slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Великое диво русского певчества

Щедрая на таланты русская земля дала немало ярких, одарённейших творческих династий – учёных, писателей, мастеров искусств. Но одну из этих славных династий, о которой рассказывает в своей захватывающей книге «Певцы братья Пироговы» Алексей Иванов(1),  иначе как великим чудом и загадкой природы не назовёшь. Дивом, не имеющим, пожалуй, аналогов не только
в России, но и в мире.

 

  Начало этой уникальной династии восходит к концу позапрошлого века. В семье столяра Степана Ивановича и Марфы Нефедовны Пироговых, в селе Новоселки, что в пятидесяти километрах от Рязани, родилось десять детей: пятеро дочерей и столько же сыновей. Девчат природа не наделила особыми талантами. А вот парни были будто поцелованы самим Богом: воистину былинные русские молодцы, богатырского роста, наделённые недюжинной физической силушкой и к тому же все пятеро, как на подбор — с могучими и красивыми голосами. И все – басы!
  От кого же унаследовали братья столь могучее дарование? Не от деда ли Ивана – богатыря, исполинской силы русского мужика, который в молодые годы тянул бурлацкую лямку на Оке, а затем стал ямщиком? Все, кто слушал громовой бас деда, сравнивали его с иерихонской трубой. Из уст одной из сестёр Пироговых исследователи их жизни и творчества записали буквально следующее: «Голос у него был красивый и силы необыкновенной, вот если все четыре брата запоют, их слышно, как голос одного деда».
  Трое из братьев стали подлинными корифеями русской оперы, создали на сцене шедевры мирового исполнительского искусства, которые служат и будут служить высокими образцами, эталонами вокального мастерства. Самому старшему из братьев, Григорию, врата священного храма искусств открылись ещё до революции благодаря счастливой случайности: необычайно приятный голос сельского паренька услыхал большой любитель и знаток вокального искусства Борис Песчанский, который следовал из Москвы в Рязань в одном вагоне с молодым человеком, и затем помог ему прийти в театр. Освоив премудрости вокальной техники, он вскоре стал зрелым певцом, с 1910 по 1921 год пел на сцене Большого театра, покоряя слушателей сочным, уникальным по мощи и богатству красок голосом. А когда великий Шаляпин уехал за границу, Григорий Пирогов стал по праву первым русским басом, причем, по оценкам знатоков, обладал даже более богатым голосом, чем Федор Иванович.
  Самые искушённые слушатели долгие годы восторгались прекрасным, удивительным по тембровой окраске голосом другого брата Алексея – солиста Большого театра с 1931 по 1948 год. Более тридцати лет звучал со сцены ведущей оперной сцены страны голос самого младшего, одного из ярчайших и одарённейших представителей русской вокальной школы Александра Пирогова. Кстати, ему одному из первых было присвоено звание народного артиста СССР. Вершин своего творческого мастерства он достиг в исполнении партий Бориса Годунова, Мельника, Мефистофиля, Галицкого в известных классических операх.
  О нём много и особенно тепло говорится в книге. Стоит привести из неё лишь один яркий штрих, который красноречиво говорит о том, какой душевный взлёт, высокое парение духа вызывало у слушателей пение Пирогова-младшего. Вот какое сильное впечатление произвело оно на знаменитого оперного режиссёра Бориса Покровского, до глубины души потрясённого его Мельником в «Русалке» А.А. Даргомыжского: «В тот вечер могучий голос, яркий темперамент до такой степени «наэлектризовали» зрительный зал, что он буквально стонал от восторга. Овациям не было конца… Всё время, пока он снимал грим, переодевался, толпа восхищённых зрителей, не прекращая оваций, ждала кумира, чтобы выразить певцу своё «спасибо»…
  А какова судьба ещё двух братьев? Самый мощный и красивый по тембру голос широкого диапазона, по единодушному признанию всех братьев, природа вложила в Михаила Пирогова. Но, застенчивый от природы, с мягким характером, он не сумел явить свой могучий дар в театре. А вот в Успенский г. Рязани, Христорождественский г. Риги, Богоявленский Патриарший соборы Москвы, где он служил протодьяконом, послушать его громовой силы голос валом валил народ, что вызвало даже раздражение архиерея: «У нас храм Божий, а не театр, из-за тебя богомольцы забывают, зачем пришли». Интересно, что среди его слушателей в Рижском соборе был последний русский царь. В знак расположения он даже пригласил певца на семейную яхту и сфотографировался вместе с ним.
  Если к названным братьям судьба была благосклонной, то Ивану Пирогову она вынесла безжалостный приговор, отпустив ему всего 23 года жизни. В Первую мировую он сильно простудился в сыром окопе Пинских болот и быстро сгорел от скоротечной чахотки. А ведь и он вполне мог бы стать вровень с братьями: был наделен отличным голосом – с богатым тембром, большим диапазоном, настоящим баритональным басом.
  Читая книгу, испытываешь благодарное чувство к тому, кто подарил нам эту добротную, написанную увлекательно, хорошим слогом документальную повесть о подлинном чуде русского вокального искусства – единственный капитальный труд о даровитой певческой династии Пироговых. Её автор – выдающийся оперный певец, народный артист СССР Алексей Иванов, чей голос 30 лет звучал на сцене Большого театра. Масштаб этого выдающегося певца как нельзя лучше характеризует название изданной к его 100-летию книги «Алексей Иванов – богатырь оперной сцены».
  Шесть лет упорного труда ушло у него на создание книги о великих, к сожалению, уже подзабытых певцах Пироговых, с которыми автор был тесно связан сорок лет. Собирал буквально по крохам немногие публикации о них, рассеянные в необъятном океане периодики, воспоминания о братьях-самородках. Из этих разрозненных материалов, наблюдений самого автора возникли цельные, необычайно тёплые образы великих русских самородков, покорявших современников не только своими голосами, но и человеческим обаянием, страстных патриотов своего Отечества, питавших глубокую привязанность и к малой Родине – Рязанщине, к Оке, любовно называемой ими Оченькой. На её берегах прошли их детство и юность, здесь они, уже будучи знаменитостями, ежегодно проводили отпуска в крошечной, грубо сколоченной из досок, хибарке-дачке. Разве сравнить её с роскошными загородными «фазендами» иных наших безголосых, кичливо именующих себя «звёздами» эстрады певцов и певичек с их бездарными шлягерами, пустыми, пошленькими песенками? В книге братья предстают перед нами людьми высочайшей музыкальной и общей культуры, большой эрудиции с широким кругом интересов, великими тружениками, буквально заражавшими молодых своей неуёмной энергией и огромной работоспособностью. Написанное подлинным профессионалом, прекрасно знавшим цену того или иного исполнителя, который умел тонко определить степень одарённости и таланта, произведение научит наших меломанов глубже и тоньше понимать оперное искусство, формировать хороший эстетический вкус.
  Доброго слова заслуживают те, кто не пожалел «раскошелиться» на издание книги: руководство Большого театра, Сбербанка России, «ЛУКОЙЛА», ЛУКОЙЛнефтехима.
  Предисловие и послесловие к книге написала искусствовед З.Н. Шляхова, страстно призывающая не терять документы, относящиеся к духовным ценностям России, и, в частности, к творчеству братьев Пироговых.
  Жаль, но немало бесценных материалов непоправимо поглотило прошлое. Из книги с прискорбием узнаёшь, что почти не осталось записей голоса Григория, а пластинки, издававшиеся в советское время, нынче стали большой редкостью. Кстати сказать, ценными материалами о Пироговых располагают частные лица. «Отзовитесь, сообщите нам, — взывает составитель книги, — что у вас есть материалы, относящиеся к жизни и деятельности певцов братьев Пироговых, предложите их музею Бахрушина, музею Пироговых». Хочется надеяться, что через газету этот зов будет услышан любителями искусства, театралами.

Анатолий РЕЧМЕДИН.

 
    1 Алексей Иванов. Певцы братья Пироговы. М.: Голос-Пресс, 2008. – 388с. ил.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: