slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Уроки и следствия пятидневной войны

События со времени молниеносного отражения Россией кровавой грузинской агрессии против Южной Осетии и упреждающего удара в Кодорском ущелье развиваются со шквальной стремительностью.

 Очевидно, что всё происходящее на наших глазах отнюдь не импровизация на кавказскую тему, а отражение глубинного сдвига во внешней политике России, впервые обозначенного в мюнхенской речи В. Путина. Признанием независимости Южной Осетии и Абхазии Россия впервые после распада СССР начала собирание земель бывшего Советского Союза.

Август 2008-го стал антитезой августа 1991-го.

Очевидно, что спасение осетинского и абхазского народов от грузинского порабощения имеет для России свою цену. И Россия готова её заплатить.

кавказский разлом

 

Ухудшение отношений с Западом? — Что ж, Россия идёт на это, твёрдо уяснив для себя после многолетних иллюзий, что у Запада никогда не будет единых стандартов для оценки собственного поведения и поведения России. Отложенное вступление в ВТО? Ничего страшного не случится и в этом случае, хотя Шувалов и божится, что для России нет ничего важнее именно членства в этой организации. Рухнувшие биржевые индексы российских компаний, чем пугают нас откормленные домашние брокеры? На Россию влияет экономический кризис, который давно трясёт Запад, с чем и связано, на наш взгляд, понижение котировок, идущее, к слову, уже второй месяц.

Страна готова не просто к пересмотру, а и к отказу от отношений с НАТО, заявил Д. Медведев на встрече с Д. Рогозиным. Но это не наш выбор.

Пропагандистская война Запада против России достигает ныне такой степени ожесточения, что её впору сравнить с варварскими грузинскими бомбардировками и артобстрелами Цхинвала.

Итоги войны судорожно пытаются переиграть в штаб-квартирах натовских, европейских и американских структур. Поэтому и не успокаивается параноидный грузинский фюрер Саакашвили, затеявший с помощью американцев переоснащение своей армии и переброску новых частей в зону конфликта. Не секрет, что марионетка дёргается только по велению вашингтонского кукловода. Мишико, если верить бодрым слухам из Тбилиси, чуть ли не ежедневно общается по телефону с республиканским кандидатом в президенты Дж. Маккейном и напарником Обамы, кандидатом в вице-президенты Дж. Байденом.

В Батуми на рейде встали уже 11 натовских военных кораблей, среди которых два от США, четыре от Турции, а даже один из Польши, что должно косвенно льстить польскому самолюбию. Шляхта веками лелеяла спесивую мечту о Речи Посполитой от «можа и до можа», и вот Польша в составе натовской эскадрильи юзом пролезает в море, в которое она никогда не имела доступ. Официально сообщается, что грузинам морским путём поставляют «гуманитарную помощь», хотя об истинном содержании «лекарственных» контейнеров совсем догадаться нетрудно.

НАТО исключило для себя прямое вмешательство в кавказские события – не время, не место, невозможно — Россия не Ирак и не Югославия. Однако налицо стремление создать максимальную напряжённость в зоне конфликта, очаг постоянной напряжённости на Кавказе, узел, который будет стягивать военные силы и политическую активность России. Налицо намерение превратить Южную Осетию и Абхазию для России в то, чем стал Ирак для США.

Для самой России в этих подходах нет ничего нового – точно так же многие годы вели себя западные спецслужбы в Чечне. Есть, правда, один существенный нюанс: из Ирака американцы ежегодно выкачивают 2,6 млн. тонн нефти, поэтому они и будут сидеть там 100 лет, как проговорился Дж. Маккейн.

Нельзя исключить и одобрение плана по членству Грузии и Украины в НАТО уже на декабрьской сессии этой мирной организации в отместку России за проявленную в августе решительность. Для Киева, если только Россия сможет верно выстроить свою стратегию, этот шаг будет иметь фатальные последствия. Впрочем, среди европейских лидеров всегда может найтись пара-тройка трезвых голов, которые «забодают» эту затею.

Официальное признание независимости Абхазии и Южной Осетии в ответ на просьбу парламентов этих стран показывает, что Кремль юридически оформляет отторжение этих территорий от Грузии при военных и политических гарантиях их безопасности со стороны России, о чём недвусмысленно заявил Дмитрий Медведев.

Словом, мы находимся в начале тектонических сдвигов на постсоветском пространстве, толчком к которым послужили события на Кавказе. Сигнал услышан и Крымом, и Приднестровьем. Ющенко отреагировал на него самым внушительным за последние годы военным парадом в Киеве, а также заклинаниями о том, что статью о нейтралитете в украинской Конституции следует немедленно отменить, ибо для Украины нет будущего без НАТО. Молдавский президент Воронин предпочёл с глазу на глаз обсудить будущее Приднестровья в Бочаровом Ручье, став одним из первых после конфликта зарубежных визитёров Д. Медведева в Сочи.

Подлинные факты начала августа, справедливое возмездие России тем, кто цинично попрал права её граждан-осетин и кто стрелял в её миротворцев, должны быть широко известны. Все международные суды и трибуналы должны быть завалены документальными свидетельствами грузинских зверств и заявлениями пострадавших. Нельзя проигрывать на информационном поле то, что было выиграно русской армией в предгорьях Кавказа.

 

 Немного истории

Русско-грузинский конфликт стал эпохальным во многих отношениях. Чуть ли не впервые за 225 лет, со времён спасения Россией Картлии и Кахетии от угрозы турецко-персидской ассимиляции и уничтожения, грузины осмелились стрелять в русских, православные в православных. Дьявол в аду потирает руки, видя такое зрелище.

Вторжение Грузии в Южную Осетию произошло, как известно, 6 августа. Именно в этот день (24 июля по старому стилю) 225 лет назад состоялось подписания Георгиевского трактата о признании царем Карталинским и Кахетинским Ираклием II покровительства и верховной власти России.

Случайно ли такое совпадение? Зная прожжённое пиаровское нутро Саакашвили, поверить в это трудно.

По договору Екатерина II ручалась за сохранение целостности владений Ираклия II, предоставляла православной Грузии полную автономию и защиту. Заметим, что территория тогдашнего царства Ираклия, на которой согласно хронистам осталось всего 70 000 мужчин, составляла примерно две трети нынешней территории Московской области. Георгиевский трактат резко ослабил позиции и политику иноверных государств Ирана и Турции в Закавказье, уничтожив их постоянные притязания на Восточную Грузию.

В преамбуле договора провозглашено:

«Во имя Бога всемогущего единого в Троице святой славимого.

 

От давнего времени Всероссийская империя по единоверию с грузинскими народами служила защитой, помощью и убежищем тем народам и светлейшим владетелям их против угнетений, коим они от соседей своих подвержены были. Покровительство всероссийскими самодержцами царям грузинским, роду и подданным их даруемое, произвело ту зависимость последних от первых, которая наипаче оказывается из самого российско-императорского титула. Е.и.в., ныне благополучно царствующая, достаточным образом изъявила монаршее свое к сим народам благоволение и великодушный о благе их промысел сильными своими стараниями, приложенными о избавлении их от ига рабства и от поносной дани отроками и отроковицами, которую некоторые из сих народов давать обязаны были, и продолжением своего монаршего призрения ко владетелям оных. В сём самом расположении снисходя на прошения, ко престолу её принесённые от светлейшего царя карталинского и кахетинского Ираклия Теймуразовича о принятии его со всеми его наследниками и преемниками и со всеми его царствами и областями в монаршее покровительство е.в. и её высоких наследников и преемников, с признанием верховной власти всероссийских императоров над царями карталинскими и кахетинскими, всемилостивейше восхотела постановить и заключить с помянутым светлейшим царем дружественный договор, посредством коего, с одной стороны, его светлость, именем своим и своих преемников признавая верховную власть и покровительство е.и.в. и высоких её преемников над владетелями и народами царств Карталинского и Кахетинского и прочих областей, к ним принадлежащих, ознаменил бы торжественным и точным образом обязательства свои в рассуждении Всероссийской империи; а с другой, е.и.в. такожде могла бы ознаменить торжественно, каковые преимущества и выгоды от щедрой и сильной её десницы даруются помянутым народам и светлейшим их владетелям. К заключению такого договора е.и.в. уполномочить изволила светлейшего князя Римской империи Григория Александровича Потемкина, войск своих генерал-аншефа, сенатора… за отсутствием своим избрать и снабдить полною мочью от себя, кого он за благо рассудит, который по тому избрал и уполномочил превосходительного господина от армии е.и.в. генерал-поручика, войсками в Астраханской губернии командующего… Павла Потёмкина, а его светлость карталинский и кахетинский царь Ираклий Теймуразович избрал и уполномочил с своей стороны их сиятельств своего генерала от левой руки князя Ивана Константиновича Багратиона и его светлости генерал-адъютанта князя Гарсевана Чавчавадзева.

На подлинном подписано:

 

Павел Потёмкин. Князь Иван Багратион. Князь Гарсеван Чавчавадзев».

 

За подписанием Георгиевского трактата по распоряжению П. С. Потёмкина последовало немедленное строительство Военно-Грузинской дороги. Дорога, которую строили 800 солдат, была открыта уже осенью 1783 г. Для её охраны от нападения ингушей в 1784 г. была основана крепость Владикавказ, а Осетия (самостоятельный край, независимый от Грузии) вошла в состав России.

Уже в 1791 г. по требованию России Турция отказалась от своих претензий на Грузию, что было зафиксировано в Ясском договоре после очередной русско-турецкой войны.

Георгиевский трактат заявил о себе в 1795 г., когда большая армия иранского шаха Ага-Моххамед-хана вторглась в Грузию. Россия успела послать на помощь Ираклию II лишь два батальона солдат с четырьмя орудиями. Грузинские и русские войска не смогли остановить агрессора, который разграбил и разрушил Тифлис, а уцелевших увёл в рабство.

Эти два батальона были ещё одними русскими жертвами на алтарь физического сохранения грузинского народа, который подлежал истреблению, не будь высокого заступничества России. В ответ Россия объявила войну Ирану и предприняла «персидский поход», заняв всё побережье Каспия от Дербента до Баку и Шемахи.

Россия оформила Георгиевский трактат с щедростью, обычной для неё в отношениях с добровольно присоединявшимися территориями. Крепостное право не вводилось. Права грузинских дворян – а в Грузии, как нигде, они составляли треть всего населения(!) — признавались полностью со всеми вытекающими из этого состояния статусными привилегиями.

С той поры даже грузинские князья древней царской крови считали Россию своей, а себя, как, например, прославленный герой войны 1812 года генерал-аншеф Пётр Иванович Багратион (его отец подписывал Георгиевский договор), называли русскими.

Согласно «сепаратным артикулам» к договору Ираклий «дружески увещевался» стремиться к согласию с Соломоном, царём Имеретинским (тогдашние семь царств на территории Грузии были между собою в неменьшей вражде, чем с персами и турками); на территории царства размещались два батальона русских войск; кроме того, Ираклию была обещана помощь в собирании грузинских земель.

Послереволюционная грузинская самостоятельность под водительством меньшевика Жордания обернулась разве что очередной войной Грузии против Осетии, унесшей жизни 20 000 осетин. Эта замятня быстро улеглась с вхождением в 1921 году 11-й красной армии в Закавказье.

В большевистскую эпоху в порывах интернациональной щедрости Грузии прирезали земли, которые никогда не входили в её состав, например, Абхазию, отвоёванную у турок русскими войсками (при штурме турецкой крепости Сухум-кале в 1839 году погиб один из лучших русских писателей того времени Бестужев-Марлинский), а также Южную Осетию.

Абхазия вошла в состав Российской империи в 1810 году, будучи независимым от Грузии княжеством. В 1921 году Абхазия была признана Грузией независимой социалистической республикой, которая позже была введена в состав Грузинской ССР; в 1931 году Сталин понизил статус Абхазии до уровня автономии в составе Грузии.

Аджария была возвращена в состав Грузии из-под турецкой оккупации в результате Русско-турецкой войны в 1878 году. С 1921 года имеет статус автономии в составе Грузинской ССР.

Раздача земель, обильно политых русской кровью, стала чуть ли не фамильным почерком высшего слоя советской элиты, которая всегда наплевательски относилась к интересам русского народа, ну а в данном случае просто жаждала потрафить тогдашним грузинам во главе СССР — Сталину, Орджоникидзе и Берии. Так или иначе, вплоть до распада СССР, «мандариновая республика» Грузия славилась как одна из наиболее процветающих территорий в составе «тоталитарной империи», сохранившая и преумножившая свою культуру, а заодно, как видим, сделавшая такие территориальные приобретения, которые во много раз превышают размеры Грузии 1783 года. Не потеряв при этом ни одного солдата.

В советское время Грузинская ССР и при Сталине, и после него пользовалась режимом наибольшего благоприятствования в уровне жизни по сравнению с другими союзными республиками. В 1990 г. Грузия получала дотаций из центра больше всех в СССР — 31,3 тыс. долларов в расчёте на душу в год (сравните: Армения получала 20.000, Эстония 20.000, Узбекистан 10.800, Латвия 10.400, Литва 10.300. Это подтверждает «Книга мировых фактов ЦРУ» на основе данных покупательной способности, публикуемых Программой международных сравнений ООН.

Изворотливый и предельно лживый партайгеноссе Шеварднадзе имел поэтому все основания патетически возвестить с трибуны партийного съезда, что «для Грузии солнце восходит с севера» – там, где Москва. Это географическое открытие покоробило слух даже тогдашних прожжённых номенклатурщиков, поднаторевших в искусстве славословия брежневской поры. Ну как было не порадеть после этого такому сладкопевцу, как не дать звезду Героя Соцтруда в награду за неусыпные бдения на благо советской родины (Шеварднадзе, тогда Первый секретарь ЦК КП Грузии, заставил всю республику, включая индивидуальные хозяйства, сдать виноград с тем, чтобы перевыполнить госплан по сахару).

Однако аппетиты взращённых советской властью национальных элит простирались явно дальше благоденствия собственных народов, что, разумеется, относится не только к Грузии. Они видели себя послами, президентами, министрами «независимой» страны, они, как и повсюду в СССР, твёрдо вознамерились перевести свою политическую власть во власть экономическую, то есть, попросту говоря, пользоваться богатствами открыто и легально и перестать прятаться в вечных «теневиках».

…Помнятся мне примечательные разговоры в начале 70-х гг. с московским грузином, которого тогда хорошо знал. Получив прекрасное образование в столице, он через пару десятков лет сильно выдвинулся уже в период шеварднадзевского правления в независимой Грузии. Он не раз заводил со мной беседы о том, как хорошо было бы Грузии стать независимой, и, учитывая мои украинские корни, намекал на такой же славный путь для Украины.

— Ну хорошо, станете вы независимыми, в советской Конституции предусмотрена такая возможность, – отвечал я ему. — А что дальше? Независимости захотят и Абхазия, и Аджария, и Южная Осетия. Как вы посмотрите на это, как будете поступать с ними? Если вы берёте себе право выйти из СССР, можно ли лишать такого же права автономии в составе Грузии? Потом — кому будут нужны ваши мандарины? Израилю? Он выращивает свои. Что будет с Грузией, лишённой выхода к Чёрному морю, не имеющей собственных источников для экономического процветания? Этой Грузии всё равно придётся к кому-то прислоняться…

— А при чём здесь Осетия и Абхазия? – искренне недоумевал собеседник. – Они совсем другое. Ну как можно сравнивать культуру Грузии и Осетии и тем более Абхазии? Знаешь, что говорил про абхазов наш знаменитый Константин Гамсахурдиа (писатель и отец будущего президента, находившийся в переписке с самим Лениным. – Авт.)? Это единственный народ, у которого есть живой классик – Георгий Гулиа. А Грузия приняла христианство между прочим на несколько веков раньше России!

И так далее в таком же духе…

Ответ на вопрос, «к кому прислониться», моему собеседнику, видимо, уже тогда виделся яснее, чем мне. Переубедить его не удавалось. Применить свои же собственные стандарты к другим у грузин никак не получалось.

Привожу этот разговор только с тем, чтобы показать: проникнутые духом национальной исключительности настроения эти в грузинской элите вызревали давно. Как, впрочем, и в верхах других республик, где доводилось бывать в те годы. Так что такие, как Саакашвили, появились не на пустом месте. Не зря Константин Гамсахурдиа сразу после обретения Грузией независимости начал войну против Осетии, не зря начал воевать с абхазами Шеварднадзе, пришедший к власти в результате военного переворота.

В новое время произошёл качественный скачок в менталитете грузинской элиты. Был взят твёрдый курс на услужливое обретение новых друзей – теперь уже на Западе. Внешняя политика полностью меняла ориентацию: благом для Грузии теперь провозглашался полный разрыв с «угнетавшей её имперской» Россией, исторический опыт грузинской нации последних двух веков подвергался шельмованию. Абхазы и осетины, осмелившиеся в начале 90-х гг. объявить о своей независимости, должны быть приведены к покорности огнём и мечом. В данном случае об «угнетении» в Тбилиси никто даже и не заикается. Саакашвили в ответ на вопрос западного журналиста, как же после такой войны осетины и абхазы согласятся прийти к вам, отвечает просто: «А мне не надо, чтобы они приходили. Мы сами к ним придём. Это я вам обещаю!».

В горбачёвскую перестройку чуть не каждый фонарный столб кричал о необходимости «нового мышления»! Чем обернулось это «новое мышление» на бывших пространствах СССР, мы ещё раз увидели в августе этого года, когда грузинские каратели залповыми системами «Град» накрывали осетинские сёла и столицу, давили танками стариков, женщин и детей, забрасывали гранатами бомбоубежища. Для того, чтобы творить такие зверства, надо чудовищно изуродовать души целого поколения!

Возвращение

Россия впервые открыто применила военную силу на постсоветском пространстве за пределами своей территории, чем неслыханно возмутила так называемый цивилизованный мир. Там слишком долго находились под впечатлением собственной победы в холодной войне. Кажется, полностью уверовали в то, что Москва, потерявшая в 1991 году треть своей территории с 25 миллионами этнических русских, увязшая в бесконечных сварах с бывшими республиками, ставшими в одночасье независимыми государствами, бесповоротно обречена на то, чтобы играть подчинённую роль в мировой политике.

Москва слишком долго отряхивала с себя дурман горбачёвско-ельцинско-козыревского очарования Западом, когда во всеуслышание объявлялось: конфликт Восток — Запад имеет чисто идеологическую природу, с отказом России от коммунизма сами собой отпадут и причины для вражды. Парадигма насчитывавшего столетия противостояния Россия— Запад отбрасывалась полностью. Потребовались годы, чтобы новому руководству страны стало ясно: новая Россия нужна Западу как кладовая несметных природных богатств, как центральная ось Евразии, связывающая воедино полмира, наконец, как страна, всё ещё обладающая внушительным ядерным потенциалом. Запад открыто взял курс на геополитическую изоляцию России путём создания вокруг неё буферной зоны из бывших стран Восточной Европы и бывших республик СССР. Так в натовское лукошко сначала упали Польша, Венгрия, Чехия, Румыния, Болгария, Словакия, а затем и Латвия, Литва, Эстония. В очередь поставлены Грузия и Украина.

Мюнхенская речь президента В. Путина означала не просто констатацию этих новых и опасных для России реалий XXI века, что само по себе удивило Запад, тут же возопивший о возврате к «холодной войне». В речи впервые прозвучало, что Россия с этими реалиями не согласна. Теперь, после русско-грузинской войны, абсолютно ясно, что выступление Путина в Мюнхене было не просто декларацией о намерениях, а кардинальным пересмотром внешнеполитической доктрины России на ближайшие десятилетия.

В августе 2008 года Россия определённо встала с колен – пусть пока ещё не как мировая, но уже как сильная региональная держава. Сигнал Москвы был недвусмысленно чётким: остальному миру давалось понять, что отныне без учёта её мнения невозможны такие подвижки в расстановке политических и военных сил на пространствах бывшего СССР, которые вели бы к дальнейшему ухудшению её геополитического положения. Подведена «красная черта» под «демократическими цветными революциями» на пространствах СНГ. Москва, естественно, никогда не приветствовала практикуемый Западом «мягкий» способ внедрения в руководство бывших республик СССР русофобских политиков. Опыт русско-грузинской войны продемонстрировал теперь уже принципиальное изменение: отныне в тех случаях, когда эти политики вздумают перейти границы дозволенного международным правом, отпор России может быть силовым.

Естественно, прецедент Косово был решающим для нового поведения России в отношении Южной Осетии и Абхазии. В феврале этого года Москва приложила огромные дипломатические усилия с тем, чтобы не допустить возникновения в историческом сердце сербского мира албанско-мусульманского Косово. После того, как Запад нагло проигнорировал исторические приличия, нормы нравственности и уважения территориальной целостности Сербии, руки Москвы были развязаны.

 

Пропагандистская война

Попытки Запада создать единый (главным образом политический и пропагандистский) фронт против России на первых порах послужили неприятным фоном для военной операции в Грузии. Самые визгливые из числа ряда стран бывшего советского блока и бывших республик СССР, естественно, отметились в первых рядах «осуждающих» российскую агрессию — они-то шибче прочих смекнули, чем грозит им поведение новой России в будущем. США наконец-то выговорили России за всё. Это они собирались сделать давно, но не решались. На этом дело по большому счёту и кончилось. Потратились на авиабилеты в Тбилиси руководители опереточных государств во главе с «большим братом» из Вашингтона, чтобы поддержать бесноватого Мишико Саакашвили. «Я – грузин, — громогласно провозгласил там президент Эстонии, слизнув формулу Кеннеди «Я – берлинец» почти полувековой давности. Что и говорить, эстонцы — горячие парни, а главное — хорошо помнят исторические фразы. «И я грузин, — поддакнул сенатор Маккейн, отправив в Тбилиси в знак солидарности свою собственную жену Синди.

Вашингтон срочно подписал с Варшавой соглашение о размещении в Польше объектов противоракетной обороны, сразу же согласившись на претензии хитрованцев-поляков в 20 млрд. долл. в порядке компенсации. В ООН, этом пронафталиненном клубе для политических болтунов, поговорили о резолюциях с осуждением России, об отводе российских войск на прежние позиции. Но по прошествии каких-то трёх недель всему миру стало ясно: подкрепить свою пылкую риторику делами Запад отнюдь не собирается – на это у него нет ни желания, ни возможностей. Нужно было как-то реагировать на новые претензии Москвы – они и реагировали самым трафаретным способом. Слова-то этих правдолюбцев недорого стоят, а ввязываться в кавказские разборки на фоне событий в Ираке, Афганистане, своих планов в отношении Ирана, а теперь ещё Пакистана Вашингтону совсем не с руки.

Откровением прозвучало сделанное 22 августа заявление посла США в России Байерли о том, что Вашингтон призывал Грузию не начинать войны против Южной Осетии. Понятно, что это заявление, как говорят дипломаты, полностью не соответствует действительности, однако само по себе оно весьма симптоматично. После многолетнего накачивания военного бюджета Грузии (за 10 лет он вырос в 33 раза), после поставок американских вооружений, часть из которых после конфликта благополучно отошла к России, после проведённых буквально накануне вторжения совместных грузинско-американских маневров фразу посла следует понимать в единственном смысле: Вашингтон открещивается от сокрушительного военного провала грузин, а самого Саакашвили попросту «сливает».

Кто поверит в «необузданную дерзость» этого кинто? Вряд ли стоит сомневаться в том, что в случае успеха устроенной грузинами кровавой бойни в Южной Осетии США нашли бы совсем другие слова. Давно известно: у победы много отцов, поражение всегда остаётся сиротой.

Россия вынесла свой приговор грузинскому руководству: режим в Тбилиси обанкротился, заявил Дмитрий Медведев, а сам Саакашвили  есть не что иное, как «политический труп». Вопрос в одном: как скоро воспримет этот очевидный  приговор так называемое цивилизованное сообщество? В любом случае Саакашвили обречён закончить свою карьеру на политической свалке.

Сегодня же грузинский фюрер, цепляясь за власть, всячески хочет представить Грузию форпостом «свободного мира», ведущим войну с Россией вместо Соединённых Штатов. Всё это, конечно, не более чем бредни политикана, свихнувшегося от перенапряжения. Но пока эти бредни  выгодны для кукловодов Саакашвили, те делают вид, что относятся к ним всерьёз, одновременно старательно перевооружая  грузинскую армию. 

Очевидно, что репутация России, пусть и временно, но пострадала в результате отпора Грузии в Южной Осетии. Поэтому в повестку дня поставлена полная ревизия информационо-пропагандистского аппарата  страны, оказавшегося неготовым на равных вести борьбу с изощрённой, абсолютно аморальной и располагающей колоссальными возможностями пропагандистской машиной Запада. Агитпроповские ошмётки ельцинско-горбачёвской эпохи, подбиравшиеся по принципу высокого градуса лакейства перед Западом,  по-прежнему правят бал  в наших СМИ. Страна отчаянно нуждается в новых молодых  кадрах, свободных от въевшегося в мозги за последние двадцать лет пошлого преклонения  перед Западом. Русско-грузинская война показала, что Россия перестала приносить США тапочки в зубах, сказал один из известных комментаторов.

Теперь это должны сделать те, кто возглавляет и работает в росийских СМИ.

Иначе мы обречены на потерю всего, чего добиваемся сейчас с таким трудом.

 

Медведев

набирает очки

Запад (как, впрочем, и российские либерасты) воочию убедился в том, что все упования на «мягкотелость» и «скрытый либерализм» Д. Медведева и связанные с этим надежды на «большую покладистость» России во внешней политике придётся оставить. Путин и Медведев сработали как лучшие пиарщики России, когда на страну обрушились негодующие вопли с Запада как после войны, так и после признания независимости Южной Осетии и Абхазии. Премьер упирал на нравственно-моральную сторону южноосетинской трагедии на фоне потрясающего цинизма Запада, а президент находил точные слова для оценки драматических событий августа с точки зрения международного права. Излишне говорить, что военная и политическая составляющие августовского сценария были расписаны обоими руководителями по часам.

Очевидно, что Медведев набрал политические очки в глазах общественного мнения России после русско-грузинской войны и после решительного шага в отношении Абхазии и Южной Осетии, который в корне меняет всю политическую конфигурацию на Кавказе.

Тандем Медведев — Путин действовал в августе настолько слаженно, что всем, кто рассчитывал «вбить клин» между бывшим и нынешним президентами, с иллюзиями придётся расстаться. Может, несколько наивны чрезмерные упования Медведева на «международное право» как на якорь, на котором держится современная цивилизация. Уважение к праву в мире сильно пошатнулось после всего, что сделали с ним американцы в последние 16 лет. Но президент прав, раз за разом отсылая западных «партнёров» к основополагающим документам о европейской безопасности, выработанным в ООН, а также к Хельсинкской Декларации СБСЕ 1975 года, о которой вообще не вспоминали лет двадцать. Налицо и понимание того, что восстановление уважения к международному праву без возрождения мощи России, в том числе и военной, вообще невозможно – таковы суровые реалии современного мира.

Верна суворовским заветам

С отрадой можно отметить начавшееся возрождение русской армии. Одно это можно считать почти чудом после многолетних поношений, которым подвергали русскую армию либеральная власть вместе со СМИ, начиная с горбачёвской перестройки. Объявляли, что в новом мире «у России нет врагов», а, стало быть, армия вообще не нужна. Продавали оборонные предприятия иностранцам, запуская их в святая святых любого уважающего себя государства. Представляли армию сбродом уголовников с нравами зоны, героически воспевали всевозможные способы от неё «откосить». Сколько помоев вылили на армию «правозащитники» во время чеченских войн!

Российского лейтенанта без собственной крыши над головой, с неработающей женой унижали грошовой зарплатой. В месяц этот защитник Родины получал столько, сколько какой-нибудь олигарх некоренного происхождения тратил на чашку кофе с ликёром.

Только в последние пять-шесть лет что-то начало меняться в отношении к армии в лучшую сторону – пусть медленно, непоследовательно, но дело сдвинулось с мёртвой точки. Пусть пока закупки российской армией современных вооружений смехотворно малы и ни в коей мере не покрывают её потребностей. Пусть основная часть отечественной оборонной продукции продаётся за рубеж, в том числе и Китаю. Но крепнет надежда на то, что новые руководители страны понимают нужды армии и её непреходящую ценность для России…

А русский солдат, ещё недавно оболганный, униженный и преданный высокими начальниками, остаётся верным заветам Суворова, накрепко связанный с ним генной памятью, самим неискоренимым воздухом русского бытия.

Пусть и не самый достойный противник достался нашей армии в начале августа. Позорное бегство саакашистов под ударами Российской армии в Южной Осетии и Абхазии высветило всю тщету многолетних усилий заокеанских союзников создать в Грузии хотя бы нечто, отдалённо напоминающее боеспособную армию. «Бежали робкие грузины», — рапортовал подпоручик Лермонтов с кавказской войны позапрошлого века. С тех пор, конечно, многое изменилось. Американские инструкторы, старательно потевшие над повышением боевого духа грузинской армии в последние годы, сильно преуспели, пожалуй что, в повышении её мобильности: в одном из августовских боевых эпизодов, с сарказмом вспоминал командир чеченского батальона «Восток» Ямадаев, грузины бежали в одних трусах…

Так или иначе планирование и осуществление боевых операций русской армии в русско-грузинском конфликте заслуживают всяческих похвал.

Виктор ЛИННИК

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: