slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

В защиту культуры

Назначение нового министра культуры Александра Авдеева вызвало понятный интерес наших читателей, поскольку «Слово» давно и подробно пишет о проблемах, сложившихся в одном из важнейших ведомств страны. Фактическое безвластие прежнего министра Александра Соколова, не имевшего при двухзвенной системе управления основных полномочий руководителя – контроля над кадрами и финансами, тормозило насущно необходимые перемены как в работе Министерства культуры, так и в самой культуре.

 

Теперь появилась надежда, что этому положен конец. Проблемы в отечественной культуре накапливались давно, последние 20 лет, поэтому у нового руководителя культурного ведомства – дел непочатый край. Профессиональному дипломату Авдееву предстоит прямо на марше входить в курс дела и менять в корне неблагополучную ситуацию в русской культуре. Мы знакомим читателей с размышлениями на эту тему поэта Бориса Бурмистрова, секретаря Кемеровского отделения Союза писателей РФ.

Написал «В защиту культуры» и уже слышу вопрос: от кого защищать? Не преувеличивает ли автор проблему сохранения национального богатства России? Давайте проясним для себя несколько понятий, содержащихся в словах – культура — духовность – нравственность. Считаю, что это бесценное достояние народа, многих поколений, ушедших и грядущих, и потому торговать и продавать культуру преступно. Так думал и великий мыслитель И. Шмелёв, говоря о высоконравственности в культуре.

Что же такое духовность? По определению святителя Иоанна Сан-Франциского, человек тем и отличается от животного, что, кроме души, в нём есть Дух – дух самоопределяющий, дух самоосознания себя в этом мире существом мыслящим, понимающим свое Божественное начало. Нравственность – это веками, тысячелетиями выработанные и ставшие необходимостью нравы, правила поведения каждого человека в обществе, которое воздействует на нас, причём не всегда благотворно. Духовно-нравственное воспитание происходит через веру и через культуру, которая содержит в себе и морально-этические нормы, и чистоту помыслов, и красоту окружающего мира.

Так от кого защищать культуру? Как ни парадоксально, но в первую очередь от некоторых деятелей культуры, в основе творчества которых лежит «разрушительный ген». Это касается практически всех видов искусства – кино, телевидения, литературы. Безнравственный писатель не может быть личностью – он разрушитель, страшней, чем человек с ружьём.

В.Г. Распутин говорит о сегодняшнем дне: «По сути, мы живём в оккупации – чужие способы управления и хозяйствования, чужая культура и образование». Думаю, культуру мы должны защищать и от тех чиновников, которые видят в культуре лишь материальную основу, ставящих её в зависимость от денежного мешка. Защищать от тех, кто в русской культуре видит только шоу, балаганы, обслугу низменных, пошлых страстей сытых (в животном понимании) пользователей. Но ведь и услуга услуге – рознь.

Очень хорошо оплачиваются Борис Моисеев, Ксюша Собчак, Анфиса Чехова, производящие «услуги». Но какие? А вот радость и душевный комфорт идут от таких, как народная артистка Татьяна Петрова.

Но юное поколение воспитывается на пошлой, дешёвой культуре. Сегодня культура, представленная телевидением, прессой, – это пляски на отеческих гробах, непрерывный хохот над нищими, обездоленными. Убийства, насилия, разврат 24 часа в сутки…

Культура воспитывает человека. Потом этот человек творит культуру. Какой культурой напитан человек, ту культуру он и будет нести дальше, развивать то, что мы в него заложили. Легко можно себе представить, как изменит мир человек, лишённый чувства сострадания, милосердия, ответственный не только за свои дела и поступки, но и вообще за всё происходящее, движимый лишь стремлением к обогащению, потреблению, покорению.

По сути в России – две культуры: одна культура — это «московская тусовка», обслуживаемая швыдковским агентством, другая культура пытается сохранить нравственность, традиции народа. Это в основном провинциальная культура, отчасти поддерживаемая министерством А. Соколова. В активе «первой культуры» — шоу-балаганы на телевидении, «культурные революции», революционно пропагандирующие пошлость, мат в русском языке.

Тем временем в Государственной думе более десяти лет лежит непринятый закон о творческих союзах. Бывший председатель думского Комитета по культуре И.Кобзон не раз заверял устно и письменно, что закон примут. Прошли два депутатских срока у народного артиста, а проект закона и «ныне там». Как тут не вспомнить поговорку «сытый» голодного не разумеет»! Культурная интеграция существует и должна быть, но национальные особенности каждой культуры должны оставаться неизбывными, вечными. Нельзя подменять одну культуру другой.

Есть основы русской, татарской, еврейской культуры, других культур, они прекрасно сожительствуют вместе, но когда нам всем навязывают инородную псевдокультуру, подменяя настоящую, поневоле возникает вопрос: а не специально ли это? Традиции народа – это живая, национальная память, воплощение пройденного им пути и неповторимого духовного опыта. Почему мы боимся слов: патриотизм, духовно-нравственное воспитание? Почему не стесняемся опошлять любовные отношения между людьми, представляя великое чувство только как сексуальные отношения, при этом не делая даже намёка на то, что любовь – это в первую очередь духовная близость людей? На разврат, на опошление всего и вся работает целая индустрия – телевидение, жёлтая пресса, немалая часть чиновников от культуры.

«Достойную лепту» в разрушение духа человеческого вносят и некоторые писатели, опуская читательский вкус, потакая низменным чувствам и животным страстям. «Людские нравы куда легче портятся, нежели исправляются», — сказал ещё в XVIII веке француз Л. Вовенарг.

А что власть? Власть боится ограничений: а вдруг не так подумают, не поймут на Западе, в Америке «блюстители прав»? Мол, свободу зажимаете, не даете развращаться народу… Давайте не путать свободу с беспределом, откровенность со вседозволенностью, давайте отличать настоящее искусство от подделок! Нужна ли цензура в культуре? Нужна! Но не политическая, не идеологическая, а нравственная, которую могла бы осуществлять наряду с общественностью и законодательная власть. Ибо, по словам К. Либкнехта, «общество, не способное сохранить чистоту своего искусства, деградирует вместе с ним».

Человек живёт на земле не только и не столько ради удовольствий и наслаждений. «Всякое наслаждение противно нравственной красоте… говорил по этому поводу Цицерон, — и наименьшего одобрения заслуживают ремёсла, обслуживающие наслаждения».

Радость жизни заключена во всех её проявлениях: любви, грусти, печали, в творческих муках. В том, чтобы радоваться красоте, созданной предками, и продолжать творить свою красоту.

А сегодня культура превратилась в понятие платных услуг. Каких? Да всё тех же — обслуживающих наслаждение. Не надо ни о чём думать! Глотай готовое, оно лишь со временем вызовет изжогу и отторжение. Трудно представить себе, на какой низкопробной масскультуре воспитывается наша молодежь. Мы сами калечим юные души.

Песня, как привыкли считать мы, раскрывает красоту души. Какую же красоту раскрывают нынешние песни с такими, например, словами: «Ты целуй меня везде, я ведь взрослая уже»? Таких примеров сотни. Как далеки они от слов известной послевоенной песни «но я жила, жила одним тобою, я всю войну тебя ждала» — этого гимна любви, настоящей, понятной и близкой нам. То же самое происходит и в самой литературе. К слову, я за разномыслие, но не за инакомыслие. Инакомыслие 90 гг. – это удобная ширма, прикрываясь которой якобы борются с существующим строем, на самом деле чернят всё прошлое, разрушают основы общества, разрушают духовную оболочку, без которой народ задохнётся от вони.

Разрушение, разделение творческих союзов в 90-е гг. было расписано сценарием «из-за бугра». Создание нескольких союзов никоим образом не пошло на пользу русской литературе, а только навредило ей. Почему? Потому что противостояние, не нужное ни читателям, ни истинным писателям, сдерживало творческий процесс. Много сил и душевной энергии уходило на ненужные споры, доказательства, многие писатели занялись откровенным политиканством. Ведь понятно, что обозлённым умом не создашь хорошего, трогательного душевного произведения. Многие большие писатели изменили себе. Русский язык благодаря таким «сдвинутым» писателям, стал разменной монетой в литературе, да и в разговорной речи. Г-н Швыдкой на полном серьёзе размышлял на телевидении о пользе и вреде мата в русской речи. Не такие «обсуждения» нужны, а осуждения хамства и пошлости на страницах литературных произведений. Ведь русский язык – это крепь России.

Я не могу понять, почему мы не едины в духовных порывах, что разъединяет нас, живущих на одном великом пространстве России? Осмелюсь догадаться: наверное, для кого-то Россия – мать, а для кого-то — мачеха. Но если даже мачеха взрастила, вскормила сына, – неблагодарностью платить за это всё-таки грешно.

Недавно писатели Кемерова выступили в защиту русского слова, в защиту города от засилья иностранных названий магазинов и фирм. Тут же некая журналистка подготовила материалы, обвиняя нас во всех тяжких: писатели, дескать, призывают не покупать иностранные товары и т.д. Бред какой-то! Ведь название магазинов – одно, а торговая марка – другое. Это, надеюсь, понятно, тем, кто считает, что если бы магазин назывался «Остров красоты», а не «Иль де Ботэ», то они не пошли бы в этот магазин. Казалось бы, чего проще – поставить рядом с названием магазина красочную торговую марку, понятную всем?

Попробуйте, к примеру, представить себе центр одного из городов Англии, Италии, Германии, где главный проспект пестрит русскими названиями. Трудно представить, не так ли?! А у нас, значит, можно… Так узколобо прививают ложные понятия, преклонения, поклонения тряпкам. Думать надо не одним днём, а хотя бы чуть-чуть дальше и не прогибаться без надобности перед господами из-за бугра. А то в этой позе можно и остаться…

Ещё раз повторюсь: главная проблема заключается в том, что нарушена гармония в человеке, в его отношении к миру и к себе подобным, и всё это, как ни грустно признать, исходит из центра России. Удивляешься порой москвичам: приедут в провинцию, верней, пришлют миссионеров пошлости — чаще всего безголосых кривляк нетрадиционной ориентации, а потом с высоких трибун призывают нас поднимать духовность, нравственность. Не призывать надо, а самим учиться у провинции бережному отношению к настоящему, народному искусству. Открыли в 90-е годы «шлюз» — вся нечисть и пошлость потекли по стране. А закрыть теперь сложно… Представьте себе чистый зелёный луг с белыми ромашками, столетиями произраставшими здесь, а через горку болото с затхлостью, затянутое вонючей тиной. И вот это всё прорывается, начинает заполнять этот луг, это ромашковое поле… Что можно сделать и можно ли вообще ещё что-то сделать? Я думаю, можно. Всем миром, живущим в этом месте, на этом пространстве, соорудить новую дамбу или прорыть канаву, куда все эти стоки, нечистоты уйдут…

В культуре так же медленно течёт антикультура, гнилая, пошлая, и пока на такую культуру будут тратиться миллионы, остановить её трудно, но можно.

Наша Кемеровская область уникальна тем, что очень многие проекты и идеи впервые озвучиваются у нас. Вот и проект «Культура» был впервые принят в Кузбассе благодаря нашему губернатору А.Г. Тулееву. Были решены вопросы социальной поддержки творческих союзов, создан фонд «Юные дарования» и многое, многое другое. В 2007 году бюджет культуры составил 5 млрд. 600 млн. рублей — впечатляющая цифра. Но есть вопросы, которые надо решать не откладывая, — административные, законодательные. Мне думается, в каждом российском регионе нельзя отдавать культуру пошлости, лицемерию, цинизму. При законодательном органе должен быть комитет, занимающийся конкретно культурой, нужны и конкретные дела на всех уровнях власти и общественности. Только общими усилиями мы вернём России предназначенное ей свыше историческое место, место высокодуховной, высокообразованной страны с неповторимыми традициями и культурными ценностями. Для этого надо поддерживать тех деятелей культуры, которые работают на созидание.

Умеющие думать да пусть думают. Умеющие творить по законам любви, да пусть творят… . Не умеющие этого пусть хотя бы не мешают им, пусть пользуются плодами творцов.


«О нет, Христос изгнал сурово

Не всех из храма торгашей.

Они попрятались и снова

Повылезали из щелей

И ныне торговать готовы

И храмом, и планетой всей».

П.И. Бонеславский.


А нас ныне заставляют торговать душой, продавать чистоту и красоту народных ценностей, накопленных за тысячи лет. Всё самое лучшее в этой жизни не купишь за деньги. Не продаются нигде счастье, любовь, дар, талант, радость, восторг… Пока нас ещё больше — страдающих и болеющих за народ, за страну, обладающую невиданным духовным богатством, творческим потенциалом, дающую всему миру примеры неподдельного добра, милосердия и любви ко всему окружающему миру. Нужен очень серьёзный поворот в сознании людей, особенно молодого поколения, понимания ответственности перед обществом, страной, миром. Без поддержки государства, без проявления воли настоящей культуре не выжить. Нужны изменения в законодательстве, обеспечивающие защиту и поддержку отечественной культуры. Не всё, что блестит, – золото, не всё, что мы называем словом «культура», есть культура.

Надеюсь, новое руководство Министерства культуры вполне понимает это.

Борис БУРМИСТРОВ, поэт

г. Кемерово.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: