slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Волчьи нравы кизлярской фемиды

11 мая в суде Кизляра — райцентра на севере Дагестана — заканчивается очередной судебный процесс над 30-летним Степаном Свиридовичем, имевшим неосторожность всерьёз воспринимать законы России и прокуратуру, где считался едва ли не лучшим работником.
В третий раз за два года судьи вынуждены разбирать халтурно слепленное дело старшего помощника прокурора Тарумовского района, обвиняемого в вымогательстве взятки у мелкой торговки восточными сладостями, привыкшей нарушать все правила, регулирующие деятельность мелкого бизнеса.
До кизлярского суда уже был суд в Тарумовке, решение которого отменил Верховный суд республики, направив его на новое рассмотрение!
Можно подумать, правоохранителям Дагестана больше заняться нечем!
Попробовали бы они тронуть чиновников, из года в год безбоязненно выгребающих из бюджета России дотации на откармливание несуществующих баранов и коров, «на развитие» несуществующих предприятий?!
Кто посмеет беспокоить господ, каждый из которых совершил уже по пять-шесть раз паломничество к «святым местам» (почему бы и не отправиться в «хадж», если Саудовская Аравия каждый год выделяет России две тысячи бесплатных путёвок?!), но берёт раз от раза всё большие взятки?!
Свиридович, даже если поверить бредовому обвинению против него, – просто мальчик рядом с ними!

После нашумевшего прошлым летом ночного рейда спецназа ФСБ, когда были арестованы два главы районных администраций и обыскан дворец главы республиканского парламента, более ничего не слышно про «северный альянс» — политическую группировку глав администраций равнинных районов республики, самых экономически развитых. Глава этой группировки Сагид Муртазалиев спокойно продолжает руководить Пенсионным фондом Дагестана из Дубая, где у него скромный дворец и нескромный торговый центр. И он далеко не единственный высокопоставленный чиновник, предпочитающий выполнять служебные обязанности на безопасном удалении от любимой Родины.
Дотянуться до него у правоохранителей Дагестана «руки коротки».
А бедолага Свиридович – рядом! Делай с ним что хочешь!
Родное ведомство его расторопно предало, уволило, не вникнув в суть произошедшего. А государственный обвинитель потребовал осудить «коллегу» на 12 лет лишения свободы. Приговор, вынесенный тарумовским судом 15 мая прошлого года, был значительно мягче. «Всего» 7,5 года зоны строгого режима.
И очередной процесс по халтурно слепленному делу подтвердил безупречную точность «диагноза», поставленного вузам республики Рамазаном Абдулатиповым: «будки по продаже дипломов».
За два года, потраченных на безуспешные попытки доказать недоказуемое, наехавшие на тридцатилетнего белоруса оперативники, следователи и судьи узнали много нового и интересного о законах страны, что во время «учёбы» промелькнуло мимо их сознания.
И теперь обвиняемый и его адвокат как бы проводят в зале суда «дополнительные занятия» с недоучками!
Рядом со служебными преступлениями «правоохранителей» почти невинна владелица пекарни, объявленная «потерпевшей» и возненавидевшая обвиняемого только за то, что вместе с инспекторами Роспотребнадзора он посмел помешать ей и дальше кормить голодных людей отбросами.
На суде она простодушно заявила, что предупреждала «чистюлю»: если не уймётся, не ограничится предписанием об «устранении отдельных недостатков в работе», которое она, может быть, когда-нибудь и исполнит, она его со свету сживёт с помощью влиятельных соплеменников.
Опер и не подумал проверить утверждения заявительницы. Он даже не потрудился получить у своего начальства постановление, которое бы разрешало спектакль, именуемый «оперативным экспериментом». В деле, поступившем в суд Кизляра, имелся протокол оперативного эксперимента, но не было разрешения его провести!
Изучив «обвинительное заключение», из которого невозможно понять — взяточник Свиридович или же вымогатель (квалифицирующий признак «вымогательства» при получении взятки абсолютно не совпадает с обычным криминальным вымогательством!), суд в Кизляре вынужден был направить в УФСБ республики запрос: давалось ли разрешение на «оперативный эксперимент»? В полученном «постановлении», состряпанном задним числом, ни слова ни о каких «государственных тайнах», из-за которых это сочинение появилось на свет с задержкой в два года после проведения «оперативного эксперимента», постановлением якобы «разрешённого». Если б в деле имелся хоть малейший намёк на присутствие государственной тайны, его бы в жизни не отдали райсуду, а доверили бы как минимум Верховному суду Дагестана.
А раз ничего этого не было, значит, кизлярскому судье предложена фальшивка!
Господа «правоохранители» в Дагестане слишком уж привыкли работать, не утруждая себя чтением УК, УПК и «Закона об оперативно-розыскной деятельности».
Но нельзя не признать, что само по себе изготовление «разрешения на провокацию» — большой шаг вперёд в нелёгком освоении норм закона, неуважаемых в «будках по продаже дипломов».
Сначала очень неряшливо исправляют дату регистрации заявления гражданки, объявленной «потерпевшей» вопреки всякой логике и закону. А теперь вот в муках родили постановление начальника республиканских чекистов, решившего после долгих и трудных раздумий всё же прикрыть своим авторитетом хулиганское «творчество» оперов из райцентра Тарумовка.
Справедливости ради, нужно отметить, что какие-то крохи законов злоумышленники в погонах всё же помнят. Так, например, заявительницу и соплеменницу никто не предупреждал об уголовной ответственности за ложный донос. Чтобы она могла бесстрашно фантазировать, описывая «злодейства» обвиняемого.
А раз ей и её дружку-оперу можно творить всё что угодно, справедливо ли лишать вседозволенности следователя, принявшего «материалы» у опера?!
— Ну, накажите меня… Если сможете! — хохотнул в лицо судье следователь И. Бурагин, объясняя, почему он приобщил к делу «свидетельские показания» пекарей и продавщиц, ничего не видевших и не слышавших, и уничтожил прослушку телефонных разговоров обвиняемого с «потерпевшей», действительно способных стать доказательствами.
Из его «литературного произведения», не выдерживающего никаких требований к жанру «обвинительного заключения», ясно лишь одно. Г-н следователь понятия не имеет, что помощник прокурора не правомочен решать вопрос не только о наказании дамы, не соблюдающей в своей пекарне никаких норм, но даже не волен по своему усмотрению направить материалы плановой проверки в структуры, правомочные решать судьбу дамы и её пекарни.
Обвиняемый Свиридович лишь составил справку для районного прокурора, а уж что с ней делать дальше – решать может только прокурор.
В отличие от «коллеги», сочинявшего обвинительное заключение и свалившего в кучу абсолютно не стыкуемые нормы закона, обвиняемый слишком хорошо учился на юридическом факультете.
И потому не сразу понял, от чего именно ему нужно защищаться!
Можно ли надеяться, что после очередного абсолютно необоснованного приговора страдальцу Свиридовичу какие-нибудь правдолюбцы из числа местных русских патриотов устроят тематический пикет у Верховного Суда республики?!
Конечно, если это не сделают в Махачкале, то это сделают в Москве.
Все диаспоры в Москве старательно и непрерывно внедряют своих людей в правоохранительные структуры для решения собственных проблем.
А тут очень перспективного парня бросили на растерзание «лицам титульной национальности»
Почему?!
Прокурор республики прямым текстом предложил ему уволиться по собственному желанию и уступить место мальчику из хорошей даргинской семьи, сыну председателя суда Сергокалинского района. Он сам только-только пристроил собственного сына в прокуратуру и не мог отказать в маленькой любезности земляку и другу детства.
В конце концов, если в Москве должности открыто продаются и даже дарятся, почему они не должны продаваться в Дагестане, не производящем ничего конкурентного?!
Вместо того, что поторговаться и отступить без особых потерь, Свиридович «упёрся рогом». Да он смутьян и бунтовщик! Он посягнул на «самое святое» — на неистребимый блат.
Из-за очередного фантастического приговора Свиридовичу, Россия, конечно, не развалится. Слишком выгоден налаженный «распил» бюджетных миллиардов трудолюбивыми «пильщиками» Москвы и Махачкалы.
Но денег из Москвы приходит всё меньше и меньше. И совсем не «за горами» день, когда «джентльмены» из Махачкалы могут броситься в объятия Тегерана, вспмнив, что провинцией Ирана Дагестан был значительно дольше, чем провинцией России. А против «исторического права» не попрёшь!
Силам, формирующим в общественном сознании жителей Дагестана идеи о «новой исторической общности» с ориентацией на юг, такие, как Свиридович, не просто не нужны. Они явная помеха.
 
 Алексей Захаров.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: