[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Великий учитель и талантливый ученик

  Когда я вижу на фасаде электрички, бегущей в сторону Сергиева Посада, слова «Фёдор Чижов» или электропоезд, идущий в Ярославль, с красующимися буквами по бокам вагонов «Савва Мамонтов», невольно вспоминаются годы десятилетней давности и кабинет главного редактора транспортной газеты «Гудок» Игоря Янина на Старой Басманной улице в Москве.
    Тогда этот энергичный, в пол-ном расцвете сил человек го-ворил мне о необходимости увековечения двух великих людей России, стоявших у истоков молодого российского железнодорожного дела.

  — Неплохо бы к юбилеям этих корифеев-железнодорожников, — сказал Игорь Трофимович, — запустить именные поезда по Московско-Ярославской дороге.
  — Хорошая идея, — поддержал я, — только вот как её обеспечить, нужно согласование в верхах; низы-то согласны.
  — Если низы согласны, не возражают, беру на себя поход к верхам, – заверил Янин.
  И он не заставил долго себя ждать. Наступали две даты: 190-я годовщина со дня рождения Фёдора Васильевича Чижова и 160 лет со дня рождения Саввы Ивановича Мамонтова. К этому времени Игорь Трофимович опубликовал в газете «Гудок» замечательную статью о Савве Великолепном и развернул работу с общественностью: железнодорожниками и работниками культурного фронта. Особое внимание он уделял музею «Абрамцево» – правопреемнику мамонтовских идей и деяний, хранителю богатого наследия, в том числе и Ф.В.Чижова.
  С И.Яниным, тогдашним первым заместителем главного редактора транспортной газеты «Гудок», я познакомился почти случайно в музее «Абрамцево», куда он приехал без предупреждения, как обыкновенный посетитель. Мы встретились на территории усадьбы: он подошёл ко мне, протянул руку, назвался по имени-отчеству и занимаемой должности. Он попросил меня показать музей, в котором, по его словам, давно не был.
  Я рассказывал усадебно-музейную историю, говорил о реставрации, о находках, какие были в последние годы, и, конечно, о Мамонтовых, о трудах и днях большой православной русской семьи. Мы сошлись во взглядах по многим вопросам музейной истории, и он пригласил меня побывать в редакции газеты. Так я впервые появился на Большой Никитской, а затем — в новом прекрасно устроенном здании на Старой Басманной у Красных ворот.
  Однажды, кажется, весной 2002 года Янин пригласил меня в редакцию и сказал, что вопрос об именных электропоездах согласован и с МПС и руководством АО «Российские железные дороги», нужно готовиться к торжественному пуску. Я, со своей стороны, разыскал в Сергиевом Посаде художника Леонида Дёмина, который сделал маслом копию с репинского портрета Саввы Ивановича. Портрет прикрепили над лобовыми стёклами головного вагона электрички. Так оживили в памяти имя русского мецената. Не оставили без внимания и имя Фёдора Чижова, активного члена правления Московско-Ярославской дороги, учителя любимого сына И.Ф. Мамонтова, строителя первой в России коммерческой ветки от Москвы до Троицы.
  …И вот теперь «учитель» и «ученик» встречаются и, как бы приветствуя друг друга, громко гудят на перегонах.
  — Смотрите! – говорят изумлённые пассажиры, — «Савва Мамонтов» идёт, а вот и «Фёдор Чижов».
  — Савву-то я знаю, — спокойно говорит один сидящий рядом со мной, — он был в Абрамцеве хозяином.
  — А кто же Чижов-то? – толкает приятеля в бок другой.
  — Фёдор Чижов… — вмешиваюсь в разговор товарищей и задерживаюсь на минуту (думаю, — говорить или нет), и вдруг — почти хором:
  — Кто же этот Фёдор Чижов? Расскажите, если знаете.
  — Знаю, ребята!
  И я рассказал им о замечательном учителе жизни Фёдоре Васильевиче Чижове и его талантливом ученике Савве Ивановиче Мамонтове.
  Когда сын Ивана Фёдоровича Мамонтова Савва занял место отца в акционерном обществе Московско-Ярославской железной дороги, Чижов Федор Васильевич, друг и помощник покойного отца по железнодорожному хозяйству, был председателем правления, а 28-летний наследник практически не разбирался в делах промышленных. Он купил у Аксаковых в Абрамцеве усадьбу с немалым господским домом и пригласил в гости своего «дядьку» Фёдора Васильевича, который наставлял молодого предпринимателя вести с пользой доходное дело.
  Профессор Чижов был на 30 лет старше Саввы Мамонтова. Он родился в городе Кологриве Костромской губернии. Окончил математический факультет Петербургского университета, преподавал и совершенствовался в науке на кафедре академика М.В.Остроградского. Изучал иностранные языки, основательно знал английский, занимался переводами. В молодости интересовался всеми передовыми отраслями знаний, искусством и промышленным делом. Выпускал журнал «Вестник Промышленности» и газету «Акционер».
  Ф.И.Чижов был знаком с писателями Н.М.Языковым, В.А.Жуковским, А.А.Краевским, Аксаковыми (отцом и сыновьями), историком и журналистом М.П.Погодиным. Н.В.Гоголя знал ещё по университету (он на 2 года моложе писателя), но близких отношений с ним не имел, и тем не менее стал первым издателем его посмертного собрания сочинений, вырученные деньги от которого направил в пользу матери и сестёр Гоголя.
  В трудную годину в Риме он помог художнику Александру Иванову, организовав сбор средств для его работы над картиной «Явление Христа народу».
  Знакомство с Иваном Федоровичем Мамонтовым окончательно определило его интерес к научно- техническому прогрессу, развитию экономики и промышленности в России, особенно к самой большой беде – дорогам. Считая купечество «первой основой жизни», он подсказал богатенькому ялуторовцу (И.Ф.Мамонтов сколотил свой капитал винным откупом в Сибири) вложить деньги в железнодорожное дело, ну хотя бы построить путь между Москвой и Троицей. И в 1862 году от Белокаменной к Свято-Троице-Сергиевой лавре «поскакал железный конь». Простой народ боялся «железного коня, железки»; монахи и священнослужители были первыми железнодорожными пассажирами. Весь путь от Сергиева Посада до Москвы занимал 1 час 30 минут, а лошадь проходила это расстояние за 5—6 часов.
  В лавре митрополит Московский Филарет (Дроздов) произнёс краткую речь, в которой сказал: «Рекомендую железную дорогу. Сколько употреблено искусства и средств для того, чтобы вместо пяти ехать полтора часа». Новая дорога получила благословение от первоиерарха Русской Православной церкви.
  Вот уже полтора столетия (в 2012 году будет 150 лет) служит людям Троицкая (Сергиевопосадская) железная дорога; увеличилось на порядок количество поездов от С.Посада до Москвы и обратно, значительно возросли пассажиро-, товароперевозки, а среднее время в пути одного поезда почти не сократилось, так и осталось на уровне 1 час 20 минут – 1 час 30 минут.
  Савва Иванович, став во главе акционерного общества Московско-Ярославской железной дороги, высоко ценил знания и опыт Ф.В.Чижова, называл его своим великим учителем, зачастую среди близких ему людей – дяденькой, дядей. В одном из писем художнику В.Д.Поленову Савва Иванович писал, что ему так хочется «… улизнуть от старого ворчуна-дядьки, он ведь сам тоже охотник шататься на гулянках». Так он называл многочисленные деловые поездки и хлопоты Чижова.
  Острый интерес в последние годы жизни проявлял Фёдор Васильевич к северным областям Российской империи и настраивал на участие в делах освоения Севера молодого Савву, который через полтора десятилетия после смерти своего наставника поймёт значение Крайнего Севера в экономической жизни страны и продвинет сеть железных дорог к Архангельску и Мурману и тем самым вместе со славой оперного преобразователя и мецената приобретёт ещё и авторитет железнодорожного реформатора.
  В 70-е годы XIX столетия постоянно и неуклонно росли доходы и влияние в деловом мире Ф.И.Чижова. Перед уходом из жизни его капитал составлял 6 миллионов рублей, и он завещал Савве Мамонтову с пользой распорядиться его деньгами, вложив в постройку технических училищ, которые готовили бы кадры для промышленности, сельского хозяйства и здравоохранения.
  Так, в Костромской губернии на средства Ф.И.Чижов были открыты 5 промышленно-технических училищ, которые носили его имя: на родине бизнесмена в г. Кологриве – сельскохозяйственное училище, в Макарьеве – ремесленное; механико-техническое – в Чухломе, а в самой Костроме – медицинское и химико-технологическое училища.
  Такова была жизнь Фёдора Васильевича Чижова, человека из русской глубинки, отдавшего во имя её процветания свои богатые знания, незаурядный опыт и могучий талант, понимая, что Отечество прирастает провинцией.
*    *     *
  Я стою у старого домика бывшего путевого обходчика, расположенного неподалёку от полустанка на бойком перегоне Абрамцево – Софрино. Ветерок доносит глухой стук по рельсам колёс пригородных и дальних поездов. Они идут навстречу друг другу. И по мере сближения слышится крепкий голос – гудок электрички, идущей из Сергиева Посада, в ответ ей звучит приближающийся чуть тяжеловатый бас московской электрички. Они приветствуют друг друга гудками – «Савва Мамонтов» и «Фёдор Чижов», «ученик» и его «великий учитель». Жизнь продолжается.

Иван РЫБАКОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: