slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Сатира Егориши Бюнова

Поэт Юрий Богданов написал чудесный сатирический бестселлер под названием «Ванька, встань-ка!». Написал под псевдонимом Егориша Бюнова, по всей видимости, с учётом жанровых особенностей этого сатирического произведения. Книга получилась острой, смешной и, на наш взгляд, художественно  значимой. По следам этого неординарного произведения мы и попытаемся  поразмышлять с нашими  читателями.

В своей «таганской молодости» мне посчастливилось познакомиться с рядом крупных советских писателей, посещавших премьеры Театра на Таганке. Среди них  был и А.Т. Твардовский. Знакомство продолжилось в Жуковке, под Москвой, на отдыхе.
   Стою как-то в очереди в подмосковном магазине за напитками и вдруг понимаю, что передо мной — Александр Трифонович. Я заново представился. К счастью, поэт вспомнил меня по спектаклю «Пугачёв». В результате выпал случай сопроводить Твардовского до дома, где он гостил у какого-то крупного военного начальника.
  В молодости объяснима и естественна тяга к людям, воплощающим время. Однако за 15—20 минут многое не расспросишь. Случайно или нет, но разговор коснулся поэмы Твардовского «Тёркин на том свете».
  Не исключено, что общение с человеком театра разбередило фантазию поэта. Неожиданно выяснилось, что Твардовскому по ходу работы над поэмой неоднократно казалось, что её можно поставить в театре! Вместе с тем по интонации и отношению к подобному проекту я почувствовал, что Александр Трифонович в эту идею верит мало. «Актёры плохо читают стихи», — заметил он едко и критически. Я горячо возражал, что, к примеру, в Театре на Таганке стихи читать любят и умеют.
  Значительно позже мне стало известно, что Театр сатиры намеревался поставить «Тёркина на том свете», но по каким-то (чуть ли не идеологическим) причинам, это не произошло.
  Всё вышесказанное вспомнилось мне по прочтении театрально-поэтической книги Егориша Бюнова: «Ванька, встань-ка!» с жанровым подзаголовком — дуросельская опупея в 3-х бездействиях и одном действии. Эта аналогия пришла мне в голову, когда я прочитал «пьесу» Ю.Богданова.
  Ведь не случайно в дуросельской опупее автор книги «Ванька, встань-ка!», оказавшийся в деревне (а разве разорённая сегодня деревня не воплощение «того света»), предлагает такие театральные составляющие, как действующие лица.
  А у поэта А. Твардовского в «Тёркине на том свете» с первого появления его знаменитого героя в метро (а не метро ли после взрывов, осуществлённых шахидками, опять-таки сегодня прямая метафора «того света») постоянно присутствует место действия и диалоги.
  У авторов много совпадений и, как нам кажется, они не случайны.
  Это и поэтические строки, написанные хореем, и социальные проблемы, появившиеся в «Той» стране, как болячки, и трансформировавшиеся у Ю.Богданова в «Этой» практически в коматозное состояние. И, пожалуй, ещё одно объединяет поэтов разной величины и разных эпох — это общая боль, горечь потерь и тоска по каким-то невозвратимым ценностям.
  Твардовский в «Тёркине на том свете» замечал истоки намечавшейся драмы, Богданов в этой драме, превратившейся постепенно в фарс, живёт со своими героями практически уже двадцать лет и, не стесняясь, называет её «дуросельской опупей».
  Сюжет у Ю. Богданова в его «опупее» строится вокруг жизни села, вернее колхоза, с когда-то выстраданным названием «Рассвет». Колхоза, стоявшего, как дальнозорко вглядываясь в прошлое, замечает поэт, «на земле ещё своей». Что же стало с нашим, некогда намечавшимся «Рассветом»?
  Одно принципиальное утверждение поэта, всего лишь четыре строки сразу дают возможность почувствовать авторский ход, жанр и те цели, которые интересуют поэта в его «опупее»:
  Не сгущая жизни краски,
  Никогда себе не лгал
  И в бирюльки не играл…
  Пробираюсь в чёрной маске,
  Я – на жизни карнавал!
  В центре сюжета книги — идея восстановления колхоза «Рассвет», выдвигаемая героем повествования Иваном. Это «общее дело», по замыслу автора, должно объединить людей, отрезвить от навязанного и несвойственного русским способа существования и в результате, наконец, привнести новый смысл в нашу сегодняшнюю действительность.
  В сцене под названием «СХОД» автор без обиняков и не без оснований тревожно заявляет:
  В яркий полдень в одночасье,
  Наш «Рассвет» упал в закат:
  Разворованное счастье,
  Социальное ненастье
  Предъявили жёсткий факт.
  И дальше:
  Становились в рост проблемы:
  Жизнь в «Рассвете» или смерть!
  Конечно, за метафорой некоего колхоза «Рассвет» автор видит большее – Россию, русский народ и его судьбу в это смутное время. Его тревога не случайна! На фоне общих слов мы по-прежнему наблюдаем, как безмерно трудна наша действительность. Сердце надрывается, когда видишь, что мало строится, а зато много взрывается – врываются шахты и самолёты, трещат взрывы в метро. И поверх всего казённое славословие.
  Конечно, правильно, что президентом объявлена «модернизация», что появилось много законодальных актов, способных помочь достойно выстроить жизнь общества. Но слов мало: «модернизация» без мобилизации всего общества – это выстрел вхолостую.
  А вот «Ванька, встань-ка» в колхозе «Рассвет» многое и, главное, по делу предлагает своим односельчанам. И в этой правде народной жизни столько смысла, глубины, вековечной мудрости, что невольно поддаёшься влиянию «опупеи».
  Вдохновенные книги редко меняют мир, но они чаще остаются в памяти, чем слова политиков и их клевретов. А даровитые книги, написанные сатирическим языком, остаются во времени, чтобы всегда напоминать, что стремление помочь своей стране — дороже лжи, обёрнутой в крахмальные одежды!
  Да здравствует сатира! В добрый путь, «Ванька, встань-ка»! Верю, что ты ещё многих научишь отличать дела от слов, подлинную любовь к Родине от её имитации.

Валерий
ИВАНОВ-ТАГАНСКИЙ.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: