[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Удавить в объятьях

О Путине милом, простом и великом прекрасную песню слагает народ! «Народ», правда, в основном иностранный или даже просто «странный». Россияне же в основном безмолвствуют. Даже когда слышат в телетрансляции из Госдумы реплику премьера, что у него есть возможность президентствовать и этот срок, и еще один, …если он только захочет. О том, хотят ли этого избиратели, — ни слова.
Вот уже и Борис Березовский, объявивший о создании «Партии возрождения России», с помощью Фейсбука попросил прощения у россиян за то, что «привел к власти будущего алчного тирана и узурпатора, человека, поправшего свободу и остановившего развитие России».
Все остальные исследователи «американских горок» русской истории с ее головокружительными взлетами и полным господством над миром на расстоянии вытянутой руки, вроде бы не сговариваясь, дружно лепят образ «витязя на распутье». Хотя ни один из них не одарен талантом автора бессмертной картины Виктора Васнецова.

В номере Times Literary Supplement от 2 марта профессор истории из Принстонского университета Стивен Коткин отрецензировал аж целых пять (!) новых книг о Путине.
Г. Павловский. «Гениальная власть». — М.: Издательство «Европа», 2011.
Маша Гессен. «Человек без лица: невероятное восхождение Владимира Путина». Riverhead, 2012.
Ангус Роксборо. «Сильный лидер: Владимир Путин и борьба за Россию». Tauris, 2012.
Шон Робертс. «Единая Россия» – партия Путина». Routledge, 2011.
Аллен Линч. «Владимир Путин и российская государственность». Potomac, 2011.
Авторы всех пяти книг склонны считать «феномен Путина» чем-то уникальным. В поисках объяснения они копаются в подробностях его службы в КГБ, случайностях и закономерностях «холодной войны», участником которой был премьер-президент.
Хотя каудильо и хунты вроде правящей ныне в России абсолютно неоригинальны. Такое случалось в самых разных странах, и неоднократно. Когда умирал лидер и «принцы» не могли договориться о разделе власти, они выдвигали невзрачную «шестерку», которой надеялись бесконечно долго управлять. И, как правило, первыми отправлялись в тюрьму или изгнание.
Достаточно взглянуть на Грузию, где г-н Саакашвили установил режим личной власти, где все контролирует крошечная группа приятелей президента и конституция легко меняется по воле президента, а оппозицию прогоняют с улиц дубинками...
Подобные режимы, как острил булгаковский Воланд, «внезапно смертны». Хотя агонию их по мере сил и продляют спецслужбы, налоговая полиция и суды.
Причем Саакашвили только берет пример с США, где после Ричарда Никсона ни одного президента даже не пожурили за нарушения законов собственной страны. Попытка призвать к ответственности Клинтона провалилась… А беспределу Буша-младшего, позволявшего себе и противозаконную слежку за согражданами, и нарушение международных конвенций о недопустимости пыток, администрация Обамы не дала никакой правовой оценки. По сути, одобрив подавление исполнительной властью полномочий законодательной и судебной властей.
Г-н Павловский в своей книге утверждает, что «путинское большинство» охватывает бюджетников, пенсионеров, рабочий класс, бюрократию, спецслужбы и женщин — тех, кто пострадал от ельцинских «реформ». Им якобы кое-что перепало с барского стола в 2000-х годах. Но если выборы 2000 года породили путинское большинство, заключает Павловский, то выборы 2012 года создали «оскорбленное меньшинство»,которому уже мало крох с барского стола.
Г-жа Гессен сходу начинает читателя пугать.
Мол, когда самодовольный демагог Собчак поставил Путина, уже ставшего первым лицом России, в неудобное положение, напомнив подробности, отличающиеся от официальной биографической легенды ВВП, неудавшегося мэра Санкт-Петербурга отравили.
В своей книге решительная дама невозмутимо громоздит лондонские трупы на московские, сваливая в одну кучу и погибшего в Лондоне от полония перебежчика – авантюриста Александра Литвиненко, и журналистов «Новой газеты» Юрия Щекочихина, и Анну Политковскую. Неспособная ничего доказать, Гессен вспоминает еще и многократно описанные до нее кровавые штурмы концертного зала в Москве и школы в Беслане, показавшие, по мнению писучей дамы, неспособность путинского режима бережно относиться к человеческим жизням.
А ликвидацию медиаимперии банкира Гусинского, на которого она когда-то работала, именует не иначе, как «днем, когда погибли СМИ». Не желая вспоминать, что в 1994 году после первого прихода Берлускони к власти в Италии, г-н Гусинский рвался повторить успех своего итальянского коллеги. И ничего хорошего для России из едва не удавшегося государственного переворота получиться в принципе не могло!
Ну, ничего святого у либеральных упырей!
Утверждая, что Путин коррупционер, г-жа Гессен также не может подкрепить свои слова ничем, кроме уже очень старых слухов про якобы принадлежащие премьеру-президенту дворцы и банковские счета. Но при этом она считает несомненным его «ненасытное стремление обладать тем, что по праву принадлежит другим людям».
На страницах ее книги пылко каются и рвут на себе рубахи Борис Березовский, когда-то подтолкнувший никому не известного Путина к вершинам власти, бывший советник Путина по экономике Андрей Илларионов, финансист Уильям Браудер, аплодировавший аресту Ходорковского до момента, пока власть не выжила из страны его собственный инвестиционный фонд.
Завершая свою рецензию, профессор Коткин пишет: «Путин провел 12 лет у кормила правления и, возможно, проведет еще 12 лет. Однако он по-прежнему не знает, как довести Россию до той версии современности, которая нужна стране. Что касается так и не повзрослевшего Медведева, он продолжает предаваться утомительному словоблудию. «Старая модель, которая верой и правдой служила нашему государству последние годы, неплохо служила, и мы все ее защищали — она себя во многом исчерпала», — заявил «одноразовый президент» 17 декабря. Но все его бесконечные призывы к модернизации так ни к чему и не привели?
Аллен Линч  отмечает: Россия хочет говорить с Западом и Китаем с позиции равенства, но не может; она хочет быть полноправным центром влияния, основой Евразийского союза, но тоже не может.
Есть ещё и пророчество Павловского: «На фоне проблем в глобальной экономике Путин проявил себя ещё более самоуверенным и мстительным, чем раньше, и вдобавок лишённым политической ловкости времен своего первого срока. Он отказывается идти на любые уступки, но не способен возродить в стране ощущение будущего и радость приближения к нему».
Сейчас у России мрачный период истории. Но это временно. Поплакали, покаялись, выпустили из себя все негативные эмоции и пошли разминать кулаки, чтоб было в чём каяться в следующий раз. Русская самоуверенность, ярость, предприимчивость, задушевность и неспособность вовремя обидеться показывают лишь одно — с перешедшим из депрессивной в активную фазу русским невозможно договориться. Его невозможно остановить, оскорбить, отвадить, усовестить. Можно только поднять руки и бежать прочь, потому что даже убить самый большой белый народ мира нельзя.
Есть народы умнее, есть народы хитрее, есть народы организованнее, есть народы богаче, есть народы многочисленнее, но нет народа настойчивее.

Михаил КАЗАКОВ.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: