slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

В канун выборов

Накануне 4 декабря на телеэкране всё так знакомо – лица, обещания, жульничество, всё так тихо и благостно, что взгляд и мысли невольно тянутся к любым другим новостям. Народ западает на бесчисленных хохмачей или на «Ворониных» с «Давай поженимся». В эфире, говорят, идут некие дебаты партийных кандидатов. Впрочем, едва ли можно назвать дебатами те слабые покусывания губами, которые проходят у нас по разряду горячих предвыборных споров. На изложение важных тем дают всего по пять минут и ещё семь минут на две партии – это «аттракцион», «недоразумение и надругательство над здравым смыслом», жалуются участники баталий.
Так можно вести себя, когда власть тебе абсолютно не нужна, когда ты заранее смирился с неизбежной победой соперников и с тем, что в стране ровным счётом ничего не поменяется – ни после 4 декабря, ни после мартовского голосования за президента. Системная оппозиция стала ещё более системной, а в переводе на русский язык, просто ручной.
Вот на ТВ и тщатся делать новости из ничего. Освистали ли в Лужниках Путина или американца, соперника Емельяненко? Такая ли уж сенсация, когда при появлении Путина в Госдуме часть депутатов от КПРФ и «Справедливой России», включая Сергей Миронова, не встали? Вот уж афронт, вот взрыв на грани революционного!


Вопрос на нынешних выборах лишь один: какой отрыв обеспечит себе «Единая Россия» на сей раз? Конституционное или простое большинство, которое обяжет «партию власти» блокироваться при важнейших голосованиях с соседями по думским креслам? Окажется ли спасительной для «единороссов» идея Народного фронта, имевшая целью замутить сильно увядший, негативный образ «ЕР» в глазах избирателя?
Независимые и закрытые от широкой публики опросы в ряде регионов показывают, что положение «Единой России» далеко не блестящее. В Питере всего 12 процентов избирателей заявляли о готовности голосовать за партию власти, а, например, в Воронеже – 40. Преодолеть такое отставание можно только при сильном подкручивании итоговых данных 4 декабря.
Понятно, что в хороших новостях накануне 4 декабря недостатка нет. Объявили, что из всех членов «большой восьмёрки» за третий квартал именно у России самые высокие темпы прироста ВВП. Правда, забыли при этом сказать, что у нас были самые большие объёмы падения в кризисном 2008-м!
В канун голосования большая электоральная помощь «Единой России», как всегда, пришла, откуда не ждали. Госдеп объявил, что США больше не будут предоставлять информацию России о перемещении обычных сил и вооружений в Европе, что означает прямое нарушение ДОВСЕ. Медведев тут же громогласно объявил о готовности Москвы выйти в таком случае из Договора по СНВ и начать размещение систем ПРО. Ну, во-первых, негоже главе государства так поспешно реагировать на заявление клерка из Госдепа — не царское это дело. Во-вторых, многолетнее обескровливание армии, вывод военных академий из столицы, развал ГРУ, закупки зарубежной военной техники, лихорадочные увольнения высшего генералитета и т. д. не очень вяжутся с этими воинственными заявлениями нашего президента. Поэтому они – не более чем попытка сыграть на публику в канун голосования. А тут ещё и Кондолиза Райс «подыграла» Путину, обвинив его в антидемократизме. «Наших бьют!», — прогремело повсюду на разные голоса. А значит, дополнительные голоса в предвыборной гонке Владимиру Владимировичу обеспечены.
Так и пробавляемся, избирая Думу теперь уже сроком на пять лет. За кого голосовать, размышляет бабушка на первополосном снимке? Времени для решения осталось в обрез…

С кем мастера культуры?


«Дело гастронома №1»


На финише думской избирательной кампании российский телеэкран старательно следует указаниям идеологического руководства, пичкая зрителя сериалами из тоталитарного советского прошлого. В последние недели Первый канал представил российскому потребителю экранной продукции два своих произведения — «Дело гастронома №1» режиссёра Сергея Ашкенази и «Фурцеву» режиссёра Сергея Попова.
Первую работу можно считать вполне профессиональной с претензией на художественное обобщение. Для этого — чтобы не слишком придирались к фактологическим мелочам — реальный директор Юрий Соколов превратился в фильме в Беркутова, хотя VIP-персоны вроде Андропова, Брежнева и Гришина выступают под своими фамилиями. Версия, которую избрали создатели фильма, вполне заслуживает права на жизнь.
Здесь показано, как Андропов, всесильный глава КГБ, методично и последовательно пробивал себе путь в Генсеки ЦК КПСС. Затеянное против Соколова-Беркутова расследование имело целью любым способом скомпрометировать Виктора Васильевича Гришина, первого секретаря Московского горкома партии и члена Политбюро ЦК КПСС. Гришина можно упрекать во многом – в малообразованности (кстати, как и Андропова; один окончил техникум землеустройства, второй – рыбного хозяйства), в отсутствии своего политического лица, в серости, — но только не в коррупции. Мог ли быть коррупционером человек, который в 90-е гг. умер от разрыва сердца в очереди в московской сберкассе, где на книжке у него лежало две тысячи рублей? Нет, настоящие коррупционеры, как мы теперь хорошо знаем, на такое дно не опускались. Эту тему разрабатывал недавно показанный по Первому каналу фильм о Галине Брежневой «Охотники за бриллиантами».
Сейчас всё сложней становится объяснять крушение Советского Союза и прорыв к «демократии» в 1991 году страшилками про 37-й год. Уже и дураку, кажется, ясно, что к той поре и в помине не было «тоталитаризма» и «коммунистической тирании»; тогда свергали не пресловутый 37-й год с его ГУЛАГом, а самый демократический за всю историю России строй. Очевидно, что СССР конца 80-х гг. был самой свободной страной в новейшей истории России – с самой свободной прессой, свободой для малого бизнеса, многопартийностью, свободной конкуренцией идей и политических сил, выездом за границу и т.д. Другое дело, что этой свободой, не виданной у нас с 1917 года, ловчее всех воспользовались тогда разрушители страны.
Упор в последних телестудиях на «советскую тему» делается на показе коррупции прежней системы – и тема вечная, с очень понятными ассоциациями с днём сегодняшним, и поставленную задачу очернения коммунистического прошлого вроде бы выполняет. Разумеется, за кадром остаются масштабы «коррупции» времён социализма, не сопоставимые с теперешними. Зрителю, особенно молодому, невдомёк, что тогдашняя коррупция была «искривлением» системы, ныне же является самой системой. Не говоря уже, конечно, о масштабах обогащения в результате коррупции. То, что имеет от неустанных коррупционных тружданий Беркутов, – смешно по нынешним понятиям: «Мерседес», как у Владимира Высоцкого, скромная дачка, приличная квартира с приличной мебелью, и всё. Поезжайте на Рублёвку посмотреть, что такое коррупция в эпоху расцвета демократии!
Прекрасны актёрские работы – Маковецкий в роли Беркутова, Мария Шукшина в роли его заместителя, Пореченков в роли следователя Скачко. Природа дарования Сергея Маковецкого такова, что он даже отталкивающим персонажам придаёт ореол неистребимой интеллигентности.
Другие персонажи запомнились не столь ярко, хотя нельзя не упомянуть Шалевича в роли Брежнева. Шалевич, внешне не сильно похожий на Генсека, сумел, тем не менее, в скупых эпизодах создать достоверный образ, выгодно отличающийся от чуть ли не обязательного теперь шаржирования в большинстве экранных воплощений Брежнева.
Фильм явно протягивает ниточку в сегодняшний день. «Дело гастронома №1» — дельная, профессиональная работа, заслуживающая высокой оценки.

С кем мастера культуры?


«Фурцева»


Совсем иное – сериал «Фурцева», который не спасают ни прекрасная игра Арнтгольц в роли молодой Кати Фурцевой, ни обилие так называемых звёзд, которые, кажется, приглашены сюда только затем, чтобы было чем похвастаться перед зрителем. Аверин, ухвативший за хвост капризную птицу гламурной славы в «Глухаре», здесь в роли лётчика Пети Биткова совершенно не на месте. Почему режиссёр решил, что актёру полфильма лучше всего щеголять в майке? Аверин, сильно потрёпанный жизнью и известностью жуир, — явно не пара для цветущей молодой симпатяшки Арнтгольц- Фурцевой. Уголовные замашки, пошлость, разлитая во всём облике Аверина, в его блатной улыбке во весь рот никак не заставят нас поверить в то, что перед нами – один из сталинских соколов 30-х годов. Вспомните его кинематографических предтеч – того же Петра Щербакова в «Добровольцах», обаятельного храбреца, покорителя женских сердец, преданного небу. Справедливости ради следует сказать, что во второй части сериала, когда Аверин уже сильно сдал после развода с Фурцевой и других жизненных передряг, он больше соответствует образу.
Не будем говорить о таких мелочах, как явно коротковатые для 30-х годов юбки у Фурцевой, как вечно расстёгнутая гимнастёрка у Аверина, что совершенно немыслимо в предвоенной Красной армии. Не будем даже останавливаться на том, что Косырев, любимец Сталина и комсомольский вождь советской молодёжи, был красавцем лет на 20 моложе актёра, который играет его в фильме. Недочёты подобного рода у нас нынче в порядке вещей. В фильмах про войну в ролях полковников и генералов, а то и офицеров званием поменьше играет сплошь старьё, из которого песок сыплется. Редкое наплевательство как на детали, так и на общий смысл жертвенной эпохи — ныне, можно сказать, визитная карточка современного телепроизводства. Редкие мастера сегодня поднимаются над нижней (ниже плинтуса) планкой, установленной ремесленниками, изготовителями штампов о советском времени.
В «Фурцевой» слишком много дежурных хватаний за бёдра и другие части тела, заваливаний на постель, слёз и сцен ревности, то есть упора на бытовуху. Нет даже робкой попытки задуматься над духом великой и трагической эпохи. Как такой, как в фильме, народ мог выиграть войну? Разгромить мощнейшую армию мира? Вылезти из ямы 1941 года, из которой, как казалось всем за рубежом и многим у нас, выползти невозможно? Значит, главного в том времени создатели фильма или не видят, или сознательно пропускают мимо.
Ну как можно всерьёз отнестись к примитивному, пионерлагерному акробатическому этюду, который – якобы ЦЕЛЫЙ МЕСЯЦ, как на полном серьёзе говорят нам сценаристы – готовят студенты Института тонкой химической технологии и который любая школьная группа в те годы готовила за неделю? И на который товарищ Фурцева приглашает самого товарища Косарева, Генерального секретаря ВЛКСМ? Что, Попов ни на что выше стула в пивном баре никогда не забирался?
Сериал надо было срочно спасать от провала. Так появились спешно сварганенные куски об истории борьбы за власть в 50-е годы: арест Берии в 53-м, речь Хрущёва на ХХ съезде КПСС в 56-м, разгром антипартийной группировки Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова в 57-м, позорное снятие прославленного «маршала Победы» Жукова в 58-м. Эти сюжеты при всей их пунктирности, пожалуй, разоблачают прежнюю систему куда сильней, чем иные лобовые атаки. Не всё так однозначно и в фигурах вождей, которые изображены в фильме чёрной или, в лучшем случае, серой краской. Скажем, Берия собирался резко уменьшить роль партии в стране, и это (помимо животного страха перед ним остальных членов руководства и персональной ненависти к нему Г. Жукова) решило его участь в июне 53-го. Речь Хрущёва 56-го года, в которой современные исследователи (причём не только наши, но и зарубежные) не находят ни одного правдивого факта (!), стала первым шагом к крушению Советского Союза в 1991 году. Фурцева, о которой авторы фильма уже успели подзабыть, срочно возвращается в кадр и спасает Хрущёва от происков в 1957 году, позвонив Жукову и попросив его приехать за заседание Президиума ЦК. Розанова в роли Екатерины Алексеевны здесь – не более чем фон, на котором происходят поистине тектонические сдвиги, решавшие судьбу страны. Сталинистка, которая колебалась вместе с линией партии, женщина, жаждавшая успешной карьеры и простого женского счастья, – вот что такое Фурцева в фильме. Трагическая по-своему личность, вышедшая из народа, проделавшая головокружительный путь на самый верх и под конец сломавшаяся на пошлом дачном скандале.
Ну а уж смещение со всех постов трижды Героя Советского Союза Г.К. Жукова Хрущёвым, которого маршал дважды спас от гибели, — верх политического вероломства, воистину трагедийный, гамлетовский сюжет, который в фильме проходит скороговоркой.
Такой материал, конечно, для режиссёров классом повыше Попова.


Василий Михайловский.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: