slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

«Терминал F». Фильм об Эдварде Сноудене

Премьерой в высшей степени увлекательного документального фильма «Терминал F» был дан старт новому проекту — Клубу документального кино RTD. В зале МИА «Россия сегодня» на Зубовском бульваре собрались российские и иностранные журналисты, в президиуме авторы ленты — Джон Гётц, по-немецки спокойный и основательный, Пол-Эрик Хейлбут, датский документалист, похожий на рок-музыканта, а также российский политолог — элегантная Вероника Крашенинникова. Вела встречу журналист РТ Оксана Бойко, раскованная, американизированная, с прекрасным английским языком; лестную рекомендацию ей некогда дал Владимир Путин, назвав её «цепким бойцом» информационного фронта.
У Сноудена были сочувствующие внутри АНБ? Не знаю, входило ли это в замысел создателей, но после просмотра ловишь себя на странной мысли: чудесное избавление Эдварда Сноудена, выскользнувшего из лап всемогущего разведывательного сообщества США, стало возможным, в частности, потому, что в нём нашлись люди, тайно сочувствующие перебежчику или, по крайней мере, смотревшие сквозь пальцы на его «проказы». Трудно чем-то иным объяснить те ляпы, которые допустили американские опера при ловле самого вредоносного в истории американской разведки перебежчика. Иначе приходится признать вопиющий непрофессионализм американских «рыцарей плаща и кинжала» и, как следствие, нечто совсем экстравагантное, а именно: сотрудники знаменитого разоблачительного сайта «Викиликс» оказались изобретательнее, умнее и осведомлённее, нежели американская разведка. «Мы долго собирали информацию о том, что происходит на границе, какое настроение в Китае, что происходило в Москве, что будет, если мы повезём Сноудена через Москву в Латинскую Америку, — делился со зрителями подробностями головокружительного детектива Ассанж. — Он хотел туда. Хотя я ему советовал, что лучше всего ему на самом деле будет в Москве».
Власти США в соответствии с нормами международного права отправили запрос в Гонконг на выдачу им экс-агента АНБ, но то ли впопыхах, то ли нарочно перепутали в ордере его второе имя, указав Эдварда Джеймса Сноудена, а не Эдварда Джозефа, коим он является на самом деле. Для пунктуальных гонконгских властей этой неточности оказалось достаточно, чтобы отказать американцам в его экстрадиции. Ещё один прокол, рассказывается в фильме, случился с паспортом беглеца: США аннулировали его, когда Сноуден уже находился на борту рейса Гонконг — Москва. Поэтому в Гонконге он спокойно прошёл паспортный контроль, а в «Терминал F» аэропорта Шереметьево (отсюда и название фильма) Сноуден уже прибыл как «беспачпортный бродяга в человечестве», почему и застрял там на 39 дней. «В помещении без окон и без душа», — уточняет в фильме Сара Харрисон, юрист «Викиликса», командированная в помощь Сноудену и разделившая с ним дискомфорт аэропортовского заточения. «ФСБ предлагало Сноудену сотрудничество, — продолжала она, — в обмен на политическое убежище и российское гражданство, но он отказался». Лишь после истории с вынужденной посадкой самолёта боливийского президента Моралеса Сноудену был предоставлен вид на жительство в России в обмен на его обещание «не вредить интересам США».
Такова представленная в фильме версия исчезновения Сноудена.
Конечно, в Гонконге и в Москве спецслужбы США вели себя весьма осмотрительно, что вообще-то им не свойственно. На территории Китая и России уязвлённым пиндосам было не до геройства — противостояние спецслужбам сразу двух мощнейших стран мира невольно настраивало на «миролюбивый» лад. Но как только американцы получили информацию о том, что Сноуден собирается вылететь из Москвы в Боливию на самолёте боливийского президента Эво Моралеса, их словно подменили. Благоразумие мгновенно покинуло их, все соображения дипломатического этикета и международного права были отброшены. Европейские страны по окрику из Вашингтона закрыли своё воздушное пространство для президентского борта. Самолёт Моралеса сел в нейтральной Вене, где был обыскан властями Австрии. Сноудена, разумеется, не нашли. А вот информацию о том, что беглец должен следовать на самолёте боливийского президента журналистам «слили» как раз ребята из «Викиликс».
Присутствовавшая на обсуждении фильма посол Боливии в Москве сделала по этому поводу резкое заявление, обвинив Ассанжа в том, что этой «дезой» он «подверг риску жизнь моего президента».
«Никакие спецслужбы не имели касательства к истории Эдварда Сноудена», — специально отметил в своём комментарии к фильму Джулиан Ассанж в ходе телемоста, состоявшегося после показа фильма. «Мы заявляем об этом во всеуслышание, — продолжал он, — поскольку вложили в это немало сил, некоторое количество денег и, понятно, что рисковали. Я 20 лет изучал, главным образом, работу спецслужб США, а также других стран, поскольку для защиты наших журналистов, наших источников и финансовой структуры мы должны разбираться в таких вещах».
«В фильме мы сосредоточились на июне 2013 года, когда Сноуден появился в Гонконге, связался с журналистами британской «Гардиан» и, находясь под всё возрастающим прессингом со стороны правительства США, раздумывал, что делать дальше», — рассказывал Дж. Гётц, чьим коньком в профессии стали как раз журналистские расследования.
«Перед нами маячил большой вопрос, — вспоминает события 2-летней давности Г. Гринуолд, британский корреспондент «Гардиан». — Ведь мы абсолютно не представляли себе, с кем мы собираемся встретиться. Как знать — не беседуем ли мы с каким-нибудь агентом или вроде того? Тогда Сноуден придумал, что он будет держать в руках кубик Рубика. Вот его-то я и высматривал». Он был самый разыскиваемый в мире человек, причем разыскивало его самое могущественное правительство.
«Сноуден большой мастак по части этого кубика, — это уже после обсуждения с плохо скрываемым восхищением заметил вашему корреспонденту Дж. Гётц. — Складывает его за минуту».
Давно замечено, что иностранцы испытывают большое уважение к умению русских играть в шахматы или, скажем, складывать кубик Рубика, который, как хорошо знают в наших широтах, изобрёл венгр.
В поисках
другой стороны
Один из неписаных законов западной журналистики состоит в том, что во всяком сюжете должна быть обязательно представлена «другая, альтернативная точка зрения». Не важно, как соблюдается это требование — как чистая формальность или как форменное издевательство над этой «точкой», но присутствие её необходимо. Вот что говорил об этом один из авторов Дж. Гётц: «Перед началом съёмок самая большая сложность для нас заключалась в том, чтобы найти кого-либо в Вашингтоне, кто согласился бы комментировать историю Сноудена до его прилёта в Шереметьево. Мы наметили 119 человек для интервью, но почти все наотрез отказались разговаривать на эту тему на камеру. В Вашингтоне на неё наложено табу, — продолжал он. — Наконец нам крупно повезло: участвовать в съёмках согласился Майкл Хейден, бывший директором АНБ в начале нулевых годов, который имел самое непосредственное отношение к скандалу вокруг Сноудена».
Мистер Хэйден, как можно заключить, преследовал свои, а точнее, государственные цели США, дав согласие стать одним из героев фильма с весьма щекотливым для американских спецслужб сюжетом. Он должен был представить зрителю «американскую разведку с человеческим лицом». Потому на экране мы видим доброго дядю, смахивающего на доктора из американской глубинки, душевно озабоченного судьбой заблудшей овцы — Сноудена, его высокомерием и гордыней, толкнувшими молодого человека на стезю иудиного греха.
В итоге «Терминал F» представил зрителям заочную дискуссию между бывшим начальником большой «конторы» и дерзким диссидентом внутри неё. Хэйден говорит, что его поразил такой персонаж, как Сноуден, «посчитавший, что можно пренебречь интересами своих коллег, своего руководства, президента и конгресса США, американской судебной системы, чтобы занять некую позицию морального оправдания того, что он сделал. Это типичный случай гордыни».
«Майкл Хейден утверждает, что он защищает американскую конституцию и американские ценности, — говорил в своём комментарии к фильму Гётц. — Но Сноуден утверждает, что делает то же самое. Так что перед нами интересный конфликт между Хейденом и Сноуденом относительно того, кто же прав насчёт того, что следует защищать».
Хотя все правительства занимаются шпионажем, рассказывал Г. Гринуолд в одном из своих интервью, никто из них даже отдалённо не приблизился к уровню Соединённых Штатов, которые действительно хотят полностью контролировать Интернет. Они собирают и хранят информацию, фактически уничтожая право на неприкосновенность частной жизни всех пользователей сети.
В отличие от шпионажа, преследующего определённые цели (слежка за военными объектами, службами безопасности, политическими лидерами, предприятиями, как делают китайцы и в меньшей степени русские), Соединённые Штаты занимаются тотальным шпионажем. Достаточно упомянуть размеры АНБ. В штате работают 30 тысяч человек, а вне штата ещё 50—60 тысяч. Ни одна страна мира не имеет такой армии, которая занималась бы слежкой.
Что же говорить об «американских ценностях», давно покрывшихся пылью? Когда с полвека назад некий человек зачитал в университетской аудитории текст американской конституции, то большинство студентов решили, что им излагают коммунистическую пропаганду.
Что защищает Сноуден?
Итак, Эдвард Сноуден, молодой человек 29 лет. Из старинного американского рода (среди его родственников числятся даже адмиралы). Вырос неподалёку от АНБ, многие его одноклассники — дети сотрудников Агентства национальной безопасности США, самой засекреченной службы электронной разведки с тысячами агентов и многомиллиардным бюджетом, во много раз превышающим бюджет ЦРУ. Этот с виду ещё студент бросает вызов спецслужбам самого мощного в мире государства. Он делится с журналистами британской газеты «Гардиан» частью накопленного им гигантского массива сверхсекретной информации, которая разоблачает незаконную деятельность американского разведывательного спрута, раскинувшего свои щупальца по всему миру, прямо вторгающегося в частную жизнь сотен миллионов на всей планете — простых граждан и знаменитостей, политиков и учёных, законодателей и университетских преподавателей, журналистов, спортсменов и деятелей шоу-бизнеса. Беззаконие и циничное попрание прав человека в ходе этой деятельности давно превзошли всё, что могла представить себе фантазия Замятина, Орвелла и Хаксли.
Ну, а собственно, что нового открывают нам эти разоблачения? Разве что поистине планетарный параноидальный размах электронной слежки и стукачества, переходящий всякие границы разумной необходимости. Из рассекреченных в США документов хорошо известно, что американские спецслужбы десятилетиями следили за каждым, кто хоть что-нибудь представлял собой в Америке. Лауреат Нобелевской премии писатель Эрнест Хемингуэй и любовница братьев Кеннеди, кинодива Мэрилин Монро, король немого кино Чарли Чаплин и шахматный гений Бобби Фишер, лауреат Нобелевской премии мира Мартин Лютер Кинг и мировая кинозвезда Марлен Дитрих — все они были объектами тщательного «изучения». На всех из них годами и десятилетиями собирали пухлые досье (например, «дело» автора «Прощай, оружие» тянуло на 120 страниц). Недавно, например, с треском слетел со своей должности директор ЦРУ пятизвёздный генерал Д. Петреус. Федеральное бюро расследований со вкусом и знанием многих пикантных подробностей отправило наверх отчёт о генеральском адюльтере с своей секретаршей и журналисткой.
Что же двигало Сноуденом — уязвлённые амбиции, высокомерие и гордыня, как утверждает его бывший начальник Хейден? Память о сложном и проблемном детстве? Геростратов комплекс? Или присущее только идеалистам и пророкам обострённое чувство справедливости? Жажда совершить нечто, что тут же, немедленно осчастливит всё человечество?
Под занавес дискуссии удалось задать вопрос и вашему корреспонденту: «Благодарю вас, джентльмены, за прекрасную работу. Одно из несомненных достоинств вашего фильма состоит в том, что вы представили крупным планом портреты двух выдающихся личностей — Ассанжа и Сноудена, бросивших вызов всемирной электронной тирании. А что вы скажете по поводу моих подозрений о том, что нынешнее ухудшение отношений с США началось именно со скандала со Сноуденом, а не с украинского кризиса?».
Ответы Ассанжа и Гётца свелись к тому, что расхождения между Россией и США были обозначены ещё в Мюнхенской речи Владимира Путина в 2007 году. Поэтому ничего нового в этом смысле фильм о Сноудене не сообщает.
С этим можно согласиться. Удивителен этот фильм немецкого и датского документалистов и журналистов Джона Гётца и Пола-Эрика Хейлбута. В их послужном списке фильмы, которые были дважды отмечены наградами и призами на различных показах и фестивалях. Но лента «Терминал F» займёт особое место в их творческой биографии, ибо это — не просто честная и объективная документалистика. Это — при практически полном отсутствии в сценарии патетики и пафоса, морализаторства, сильных эмоций и страстей — ясно заявленная гражданская позиция авторов и их сторонников во всём мире.
У авторов получился увлекательный детектив, в основе которого — борьба между добром и злом, и в финале которого — конечное посрамление тех, кто стоит на стороне неправды, и моральное торжество тех, кто бьётся за истину в интересах людей. Молчаливого большинства, которое, по словам Дж. Ассанжа, всё равно разделяет общегуманистический пафос документальной ленты: в битве между Левиафаном государства и личностью побеждает всё равно человек! Давид всё равно посрамляет Голиафа, и вся гигантская мощь разведывательного сообщества западного мира оказывается бессильной перед мужеством одиночек, бросающих ему вызов. Таких, как ефрейтор американской армии Челси Мэннинг, передавший Ассанжу сотни тысяч секретных документов министерства обороны и госдепартамента США и уже несколько лет томящийся в американских застенках. Таких, как группа людей, основавших сайт «Викиликс» во главе с Ассанжем, запертым в четырёх стенах особняка посольства Эквадора в Лондоне. Британская полиция неусыпно следит за ним 24 часа в сутки, в случае выхода за территорию посольства Ассанж будет немедленно арестован и выдан США, где его ждёт либо пожизненное заключение, либо смертная казнь.
Уже после обсуждения один из зрителей в разговоре со мной попытался поставить знак равенства между Сноуденом и Гордиевским, полковником КГБ, завербованным британцами более 40 лет назад и сумевшим бежать на остров в багажнике автомобиля. Мол, предательство повсюду предательство, и его героизация никогда ни к чему путному не приводила. Что сказать на это? Можно ли сравнивать 29-летнего идеалиста, сотрудника американского АНБ, которому открылась вся бездна беззакония в стране, выдающей себя за светоч демократии в мире, и продавшегося за 30 фунтов члена КПСС и резидента советской разведки в Лондоне? К тому же мотивация этих двух людей у них сильно разнится.
Суть позиции Сноудена в том, что одна страна, используя любые предлоги и поводы, присвоила себе право быть не только мировым полисменом, что известно давно, но и всемирным стукачом, что случилось недавно в связи с колоссально возросшими возможностями электронной разведки и сыска в эпоху информационной революции. Вторжение в личную жизнь, нарушение тайны переписки, беспрецедентное сужение пространства свободы индивида, ежеминутный, длящийся десятилетиями мониторинг и контроль за личной, общественной и политической деятельностью своих и чужих граждан, — вот что стало эталоном деятельности спецслужб США с их доблестными «рыцарями плаща и кинжала».
Почему-то давно забыто, что подобная деятельность противозаконна, антиконституционна и подлежит уголовному наказанию и моральному осуждению…
 
Виктор ЛИННИК

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: