slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Сокровенное и откровенное поэта Владимира нечаева

В этой книге меня поразило не столько авторское «сокровенное», хотя книга так и называется, сколько откровенное, причем и авторское и читательское.
Перед началом презентации новой книги стихов Владимира Нечаева «Сокровенное» (М., «Российский писатель», 2017) автор написал на доске сначала две цифры: «1917—1957». Позже допишет другие цифры-годы и вспомнит поэта Велимира Хлебникова, вычислившего закономерность падения империй и окончания эпох, а пока были только эти две даты, и одна из них — 1957 — означала год рождения самого Владимира Нечаева, ему 60.
А еще — год запуска первого искусственного спутника Земли. «Я родился — спутник запустили», — написал в одном из стихотворений Владимир Нечаев, давая понять, что это предопределило его вечный интерес к космосу. И в этот вечер о космосе говорили много, и не только как физическом объекте...
«Значителен день нашего рождения, появления на свет, ибо всё еще будет, всё впереди, как обещание. Значительны и часы перехода в мир иной, определяющие качество посмертной жизни. А что же здешнее проживание человека – промельк, пунктир, дефис, оханье поскользнувшегося, ругань, сетованье да попытки оправдаться, да жажда комфорта – это пресловутое «чтобы как у всех». Как мало здесь раскаяния и прозрений, поступков и ярких находок, как мало молитв! И нет мира в душе, нет тишины. А ведь «Царство Божие внутри нас есть!» Услышав это, впору оторопеть, задуматься».
Это цитата из книги. Но это не проза, как может показаться. Это лирико-философская новелла, раскрывающая или дополняющая предшествующее ей стихотворение. Вот оно, всего восемь строк:
От первого снега в распадках судьбы
До рваного следа на тонком покрове,
От тёмного глаза поющей трубы
Загонщиков грубых –
до стынущей крови.
От грехопаденья в искусе до дня,
Когда чище лепета позднее слово,
От чаши в руке ослабевшей до дна,
От охры на чёрном –
до смертной обновы.
Неправда ли, и прозаический, и стихотворный тексты дополняют друг друга. Книга «Сокровенное» так и построена: слева – поэзия, справа – проза на ту же тему. Недопоймешь левую страничку, читай справа, и наоборот. После прочтения того, а затем другого текста впечатление от прочитанного усиливается, откровение углубляется.
Владимир Нечаев уже с первой книги, а это был 1992 год, показал себя новатором. Во всяком случае, на камчатском литературном поле. Книга была совсем маленькой и называлась «Золотые звери». Но несла в себе много человечного, отнюдь не звериного и уж точно не золотого, и заставляла не просто скользить по строчкам, а запинаться, думать.
А открывалась первая книга стихотворением «Как гулок ветер в кронах тополей…» Оно так и останется для Владимира Нечаева отправным в мир духовности, дорогу к которому он упорно искал. Позже он назовет это стихотворение «Язычник» и именно им откроет и нынешнюю книгу «Сокровенное». А на презентации признается, что действительно был тогда язычником. То есть он, как и русский народ, проделал нелегкий путь от язычества к православию. Сначала его потрясала синь и глубина неба, чарующие душу и сердце пейзажи, он поклонялся Природе, восхищался ею, боготворил, пока не понял, что всё это – Он. Даже в той, первой книжечке, Владимир Нечаев духовно растет от стихотворения к стихотворению и заканчивает книгу словами:
И мы, слукавившие, смертны.
Уносит мерное теченье…
Когда б не альт грозящей смерти –
На что нам было б искупленье.
Именно в этом новаторство камчатского (тогда еще сугубо камчатского) поэта Нечаева. Он первым показал читателю дорогу к Нему, к истине, к правде. Не повёл за собой, да это и не дело поэта, но показал.
В следующей книге «Россия, с печалью…» (1995) Владимир Нечаев уже новаторствует в форме и называет свою книгу «опытом приближений». Приближений к чему? Думается, к большому творчеству. Недаром автор заканчивает вторую книгу такой вот миниатюрой: «…жил человек или был, да написал Книгу. Потом человек написал книги, книги и книги, пока, наконец, не догадался, как пишутся, собственно, книги. На этом всё и закончилось, если бы не началось…».
Вот главное: «если бы не началось». И началось!
А новаторство заключалось в том, что автор построил книгу так, чтобы главы начинались и заканчивались прозаическими новеллами. То есть это тот опыт, который со временем разовьется и будет применен в книге «Сокровенное».
Заметной и важной в творческой биографии Владимира Нечаева стала книга «Утешитель» (2003). На ее презентацию был приглашен тогдашний камчатский владыка архиепископ Игнатий Пологрудов. Одно это говорит о том, что автор уже далеко не язычник, он почитает Имя Сущее и не боится вынести на обложку высокое слово «Утешитель».
Затем стали появляться прозаические произведения Владимира Нечаева. Это были небольшие рассказы и эссе. А в 2009 году вышла книга «Исследование дома».
«Удачный выстрел забудешь не скоро». Так начинается один из рассказов этой книги Владимира Нечаева. Эти слова в полной мере можно отнести к самой книге – выстрел был удачным. Поэту легко покорилась проза, окрасившись поэтическими метафорами и философской недосказанностью. Думается, она полюбилась читателю.
И вот – «Сокровенное». Пятьдесят два восьмистишия и столько же параллельных им новелл.
На каждой странице новой книги Владимира Нечаева «Сокровенное» можно «буксовать и буксовать», вдумываясь в строчки. От язычника до вдумчивого христианина и великолепного поэта вырос Владимир Нечаев на наших глазах. Ему 60, и мы поздравляем его с этой датой, подчеркивающей зрелость человека. И писателя.
 
Александр СМЫШЛЯЕВ.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: