slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

В борьбе за обречённую любовь...

премьера

«Не плачь, дитя, не плачь напрасно…» «На воздушном океане…» «Я тот, которому внимала…» «Лишь только ночь своим покровом…»

Не продолжаю цитировать великую поэму великого Лермонтова. Просто напомнила начальные строки поразительных ариозо Демона, которые наверняка у всех на слуху.

Хотя бы потому, что «Демона» тщательно «проходят» в средней школе. А ещё, разумеется, потому, что даже без сцены, по радио и телевидению, в концертах эти ариозо так же часто звучат, как и «Ноченька», изумительный хор, как и ария Тамары «Ночь тиха, ночь тепла…».

 

Опера Антона Рубинштейна «Де-мон» — одна из ярких страниц русской классики. Несколько лет назад премьера «Демона» состоялась в столичной «Новой опере» имени Евгения Колобова. В прошлом сезоне она увидела огни рампы в Большом театре. Теперь вот премьера на Большой Дмитровке, в театре «поющего актёра», премьера необычная только потому, что она стала музыкально-драматическим дебютом видного петербургского режиссёра Геннадия Тростянецкого (и дебютом, безусловно, очень ярким!), но и потому, что здесь театр пошёл на сильную метафорическую основу, серьёзное философское осмысление лермонтовского шедевра, что, как правило, игнорируют постановщики «Демона», увлекаясь сугубо лирической стороны оперы. Но полуудачи «Демона» в названных двух московских постановках не могут, на мой взгляд, сравниться с тем, что сделано в театре «поющего актёра».

Не все приняли безоговорочно решение Тростянецкого. Спектакль по сути спорный. Но, как известно, в спорах рождается истина. И это абсолютно справедливо в отношении к премьере, о которой сейчас речь. От начала до конца. Когда действие развивается на одном дыхании, «просторном» и бесконечно волнующем. Да ещё если учесть, что оркестр под дирижёрской палочкой Вольфа Горелика звучит не просто ярко, но и захватывающе, чутко, остро, лирично, трагически (если того требует действие), становясь полноправным членом всего происходящего на сцене. Признаться, в последние годы в Театре им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко такое точное оркестровое звучание вряд ли вспомнишь…

Начало спектакля почти шокирует. Всё пространство сцен, заменяя занавес, представляет собой некая фантастическая металлическая конструкция, которая по ходу развития сюжета будет трансформировать сцену, а поначалу она являет собой вселенную, «божественный мир», небеса, откуда низвержен на землю будущий «вольный сын эфира», Демон. Постоянная борьба свиты Ангела с чёрной свитой Демона, проходящая через весь спектакль, доказывает, что чёрным силам не обрести белого чистого и светлого сияния – ни внешнего, ни внутреннего. «Образ падшего ангела, восставшего против Бога и низвергнутого на Землю, восходит к библейским текстам», — поясняет буклет премьеры, отлично составленный Дмитрием Абаулиным. И у Пушкина есть стихи о Демоне. Но главная литературная победа – всё-таки Лермонтов. По крайней мере у нас, в России. И сама литературная фактура, сама авторская интонация дают нам все основания решать нынешнюю сценическую судьбу «Демона» более масштабно, чем это делалось в традиции с 1875 года. Г. Тростянецкий вместе со сценографом Семёном Пастухом уверенно и убедительно пошли на пути зрелища не просто фантастико-лирического, но и масштабного. Это касается и борения Демона с Ангелом, и привала свиты князя Синодала – жениха прекрасной Тамары, и яркой обрядовой сцены ожидания свадьбы, где разноцветье всего происходящего подтверждено зажигательной лезгинкой (хореограф и режиссёр по пластике Сергей Грицай). Масштабность этого решения ещё более выпукло и эмоционально раскрывает трагедию обречённой любви и тщету страданий и мечтаний «духа изгнанья».

И тут интересно и точно найдены исполнители-артисты. Хотя сразу же замечу, что отдельные детали «статического», как задумано, рисунка поведения Демона лично мне (да и не только мне) кажутся всё-таки спорными. Порой движения слишком уж напоминают эллинские скульптуры, например, «Дискобола», и это как-то до конца не очень понимаешь, особенно, когда чувствуешь некоторую «натужность» пластики, быть может, даже мешающей актёру. Тем более актёру такому подвижному и пластически выразительному (равно как и драматически очень одарённому), обладателю поразительного по красоте голоса молодому Дмитрию Степановичу. С одной стороны, «скульптурность» внутренне точна, с другой, – кажется, несколько тормозит исполнителя. На это не хочется сетовать, потому что цельность характера подкупает и убеждает. Безукоризненный вокал, чуткий драматизм ситуации, полнота и красота переживания – всё это свойственно не только Степановичу, но и замечательно талантливой Наталье Мурадымовой (Тамара), обладательнице золотой медали прошлогоднего Конкурса имени П.И. Чайковского. Нежность и чистота Тамары, тоска по погибшей любви к погубленному Демоном Синодалу (хорошая работа молодого артиста Алексея Долгова), возникновение тяги к Демону, горечь и трогательность переживания, жертвенность – всё это есть в Тамаре. И яркий образ Ангела (Елена Максимова), и взволнованный Гонец (Валерий Микитский), и Старый слуга (Денис Макаров) – всё это творческие удачи молодых исполнителей. Но в будущих спектаклях премьеры нам предстоит увидеть и услышать замечательного актёра-певца старшего поколения – Леонида Болдина в роли старого слуги. А в отношении героев театр пошёл на риск, дав простор совсем молодым. И риск оправдался с лихвой. «Демон» состоялся. А борьба Добра со Злом, как и тема любви, – они вечные, и от них никуда не уйдёшь.

И зачем уходить?!.

Наталья Лагина.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: