slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Тихое счастье в медовом раю

Рай-­то, конечно, в деревеньке Вардугино весьма относительный. Природа и воздух вполне соответствуют — не насмотришься, не надышишься. А вот блаженный покой для потомственных пчеловодов — супругов Владимира Михайловича и Галины Витальевны Кондратьевых — разве что к ночи наступает, когда крылатые хозяева пасеки, выполнив дневной план нескончаемых пчелиных работ, прячутся по своим домикам­ульям. Ну и огородные хлопоты с плеч не скинешь, и двух коз с козлятами. Да мало ли в деревне забот — всех не перечислишь...
А самые важные из них «вкус» имеют медовый. Не было бы их, ничего бы не было — переезда на загородные просторы в том числе. Случился он в 70­х годах. В 74­м ушел из жизни дед Галины Витальевны — Василий Федотович Чистяков, житель деревни Павлово в Пыщугском районе, известный на всю округу «пчельник». Остались после него восемнадцать ульев, бросить которые Кондратьевы не решились. Память предков не позволила — так, наверное. В роду каждого по четыре поколения пасечников: отцы, деды, пра­ и прапрадеды. Все восемнадцать однако не потянули — взяли для начала два, самые крепкие. Поставили в саду у родственницы. И три года ездили туда, в деревню Спасское, — опыта набирались. Детский­то подзабылся. Хотя не будь его, времени на освоение пчеловодческой науки потребовалось бы намного больше. А тут и нужным всего оказалось — книгу полезную прочесть. «Пчела и улей» называется, дореволюционного ещё издания. Да, к тому же почти тёзкой написанную — Григорием Петровичем Кандратьевым (одна буква в фамилии не сходится). Нашёл её Владимир Михайлович случайно, у доброго знакомого, тоже пасечника. Проштудировал от корки до корки, воодушевился.
Результат экспресс­обучения ждать себя не заставил. Переехав в Вардугино всё с теми же двумя ульями, решили «расширяться». И за несколько лет довели их число до пятнадцати, а выйдя на заслуженный отдых — уже до пятидесяти! Понятно, что совмещать работу милиционера и бухгалтера (основным местом жительства был до пенсии город) и следить за пчелиным хозяйством — вещи практически несовместимые. Пришлось повременить с глобальным ростом. Но оно того стоило.
Сегодня про «лучшие времена» в семье Кондратьевых вспоминают с восторгом. Пусть спать почти не успевали. Зато и жить, и дышать заново начали. Такого энтузиазма и радости давно не испытывали, с юности, пожалуй. А главное — интересно всё! В мир пчелиный вникать, чудным образом устроенный. Книги книгами, а тут живое, настоящее — летает, жужжит, трудится с рассвета до заката. И удивляет всё время — повадками, непостижимым каким­то разумом. Ну и мёдом, главное — вкуснейшим, собранным с разнотравья... Его тогда столько было, что и раздавать не жалели — друзьям, знакомым, родственникам. Не вредило это бюджету семейному. Клиентов постоянных, продукт с кондратьевской пасеки высоко ценивших за отменный вкус и качество, тоже хватало. Из других районов приезжали, по 20 килограммов, бывало, брали. Потому что знали — именной он, семейный, для поддержки здоровья самый что ни на есть подходящий.
Сегодня это временем доказано. В свои 80 и 75 лет Владимир Михайлович и Галина Витальевна ещё фляги с мёдом (по 60 килограммов каждая) на третий этаж шарьинской квартиры заносят; все садово­пасечное хозяйство сами ведут и чувствуют себя при этом замечательно — с учётом возраста, конечно (не обманешь его).
Почтенный возраст и пасеку заставил сократить — до 20 пчелиных семей. Хотя у многих «пчельников», даже с солидным стажем, больше и не бывало никогда. Тем не менее жизнь здесь кипит по­прежнему. С ранней весны до первого снега «сладкий сезон» продолжается. Начинается он с расчистки ульев от снега, в апогей входит в августе (в период откачки собранного пчёлками меда) и заканчивается в ноябре — как раз к Дню милиции, профессиональному празднику главы семьи.
Самое скучное время — медовое межсезонье. Хотя одиночество Кондратьевым не грозит. Дочь Марина, внучки Катя и Анюта, маленький внук Павлушка, а также шестилетняя правнучка Лида в любое время года их навещают. Но все же на пасеке больше любят гостить. И помогать — мёд, например, в конце лета откачивать. Анюта с Катей профессионально это делают. Наследственность, не иначе. Ну и опыт, конечно. Старшие из юного поколения многое от деда с бабушкой успели перенять. А у Павлика с Лидой всё впереди. Они пока своими, детскими интересами живут — ульи­колоды, например, рассматривают, выдолбленные дедом в еловых, липовых и сосновых стволах — для красоты, с налетом экзотики. И в память о предках, чьи пасеки только так и выглядели до XX века. У каждого домика свой вид и имя. Есть Медведь, Мечта, Гном и даже Знамя России (улей, раскрашенный в цвета нашего флага). Здорово же — ни у кого таких нет!
Здорово и то, что вместе им тепло, тихо и радостно. В медовом раю у кромки леса. Там, где счастье не только возможно, но и вполне достижимо. Если очень его захотеть...
 
Марина Шатрова.
г. Шарья Костромской обл.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: