slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Ухлдят ветераны... Торопитесь, юные, узнать их правду...

Получаю я в своём журнале «Честь Отечества» вот такое послание преподавателя истории Театрально-художественного колледжа № 60 Галины Павловны Бармянцевой: «Традиционно, в начале учебного года, обращаюсь к своим студентам с просьбой написать небольшое сочинение на тему: «Великая Отечественная война в судьбе моей семьи». К сожалению, с каждым годом таких работ становится всё меньше, тем более ценны они для меня, преподавателя истории. Храню их в кабинете истории, зачитываю на уроках, посвящённых Великой Отечественной войне, использую при подготовке интегрированного урока по истории и литературе, который мы с преподавателем литературы И.Л. Власовой, ежегодно проводим с первокурсниками в форме альманаха «Перебирая наши даты...» в преддверии Дня Победы.

Некоторые из этих студенческих работ можно смело назвать рассказом или очерком...»
Об одной из этих работ — студента 2-го курса А. Перунова судите, читатели, сами. Его рассказ-воспоминание приводится полностью: «В этом году много говорится о семидесятилетии Сталинградской битвы. Вот и я снова и снова вспоминаю тот странный сон, в котором я увидел своего прадеда, пропавшего без вести в октябре 1942 года, в самый разгар битвы на Волге.
А началось всё как всегда... В школе на уроке литературы нам задали учить отрывок из поэмы А.Т. Твардовского «Василий Тёркин». Я, как и все ученики нашего класса, узнав, какой «огромный» отрывок придётся учить, сначала возмутился, но выбора у меня не было, учитель сказал – значит надо. Когда пришёл домой, то вообще ничего не хотел учить по одной простой причине — лень. Это скорее даже не причина, а болезнь, которой в наше с вами время страдает чуть ли не каждый подросток. И я говорю это с полной уверенностью в своей правоте, хотя знаю, что «по себе людей не судят».
Но я всё-таки «переборол» себя, то есть свою лень, и взялся учить. На моё удивление, этот отрывок дался мне очень легко. А вот я дошёл до слов:
Переправа, переправа!
Берег левый, берег правый.
Снег шершавый, кромка льда...
Кому память, кому слава,
Кому тёмная вода, —
Ни приметы, ни следа...
Сердце мое почему-то ёкнуло, и я задумался... Ведь мои прадеды тоже погибли на войне, но где?.. Вдруг тоже на переправе? Как это было? Когда? На меня навалилась волна раздумий и размышлений...
Помню, что выучил этот огромный отрывок из поэмы необычайно легко и быстро, строчки сами собой укладывались в моей голове. А когда на следующий день я рассказывал этот ставший для меня почему-то «великим» отрывок из великой поэмы Твардовского в школе, мне казалось, будто слова сами текли из моей души.
Но вернёмся к тому дню, когда я учил этот отрывок. Вечером решил ещё раз себя проверить и рассказать его папе. Закончив рассказывать, я положил книгу на стол, папа взял её в руки, а потом вдруг сказал мне: «Санька, а ведь твои прадеды тоже пали на переправе...». И тут я опять испытал то же чувство... Неужели я был прав? Неужели все мои волнения не случайны? И я начал задавать папе самые глупые и разнообразные вопросы по поводу того, что он об этом знает... В тот вечер он немного мне рассказал, но даже это дало мне богатую пищу для размышлений на всю ночь...
Вот именно так вот просто, можно сказать, само собой возникло решение найти хоть какую-нибудь достоверную документальную информацию о своих предках и точно узнать, что с ними случилось. А как вы думаете, куда отправляется за информацией человек в XXI веке? Разумеется, в Интернет! Тут хотелось бы сказать спасибо нашему государству, что оно создало огромную базу данных о всех участниках Великой Отечественной войны, так называемый ЦАМО (Центральный архив Министерства обороны). К сожалению, в документах ЦАМО нам удалось найти прадеда только по материнской линии. Его звали Кривчиков Григорий Никифорович, и был он 1908 года рождения.
Мы нашли всю возможную информация о нём, даже фотографию книги из военкомата, откуда он был призван на фронт. Мама не удержалась и пошла звонить сестре в Белгород, чтобы она всё спросила у бабушки. Оказалось всё именно так... Бабушка сказала только: «Это он, точно».
Все те чувства, которые я тогда испытал, невозможно передать ни словами в речи, ни на бумаге в рассказе, но тогда я всё же попробовал это сделать, и вот он – результат, прямо перед вами, вы держите его в руках. Вы знаете, что предшествовало рождению этого рассказа, знаете также и то, что тогда, в школе, я не мог точнее выразить свои чувства, мысли, переживания, тревоги. Для меня это память и мой личный опыт, этот рассказ всегда будет хранить в себе события давно прошедшие, но оставившие в моей жизни свой неизгладимый след. Я назвал свой рассказ: «История одной переправы глазами ребенка».
«...Поздний вечер. Тот же день. Мне не спится. Вся голова «забита» раздумьями. Что? Как? Где? Почему? «Детские вопросы.., — подумал я, – а я уже не ребенок...» Понимая, что я совершенно ничего не знаю о войне и это безнадежно, я лег спать.
Эту ночь я не забуду никогда... Точнее, этот сон...
Уже погружаясь в мечту снов, фантазий и размышлений, я вдруг услышал, как где-то тихо поют птицы, слышен треск веток в костре, почувствовал запах дыма и готовившейся походной каши... но все это во тьме... И тут я увидел лес, берег какой-то реки, которая мирно текла в столь не мирное, как я понял позже, время. Река эта была Волга. В уме я прикинул... Волга... наши... немцы... постоянные бои... да это Сталинград! А я только лишь знал, что мой прадед погиб в августе 1942-го... и я подумал... неужели мне суждено увидеть, как всё это было...
Честно говоря, я не помню все отрывки... Я то перескакивал в одно место, то в другое, то в один день, то в другой... Наши войска обороняли город, и поэтому каждый день с одного берега Волги на другой на помощь товарищам переправлялись плоты с бойцами, которых беспощадно бомбили немцы... Вдруг меня перенесло на один из таких плотов... На нём, сбившись в одну «кучку», стояли бойцы... некоторые совсем дети... другие старики... Они курили, разговаривали, делились своей прошлой, дофронтовой жизнью... Словом, делали всё, чтобы не думать о смерти, которая стояла за спиной каждого из них, но они этого не знали... И я не знал...
Плот шёл медленно... вода бесшумно билась о его края... я даже на какое-то время забыл, что я на войне... и вдруг меня потрясли за плечо и весело сказали: «Здорово, брат! Откуда сам будешь?» Я повернулся и замер... я смотрел в глаза этому человеку, который улыбался. Глаза... его глаза... почему-то я почувствовал в них что-то родное, близкое и дорогое сердцу... Я только собрался открыть рот, чтобы поздороваться... Меня оглушил пролетавший самолет... и свист снаряда... Это было прямое попадание... люди... доски... всё смешалось воедино, и вода окрасилась в багровый цвет.
Я с ужасом открыл глаза и подскочил в кровати. Я был весь в поту... на глазах слёзы... сердце билось так, что казалось вот-вот вылетит из груди. Боль... я почувствовал боль и страх каждого, кто находился там, как свой собственный...
Я больше не мог спать... времени было около трёх часов ночи... Я ещё и ещё «прогонял» в голове мысли о том, что я видел. Кто был тот человек? Почему он показался мне родным? Неужели прадед? Я был в замешательстве. Я не знал, что мне делать. Решил выйти на балкон постоять, расслабиться, отвлечься. До утра я уже не спал...»
Вот такой рассказ. Может быть, прочитав его, кому-то также захочется сделать то, что сделал я, а именно – покопаться в архивах и найти информацию о своих родных, близких, пропавших на войне... и найти свою собственную историю.
Посвящаю этот небольшой рассказ не только моим прадедам, но и всем, погибшим или пропавшим без вести в той ужасной войне, не вернувшимся с переправ через Волгу, Волхов, Днепр, Вислу и Одер... кому даже не суждено было успеть вступить в честный бой...
Сам я родился и вырос в семье военнослужащих, мой папа Перунов Владимир Анатольевич – старший прапорщик ФСБ в отставке, мама Перунова Елена Александровна – действующий капитан ФСО, они отдали и продолжают отдавать лучшие годы своей жизни служению Родине, её защите и охране. С детства я воспитывался в обстановке постоянной готовности к обороне своей страны, родителей часто вызывали на учебные тревоги, сначала я не понимал, почему они в течение каких-то нескольких минут надевают форму и надолго уходят из дома. Теперь я понимаю – это для того, чтобы всегда быть готовыми отразить любую внешнюю угрозу, я понимаю это и горжусь своими родителями. Война в нашей в семье — не пустое слово, оно связано с потерей родных на полях Великой Отечественной.
В заключение хотелось бы сказать, что мы должны, нет мы обязаны беречь наших ветеранов, ведь именно благодаря им мы это мы. Мы живем и радуемся жизни. Над нами мирное небо без гула фашистских самолетов, вода в реке прозрачная и голубая, а не багровая от солдатской крови, земля, поросшая цветами и травами, а не обугленная и взрытая снарядами... Мы все это должны помнить!»
В другом сочинении второкурсница А. Клепова рассказывает, как «в начале учебного года на уроке истории мы заполняли анкету: «Что я знаю о битве за Москву?». К сожалению, немногие из нас смогли блеснуть своими знаниями. Из 70 опрошенных студентов лишь половина смогла назвать дату битвы. На вопрос: «Кого из героев Московской битвы вы знаете?» 24 человека смогли вспомнить фамилию хотя бы одного героя этой битвы, только трое назвали имя Зои Космодемьянской. Остальные поставили прочерк... и только в одной анкете было написано: «Мне стыдно, но я не помню ни одного героя». Имя Веры Волошиной не назвал никто...»
Не хочется верить в такое беспамятство нынешних юных, но... из песни слова не выкинешь, увы...
Именно о Волошиной-студентке предложили подготовить доклад к конференции о войне. И она, неожиданно для себя, узнала, что когда-то в детстве с семьей жила в городе Мытищи на улице, носящей имя Веры Волошиной. Дальше вновь предоставим слово самой Клеповой:
«Мой папа был рад съездить со мной по старому адресу. Я прошла по улице Веры Волошиной с каким-то совершенно новым для меня чувством прикосновения к истории страны.
На одном из домов я увидела и сфотографировала мемориальную доску, посвященную В.Д. Волошиной. В 1941 году, когда началась война, Вера была студенткой Института советской кооперативной торговли. Сегодня это Российский университет кооперации.
Вера неоднократно писала заявление, чтобы попасть на фронт. Наконец ее заявление приняли. В октябре 1941 года она была зачислена бойцом в войсковую часть
№ 9903 отдела разведки штаба Западного фронта для работы в тылу врага. В ноябре 1941 года в их разведотдел поступило пополнение. Среди прибывших была вчерашняя московская школьница Зоя Космодемьянская. На свое последнее задание 21 ноября 1941 года они уходили вместе. Однако случилось непредвиденное: их отряд попал под огонь неприятеля и распался на две случайные по составу группы. Так разошлись пути Зои и Веры. Выполняя задание, Вера была тяжело ранена... Долгое время она числилась в списках без вести пропавших. И только благодаря многолетнему поисковому труду писателя Георгия Николаевича Фролова удалось узнать о том, как погибла Вера, и найти её могилу.
Местные жители сообщили писателю, что Вера была повешена немцами 29 ноября 1941 года. Стоя на машине с петлей на шее, она обратилась к немецким солдатам на немецком языке, и после этого первый водитель машины, на которой стояла Вера, отказался трогаться с места. Когда второй водитель сел за руль, машина тронулась, и девушка крикнула: «Прощайте, товарищи!».
В тот же день, 29 ноября 1941 года, в центре деревни Петрищево была повешена и Зоя Космодемьянская. Уже в феврале 1942 года из очерка военного корреспондента Петра Лидова вся страна узнала о месте и времени гибели бесстрашной партизанки Зои Космодемьянской. Она стала первой женщиной, посмертно удостоенной звания Героя Советского Союза. О Вере Волошиной мы узнали спустя долгие годы. Только в 1994 году она была также посмертно удостоена высокого звания Героя Российской Федерации. К сожалению, из миллионов погибших партизан мы знаем имена лишь немногих...
И мой прадед, Мухин Михаил Григорьевич, не вернулся с фронта, и лишь недавно мы с мамой с помощью электронной книги памяти узнали, что он пропал без вести в 1942 году. Другой мой прадед, Щербаков Александр Филиппович, вернувшийся с фронта, воевал на территории Германии.
Давайте читать, узнавать о героях Великой Отечественной войны и рассказывать о них, о тех, кто положил свои жизни ради наших жизней, чьи имена носят улицы, по которым мы ходим и на которых живем».
... Что можно сказать в заключение? Великое дело – разбудить память, генную, дремлющую до поры. И вспоминаются вот такие простые вещи, которые не придумать, но в которых открывается огромная народная правда во многих её сложностях. Вот только почти не остаётся уже дедов-прадедов, спасших тогда мир от коричневой чумы. Безжалостный Хронос ведёт свою жатву. Успевайте, юные, сердцем соприкоснуться с этой великой правдой Великой Отечественной войны! И спасибо мудрым педагогам, помогающим в этом святом деле.
(Печатается в сокращении).
Валентин СВИНИННИКОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: