slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Тунис — Каир — Рублёвка — далее везде

 Последнее время мир беспокоят внезапно вспыхнувшие волнения в целом ряде арабских стран. В их причинах и последствиях пусть разбираются специалисты. Нас же интересует один лишь скромный вопрос: как отразятся — и отразятся ли — эти события на нашей далёкой северной стране. Пишут об этом уже многие.
  В целом рассуждения звучат схоже. Многолетняя правящая группа превратилась в клан, сходный с мафиозным, отсюда — произвол, коррупция, беззаконное обогащение небольшой кучки приближённых. А на другом полюсе — скудность существования и полное бесправие большинства народа. И это при внешнем соблюдении признаков якобы «демократического» правления. Таковое неизбежно кончается взрывом, что и случилось на Востоке.

  Возбуждённый постоянными несправедливостями, потеряв всякую надежду на благоразумие власти, народ вышел на улицы. Власти, не привыкшие беседовать со своими подданными на равных, ответили насилием.
  В одной северной стране общественная напряжённость и полное отторжение между верхами и низами проявляется уже давно и довольно отчётливо. Можно, конечно, ещё до поры этого не замечать и даже, по примеру словоблудов, коих не счесть на нашем телевидении, игнорировать тревожные симптомы. Но, надолго ли…
  Например, недавно выяснилось, что руководитель неведомых пока широким массам нанотехнологий получает от государства жалование большее, чем сам президент страны. Возник по данному странноватому случаю даже некоторый шум в наших СМИ. Как-никак Чубайс — отнюдь не Стаханов и никаких рекордов производства не установил. Поговорили-поговорили и что? Перемен в размерах госжалования у чиновника не произошло. Всё осталось, как было.
  Или вот министр Фурсенко упорно внедряет несуразную «реформу» образования, которое сложилось у нас ещё в конце далёких тридцатых годов, выдержало хрущёвские нелепости и брежневский застой, отлично — на зависть другим странам — готовило мастеров науки и производства (и заметим — передовой тогда науки!). Уничтожение традиционной русской образовательной системы — дело, безусловно, гнусное. Общественность единодушно возмущается фурсенковским погромом, но он упорно гнёт свою линию. А президент и правительство вроде бы и ни при чём. Смех, да и только…
  Или возьмём совершенно иную сферу жизни — футбол, любимый спорт в России, последняя оставшаяся утеха миллионов обездоленных русских мужчин. За «реформы» тут весьма ретиво взялся другой Фурсенко. Похоже, теперь в России футбольные матчи станут проходить в январские морозы и февральские метели, а в наше короткое лето игроки и болельщики будут отдыхать. Ну всё как в Западной Европе! Хотя климат Парижа, Мадрида и Рима сильно отличается от московско-питерского. Футбольный календарь в нашей стране тоже сложился не вчера и до сих пор существенным переменам не подвергался. Но нашёлся такой вот самоуверенный выскочка и всё теперь крушит.
  Не станем даже касаться сути подобных новаций, зададимся одним лишь вопросом: обсуждалось ли всё это с народом? Нет, как последнее время водится в нашем царстве-государстве. В лучшем случае собрали кучку придворных чиновников, изобразив «обсуждение».
  Футбольным игрокам, возможно, всё равно — половина из них иностранные наёмники. Ведь наши соотечественники хотят теперь играть только за баксы — спят и видят, как бы их купил какой-нибудь абрамович. Любители же футбола, которые посещают стадионы, своего мнения высказать не смогли. Впрочем, их никто и не спрашивал. Как и по более важным делам во властных эшелонах мнением своего народа интересуются мало.
  Можно долго откладывать решение важнейших общественных задач. Можно принимать решения, похожие на пародию. Например, вместо действенной борьбы с милицейским произволом переодеть всех милиционеров в полицейскую форму. Нельзя лишь откладывать решения бесконечно, ибо в таком случае решать проблемы будут на улицах и площадях.
  Хочется верить, что соответствующие службы докладывают в Кремль о настроениях в народе, дают аналитические оценки складывающейся ситуации. Но насколько это соответствует истине? Ведь психология всякого чиновника такова, что он стремится всё представить начальству в успокоительных тонах. Увы, так было всегда.
  Как-то один крупный чиновник полицейского ведомства направил российскому государю секретный отчёт о тогдашних политических настроениях в обществе. Весьма примечательна дата подготовки документа — поздняя осень 1916 года, за которым шёл революционный 1917 год. Опытный полицейский чиновник со знанием дела обрисовал положение — страна устала от войны, зреет недовольство, но нет ничего похожего на канун событий 1905 года. В верхах армии возмущение Распутиным и его окружением, но это пока разговоры. Рабочее движение относительно незначительно. Вожаки революционных партий в надёжных ссылках или в эмиграции, за ними налажено наблюдение. Крестьянство измучено мобилизациями, ждёт не дождётся решения земельного вопроса, но острых выступлений пока не наблюдается вовсе. Столичная интеллигенция постоянно фрондирует в своих кружках. Это её обычное состояние, но выход на массы ничтожен в сравнении с прошлыми годами.
  Сегодня мы должны признать эти наблюдения в целом верными, но мы знаем также, что через несколько месяцев и государь, и его полицейский чин оказались под арестом. Какое же чудо случилось в тот краткий исторический миг? А никакого чуда, просто по закону жизни количество перешло в качество. И грянул взрыв. Неожиданным он был только для всех участников событий, но неумолимая логика истории его чётко и неотвратимо предсказывала. Ныне это ясно.
  Теперь представьте себе, что тот опытный полицейский чин был бы обязан указать не только противников власти, но и те общественные слои, которые были готовы её поддержать в критическом случае? Он бы оказался в затруднительном положении, ибо сил таких, увы, не имелось. Что и доказал молниеносный и бескровный февральский переворот. Никто власть не защищал, большинство граждан осталось равнодушным к разворачивающимся событиям.
  О том, что случилось дальше со всеми действующими лицами этой истории, вспоминать не будем, но, следует заметить, что тяжкие потрясения коснулись всех.
  Вернёмся, однако, в наши дни. Взять хотя бы обоих Фурсенко — когда их «реформы» доведут-таки людей до ручки и народ выйдет на улицы, кто их защитит? Незавидная участь ждет горе-реформаторов и иже с ними.
  Опасные для нынешней власти «штормы», конечно, не потянутся к нам с юга. Они, скорее, зародятся где-нибудь в районе Манежной. Пока есть еще время избежать этого. Нужно лишь обратиться к насущным нуждам русского народа и этим укрепить основы Государства Российского.
 

Сергей СЕМАНОВ.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: