slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Следы на минеральной воде

Разговоры о том, как скажется на нашей жизни пока ещё только разрабатываемый федеральный закон о курортном регионе КавМинВоды, потеснили на Ставрополье даже тему скачущих цен на продукты питания. Вроде бы никто принципиально не возражает против необходимости законодательно отрегулировать множество болезненных проблем… Но, как в любом лечении во время «консилиума», у «постели больного» сталкиваются мнения и бушуют страсти.
Согласно поручению председателя Совета Федерации РФ Валентины Матвиенко, ответственность за разработку проекта закона была возложена на Министерство по делам Северного Кавказа. По имеющейся информации, проект закона должен быть внесён в Государственную думу РФ в апреле 2015 года. Если за точку отсчёта принять 18 июня 2014 года, когда данная проблема впервые была озвучена с высокой трибуны Совета Федерации, пройдёт ровно девять месяцев. Но есть ли уверенность в том, что «новорожденный» законопроект, вырастая из эмбриона, не подцепил каких-либо заболеваний, «не совместимых с нормальной жизнью»?!

Пока обсуждаемые не слишком широким кругом заинтересованных лиц проекты федерального закона не только не вселяют оптимизма по поводу безоблачного будущего единственного в России особо охраняемого эколого-курортного региона, но порождают новые вопросы и наводят на грустные размышления.
Первоначальный вариант законопроекта вызвал резкую критику экспертного сообщества, с трудом понявшего, откуда что взялось в этом тексте, половина которого посвящена детальному описанию создания и функционирования «медицинского лечебно-оздоровительного кластера». А вот определению статуса, правовым и экономическим основам создания и функционирования уникального эколого-курортного региона Кавказские Минеральные Воды уделили в четыре раза меньше и объёма и внимания. Разработчики резко углубились в сугубо медицинскую проблематику, отводя санаторно-курортному лечению и профилактике вспомогательную роль. А ведь уже более двух столетий территория Кавказских Минеральных Вод была и, есть надежда, останется впредь единственным местом, где миллионы наших сограждан получали и получают исцеление под воздействием природных лечебных факторов, а не пилюль и прочих медицинских «прелестей».
Не уделяя должного внимания проведению государственного мониторинга состояния недр, законопроект предполагал поощрять строительство новых объектов, которые составили бы «медицинский кластер». Никто даже не пытался задуматься, а выдержит ли резко выросшую антропогенную нагрузку хрупкая экосистема Кавказских Минеральных Вод?!
Да и как отреагируют на новое строительство подземные источники минеральных вод?!
Почему-то авторы подзабыли, что их сочинение называется «Закон об особо охраняемом эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды». В нём оказалось крайне мало «курортного» и уж тем более «экологического».
Вроде бы первые замечания были приняты к сведению.
Но появившаяся вскоре новая версия проекта федерального закона о КМВ повергла всех, кому удалось с ней ознакомиться, в ещё большее уныние. Если в первом варианте проблемам жителей региона уделяли около десяти процентов текста, то в новом вся проблематика Кавказских МинВод «втиснулась» в целых десять строк!
И хоть название оставалось прежним, гораздо правильнее его было бы назвать законопроект «О медицинском лечебно-оздоровительном кластере Кавказские Минеральные Воды». В нём уже не было и следа от попыток определить статус, правовые и экономические основы функционирования курортного региона. Не нашлось места для самого термина «Кавказские Минеральные Воды», для определения границ курортного региона, особых требований к ведению на курортах хозяйственной деятельности.
Зато появилось предложение — «компанию, управляющую «медицинским кластером», создавать в форме акционерного общества».
Полномочия управляющей компании якобы необходимо резко расширить вплоть до заключения (от лица государства) концессионных соглашений. Не только с отечественными, но и с зарубежными юридическими и физическими лицами.
В то же время полномочия правительства Ставропольского края влиять на социально-экономическое развитие КавМинВод в значительной степени ограничивались. По своей форме и содержанию подобную «инициативу» вполне можно счесть попыткой введения внешнего управления на жизненно важной части территории субъекта Российской Федерации.
Почти неприличным выглядит стремление творцов нового Закона предельно коммерциализовать ту сферу деятельности курорта, которая до последнего времени имела чётко выраженную социальную направленность.
Как известно, в уставе любого акционерного общества (в отличие от фонда) пунктом 1 обозначается получение прибыли. И его деятельность по управлению «медицинским кластером» неизбежно приведёт к удорожанию стоимости санаторно-курортных услуг. В итоге мы получаем элитарный курорт «для избранных». А у тех, кому курорт оказывается не по карману, возникает жуткое ощущение, что они люди второго или даже третьего сорта. «Балласт реформ»!
Нужны ли нам «реформы», провоцирующие социальный взрыв?!
Но бесстрашные разработчики абсолютно уверены, что государство с лёгкостью отдаст им курорты на откуп. (Чуть было не сказал «на разграбление»!)
А ведь в истории КавМинВод уже был прецедент с передачей курортной инфраструктуры в частные руки. Обернулся он жутчайшим провалом. После чего уникальное достояние России всегда оставались под государственной опекой. И в царской России, и в советский период, и в эпоху демократических преобразований.
Нерусское слово «концессия» грозит русским КавМинводам очень серьёзными последствиями.
По концессионному соглашению бизнесменам (в том числе иностранным!) предполагается передавать на долгосрочной основе объекты общекурортной инфраструктуры. Мол, без долгосрочной аренды инвестировать деньги в модернизацию объектов бизнес не станет. Ему подай перспективу!
А как быть, если интересы денежных мешков и приоритеты социальной политики не совпадают?
Практически все (за небольшим исключением) питьевые бюветы, галереи, грязе- и водолечебницы КавМинВод находятся в собственности Федерации независимых профсоюзов России. Остальная часть, действующих и недействующих, таких как Нарзанная галерея в Кисловодске, Верхние Пушкинские и Лермонтовские ванны в Пятигорске, Островские ванны в Железноводске и другие, находятся в собственности государства.
Основным недропользователем является ОАО «Кавминкурортресурсы», 51% акций которого принадлежит государству, а 49% — ФНПР.
ОАО «Кавминкурортресурсы» представляет собой «костяк» общекурортной инфраструктуры четырёх курортов федерального значения — Ессентуки, Железноводск, Кисловодск и Пятигорск. При этом акционерное общество, контрольный пакет акций которого находится в руках государства, поставляет минеральную воду в здравницы на 20% дешевле, чем ту же воду реализуют заводы розлива.
Никаких иных привлекательных объектов общекурортной инфраструктуры в регионе нет. И вполне понятен жуткий напор «приватизаторов» именно на ОАО «Кавминкурортресурсы».
В очередном варианте федерального закона меня поразила фраза в статье 19: «До начала оказания медицинской помощи пациенты должны быть проинформированы об использовании участником проекта медицинских изделий и лекарственных препаратов, не имеющих регистрации в Российской Федерации, и дать своё письменное согласие на их использование».
Мы вроде бы уже давно не удивляемся никаким чудовищным импровизациям господ, занимающихся у нас законотворчеством.
Но заезжие «творцы», уверенные в своем праве превратить курортников в подопытных кроликов для транснациональных фармацевтических концернов, явно перешли грань не только приличия, но и закона.
Очень жаль, что курорты Кавказских Минеральных Вод переживают не самый лучший период своей жизни. Конечно же, необходимы законодательные нормы, помогающие сохранить уникальные природные здравницы и, если получится, вернуть им былое процветание.
Но, как уже не раз случалось в нашей жизни за последние четверть века, намечаемая «реформа» сломает жизнь миллиона человек, из поколения в поколение живущих в КавМинВодах, и миллионов, приезжающих на отдых и лечение.
Сомневаюсь, что попытка сделать КавМинВоды ещё одним «элитарным местом отдыха и лечения» отобьет клиентуру у курортов Швейцарии, Австрии, Италии, Германии, Франции.
Скорее всего к магазинам без покупателей, ресторанам без посетителей и поездам без пассажиров добавятся ещё и курорты без отдыхающих. А это, мягко говоря, банкротство, а если пожёстче — экономическая катастрофа!
 
М.С. Бондаренко,
исполняющий обязанности руководителя администрации
Кавказских Минеральных Вод.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: