slovolink@yandex.ru

Таис Жаспар Легенда трёх стран

Журналист Елена Рыбина, художник Константин Крылов. художник Таис Жаспар на выставке "Сокровища Тутунхамона в Киеве", 1975 г.В Киеве о ней ходили легенды, обраставшие нелепицами, фантазиями, неимоверными приключениями. Из этого вороха нагромождений и выдумок ясно было одно: женщина эта действительно необыкновенная, с яркой жизнью и удивительной судьбой.
Вспоминаю нашу первую встречу. В дом вошла женщина невысокого роста, хорошо сложенная и со вкусом одетая. В Киеве тогда мало кто носил шляпы. Она носила их в любое время года, так же, как и чулки. Она всегда была изысканно элегантна. Мы проговорили несколько часов, Таис рассказывала о своей жизни в Шанхае и Париже. Это была самая увлекательная история, которую я узнала. Между нами сразу возникла духовная связь и взаимопонимание с полуслова. Она сказала: «Я буду называть вас Элен. Вам очень идёт это имя. Не возражаете?» «Конечно нет», — ответила я. С ней было очень легко, я могла слушать её часами. Потом к нашей беседе присоединился мой муж Валентин. Она стала другом нашей семьи с первой встречи и навсегда.
Я точно знаю, что если жизненный опыт человека, его знания, богатство натуры и любознательность вызывают интерес у собеседников, то возраст никогда не бывает помехой. Так случилось и у нас с Валентином при знакомстве с замечательным человеком и художником Таисией Жаспар.
Родители её — дворяне. Отец — капитан первого ранга Павел Филиппович. Родилась она в Тобольске, в Сибири. Когда произошла Октябрьская революция, ей было всего 5 лет, 2 года младшей сестре Нине. Семья эмигрировала в Китай. Вначале поселились в Харбине. Но случилась трагедия: капитан нанялся на службу на судно, требовал строжайшей дисциплины от команды и наказывал за малейшие нарушения. Один из матросов из мести пырнул его ножом в сердце. После этой трагедии мать с двумя дочерями переехала в Шанхай.
В Шанхае была большая русская колония, состоявшая в основном из эмигрантов. Ещё в Харбине у неё проявилась способность к рисованию, она стала посещать известную студию Степанова, где обучалась живописи. В Шанхае продолжила обучение в студии М.А. Кичигина и В.С. Подгурского. Таис выделялась среди студентов своей красотой. Сохранился её портрет, написанный студийцем, влюблённым в неё. Этот портрет очаровательной молодой женщины мне подарил её второй муж художник Константин Крылов уже после смерти Таис.
В студии она познакомилась с Лилей, ставшей впоследствии женой Александра Вертинского.
Таис стала мастером портрета. В 1937 г. во французском посольстве в Шанхае состоялась персональная выставка 25-летней художницы, которая произвела фурор.
В этом же году она вышла замуж за Андре Жаспара, военного атташе Франции в Китае, двоюродного брата Шарля де Голля.
Портрет Шарля де Голля её работы демонстрировался на выставках и был одобрен будущим президентом Франции и его семьёй.
Портрет Мао Цзэдуна так же, как и портрет великого китайского революционера Сунь Ятсена, написанные ею, хранятся в Китае. С его женой Сун Цинлин, известной просветительницей, Таис подружилась. Когда она вернулась на родину в Советский Союз, продолжала с ней переписываться (на китайском языке!). Впоследствии Константин Крылов написал замечательный портрет Сун Цинлин, который украшает посвящённый ей музей в Пекине.
Я видела этот портрет, он встречает посетителей прямо у входа. Живая усмешка и взгляд, полный любви и доброты, обращённый к посетителям. В то время коллектив музея готовился к 100-летию со дня её рождения и пригласил на это событие автора портрета. Именно тогда Константин Алексеевич и подарил мне чудесный портрет молодой Таис. Он сказал: «Таис любила вас, и я хочу, чтобы её портрет хранился в вашем доме».
Таис Жаспар вела большую общественную деятельность в Китае, она принимала активное участие в формировании «поездов Дружбы» из Китая в Советский Союз, в помощь фронту. Груз состоял по большей части из медикаментов, перевязочных материалов, медицинских приборов, шприцев и капельниц.
30 лет Таис Жаспар прожила в Китае, она полюбила эту страну, считала её великой и предрекала китайскому народу большое будущее.
В конце 40-х гг. Таис Жаспар со своим мужем Андре переехала в Париж, а в начале 50-х вернулась в СССР и поселилась в Киеве.
После внезапной смерти Андре Жаспара семья де Голлей передала ей в наследство коллекцию китайского искусства, собранную её мужем. Таис преподнесла эту коллекцию в дар Советскому правительству. Теперь она находится в музее Западного и Восточного искусства в Киеве. От украинского правительства Таис получила трёхкомнатную квартиру в центре Киева в доме на 4-м этаже без лифта. В 1952 г. вышла замуж за известного украинского художника Крылова. Произведения Константина Алексеевича Крылова и Таис Жаспар представлены в многочисленных музейных галереях и частных собраниях на Украине и за её пределами, в частности, в Италии.
Когда президент Франции Шарль де Голль собирался посетить Киев, его спросили, что бы он хотел увидеть в столице Украины. «В первую очередь, свою кузину Таис Жаспар, жену моего двоюродного брата», — ответил он.
Накануне визита президента все подъезды к дому Таис по улице Мечникова были заасфальтированы в ожидании высокого гостя. Но поездка не состоялась. Зато через 15 лет приехал племянник Шарля де Голля — Бернар де Голль,
копия дядюшки. Таис мне позвонила и сообщила, что Бернар очень хочет увидеть коллекцию Жаспара, ибо рассматривает её как дружеский дар Франции Советскому Союзу.
Втроем — Бернар, Таис и я — мы отправились в музей на улице Репина. Экскурсия вышла увлекательной, из запасников достали большую часть коллекции. Бернар комментировал нам чуть ли не каждую картину необычной живописи IX–XV веков. Особое восхищение вызвали нефритовые фигурки. Я взяла у него интервью, рассказала о посещении музея. Статья была опубликована, Таис перевела её и отправила во Францию Бернару. В ответ он прислал мне благодарственное письмо.
Прошло тридцать лет… Я часто бываю во Франции. От французских друзей узнала, что Бернар де Голль написал книгу «Мой дядюшка Шарль» о легендарном генерале-президенте. Книга пользуется большим успехом. А перед моими глазами до сих пор та встреча в Киеве и Бернар де Голль, так удивительно похожий на своего дядюшку Шарля. Желаю ему здоровья и долгих, долгих лет!
Таис часто бывала у нас в гостях, она всегда была очень внимательна и участлива к любому проявлению детской неординарности. Восхитилась музыкальным талантом моего племянника. Заметив у моей дочери способности к языкам, сама предложила заниматься с ней французским.
Ещё в Шанхае Таисия Павловна познакомилась с Александром Вертинским, который посвятил ей романс «Дорогая моя пропажа»:
«Самой нежной любви
наступает конец,
Бесконечной тоски
обрывается пряжа.
Что мне делать с тобой
и с собой наконец
Как тебя позабыть,
дорогая пропажа?»
А дружба с его женой Лилей продолжалась и после того, как они обе переехали в Советский Союз.
Однажды Таис мне позвонила и сказала, что хочет прийти с Анастасией Вертинской, дочерью своих друзей. Пришли втроём: Таис, Анастасия и Ирина Губанова, бывшая вторая жена Сергея Гурзо. Настю Вертинскую мы знали по её ролям в кино, которые принесли ей славу и признание зрителей. У Таис Жаспар было чутьё на талантливых людей. О Насте она говорила, что та очень одарена и ещё не раскрыла всех граней своего таланта. Её работы в кино говорили об этом.
В жизни Настя оказалась ещё привлекательнее, чем на экране: изящная, стройная, искренняя и непосредственная. Настя сразу почувствовала атмосферу нашей квартиры, её дух открытости, доброжелательности, свободы и уважения к личности гостя. Мы с мужем их радушно приняли. Поначалу она мне показалось довольно сдержанной и закрытой, но уже через несколько минут, слово за слово (тон задавала Таис Жаспар – подруга матери) я увидела другую Настю, искреннюю, естественную, очаровательную. Мы провели замечательный вечер! Я вспомнила об этой встрече, когда увидела фильм «Безымянная звезда». Женственность, хрупкость, изящество Анастасии создали очаровательный образ Моны. Я считаю, это её лучшая роль, в которой она полностью раскрыла себя.
Таис отличалась чуткостью к людям, всегда была готова прийти им на помощь. Как-то дверь ей открыла жена моего брата Раечка. Таис сразу заметила, что на ней нет лица. «Что случилось?» — даже не поздоровавшись, спросила она. «С папой беда, — ответила Раечка, и расплакалась, — не знаю к кому обратиться». Таис тут же сняла трубку и позвонила Федору Родионовичу Богданову. Уже через час была назначена консультация, на которой был поставлен диагноз. Последующая операция продлила Евгению Владимировичу, Раиному отцу, жизнь на десять лет. Раечка выполнила ещё один совет Таис Жаспар – она пошла во Владимирский собор и поставила свечку Пантелеймону-целителю и прочитала молитву. Таис была глубоко верующим человеком. Она никому не навязывала своих убеждений, но к её советам прислушивались.
Во время гастролей Московского театра имени Маяковского я познакомила Таис с Татьяной Дорониной. Это было в 1976 году. Нам было интересно друг с другом, тем более что в последующие годы Татьяна Васильевна часто приезжала в Киев с концертами и спектаклями, и потом встречи у нас дома длились до утра. Мы не пропускали ни одного её выступления. Таисия Павловна хотела написать портрет актрисы. Она всегда говорила: «Талант и красота – это редкое сочетание, а здесь ещё и глубина натуры, её цельность, целеустремлённость». Она делала наброски, работала над этюдами. Но не сложилось…
В 1977 году театр имени Маяковского привёз спектакль по пьесе Роберта Болта «Да здравствует королева, виват!». Театр имени Франко, где шли спектакли, брали штурмом. Мы, новые друзья Татьяны Дорониной, смотрели этот спектакль не один раз и были потрясены игрой актрисы — её мгновенным перевоплощением из одного образа в другой. Мы понимали, какое это титаническое напряжение. Нам хотелось, чтобы после гастролей Татьяна Доронина отдохнула в одном из киевских санаториев, а мы бы её навещали и продлили наше общение. Выполнить эту задачу взялась Таис. Она хорошо знала начальника 4-го Управления Лечсанупра Тернового. Приехала к нему и восторженно рассказала о спектакле. О том, что впервые в мире одна актриса в одном спектакле играет двух королев, таких непохожих ни внешностью, ни характером — Марию Стюарт и Елизавету I Английскую. И играет гениально.
Терновой посмотрел спектакль и позвонил Таис с предложением Дорониной отдохнуть после гастролей в санатории «Конча-Заспа». Мы были счастливы и навещали Татьяну через день.
Вокруг Таис Жаспар всегда было много людей, но лишь немногие могли назвать себя её друзьями. Среди последних был известный профессор-ортопед Фёдор Родионович Богданов, красивый, высокий, статный, обходительный человек, с которым всегда было интересно. Он часто устраивал приёмы для своих друзей. И приглашённые дорожили его вниманием и дружбой. Это были талантливые, выдающиеся люди, творящие эпоху.
Жена его погибла в автокатастрофе, и он всегда просил Таис Жаспар быть хозяйкой на этих вечерах. Здесь бывал цвет научной и театральной жизни: оперная певица Евгения Мирошниченко, профессор В.Е. Шевалев — любимый ученик академика Филатова, профессор Н.М. Амосов, знаменитый нейрохирург профессор Ромоданов и другие интересные люди. На одном из таких приёмов был легендарный летчик, дважды Герой Советского Союза, Владимир Дмитриевич Лавриненков со своей красавицей-женой Евдокией. Мы как-то сразу потянулись друг к другу. С того вечера началась дружба моей семьи с семьей Лавриненковых, которая продолжается до сих пор.
Вспоминаю последний приём у Фёдора Родионовича Богданова, этого необыкновенного человека. Он уже был смертельно болен и знал, что дни его сочтены. Созвал своих друзей. Проститься. Он уже не мог встать и сесть за стол, и лежал в кабинете. Друзья заходили к нему с бокалами по-
очерёдно, как бы прощаясь с ним и продолжали общаться за столом. Все понимали, что это — последний вечер у профессора Богданова, что он устроил друзьям поминки по самому себе. Через пять дней его не стало. Многие киевляне до сих пор помнят этого незаурядного человека.
Таисия Павловна каждый год навещала детей своей родной сестры Нины, которые жили в Катании, на Сицилии. Она любила своих племянников, а они часто гостили в Киеве. Когда Таис со своим мужем, Константином Алексеевичем, уезжала в Италию, мы их провожали. А в Италии их уже ожидали желающие заказать свои портреты у выдающихся художников. Выставки их работ становились событием в культурной жизни Италии. Она мне оттуда писала увлекательные рассказы об их пребывании на Сицилии.
У Таис не было своих детей. Она привязалась к моим, Андрею и Кате, и написала их портреты. Портрет Андрея — в возрасте 14 лет, а Кате было шесть с половиной. Мой портрет и портрет Андрея купило министерство культуры Украины, а с Катиным мы не захотели расставаться и оставили дома. Когда я спросила недавно Андрея, какой он помнит Таисию Павловну, он сказал: «Она была светлым человеком».
Константин Алексеевич Крылов тоже написал мой портрет и Валентина, и как-то раз, вернувшись из Сицилии, подарил нам свою работу. Однажды, уже в 90-х годах, ко мне пришла приятельница с женщиной, немного старше её. Представила. Она оказалась директором одной из киевских школ и женой композитора Степана Сабодаша. С интересом рассматривала картины, висевшие на стенах, а потом сказала: «Вы знаете, в моем кабинете русской литературы в школе висит хороший портрет работы Таис Жаспар «Журналистка». Все, кто приходит в школу — гости, родители, — всегда заходят в кабинет посмотреть на этот портрет». Потом, вглядевшись в меня, всплеснула руками: «Господи, да это же вы! Живая!». Так я узнала, что мой портрет находится в 87-й школе.
Портреты работы Таис Жаспар украшали все выставки, проходившие в Советском Союзе и Италии. Но помимо творчества она занималась и большой общественной деятельностью в Союзе художников Украины. В 1974 году была избрана председателем жилищной комиссии Союза художников и за годы работы очень многим помогла улучшить жилищные условия.
Её портрет писательницы Валерии Врублевской произвел большое впечатление на выставке в Киеве в 1984. Портрет написан сангиной и сепией, которые выразительно оттеняют друг дуга. Сепия придаёт чёткость линиям, сангина – живую теплоту, создавая контраст в едином целом. Гениальные художники эпохи возрождения Леонардо да Винчи, Рафаэль Санти, Микеланджело Буонарроти, Андреа дель Сарто и другие мастера отдавали предпочтение сангине в своих рисунках как наиболее эластичному, живому материалу, передававшему тепло кожи, тела. Сангина лепит форму, и благодаря ей художник может создать самый тонкий и изысканный рисунок. Сангина не поддаётся действию времени: не выцветает, не тускнеет.
Я видела в Будапеште, в Национальном музее изобразительных искусств, «Этюд голов воинов» Леонардо да Винчи. Меня поразил рисунок, сохранивший свежесть спустя несколько столетий.
Таис Жаспар работала и пастелью, и маслом, писала пейзажи, натюрморты. Но предпочтение отдавала сангине. Её портреты привлекают особой, твёрдой манерой письма, энергией линий рисунка. Острота психологических характеристик, сдержанное звучание основных тонов, тонкое проникновение в настроение модели – вот характерные черты её творчества.
Таисия Павловна Жаспар не только талантливый художник, человек, проживший большую, интересную жизнь, много видевший, много знающий и сохранивший молодость души и облика. Богатство её натуры и поэтическое восприятие жизни проявлялось во всём, что она творила: будь то живопись, проза или стихи. Она свободно владела четырьмя языками — китайским, французским, итальянским, английским. На её стихи композиторы писали музыку, её книга детских рассказов о Сицилии переведена на многие языки.
Дарить людям прекрасное – что может сравниться с этим бесценным даром, что может быть лучше?!
В тот недоброй памяти 1986 чернобыльский год, когда ушёл из жизни мой муж Валентин, в августе Таис отдыхала в «Конче-Заспе». Ей говорили, что радиация осела на деревьях, в лесах и парках Киева и что не нужно находиться долго в таких местах. Она улыбалась и отвечала: «Ничего со мной не случится. Я радиации не боюсь». В конце лета она заболела, осенью попала в больницу, сердце сдавало быстро. Немного подлечили и выписали домой. Я пришла её навестить, настроение у неё было хорошее. Но я видела, что её утомляют длительные беседы и посещения. 18 октября ей исполнилось 74 года, а в ноябре участились сердечные приступы. 25 ноября во вторник её не стало. Врачи говорили, что сосуды рвались как бумага и это следствие радиации. На следующий день позвонила хорошая знакомая и спросила меня: «Лена, что с Таисией Павловной?». Я ответила: «Таисия Павловна вчера умерла». И услышала в трубке: «Мне приснился сегодня сон: Валентин Сергеевич в красивом костюме ведёт под руку Таисию Павловну, как всегда элегантную, в тёмной шляпе». Я сказала, что они ушли в одно число и в один день недели – вторник, и я знаю, что они там встретились. Потому что совпадений таких не бывает.
Ничего случайного
в мире не случается,
Все идёт по кругу –
смертью замыкается…
Очень тяжело терять близких, любимых… Даже если веришь, что встретишься с ними в другой жизни…
 
Елена РЫБИНА-КОСОВА
Фото из архива автора.
 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: