slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

С Чехонте в гостях у Чехонте, или Совсем неожиданный Чехов

  А разве так бывает, чтобы на сцене играли сразу два водевиля? Да-да, в одном спектакле, одновременно — «Юбилей», «Предложение», «Медведь» и «Свадьба», да ещё совсем уж неожиданно на сцене возникал полутрагический-полукомический персонаж из рассказа «О вреде табака». Вот так-то. Странно? Отнюдь. Даже очень убедительно. И, конечно, отчаянно смело...  

  Вот такую премьеру подарил нам Молодёжный театр в режиссуре замечательно одаренного мастера Алексея Бородина. И на вполне понятный вопрос, который могут задать зрители, увидев (вернее, пережив) страсти персонажей всех названных водевилей, Бородин говорит в программке, предваряя спектакль: «...Подумал: наша жизнь сегодня — скопище несуразиц, абсурда. В пьесах Чехова захотели сделать предложение, ну, что получилось — известно. Захотели отпраздновать свадьбу, отметить юбилей — ничего не получилось. Хотели, чтобы было хорошо, а ничего не выходит. И вся наша жизнь примерно из этого и состоит. Мне кажется, что этот спектакль — гимн человеческой несуразности...» Но тут я оборву цитату режиссера. Вернемся к ней несколько позже...
  Итак, талантливый сценограф Станислав Бенедиктов очень удачно разместил на сценической площадке все действия водевилей, то есть создал несколько условных площадок, где на каждой — один из водевилей, где действие развивается одновременно. В крайней правой части сцены тоскует над подготовкой юбилейной речи своего босса Шипучина (Алексей Весёлкин) не столько смешной, но очень трогательный, по-своему забавный, а внутренне совсем грустный бухгалтер юбилейного банка Кузьма Хирин (Алексей Блохин). Противоположная, левая сторона сцены — владения свадьбы, например, для объяснений женщины-вамп акушерки Змеюкиной (Нелли Уварова) и всезнающего, самоуверенного телеграфиста Ять (Михаил Шкловский). В самом центре сцены, как два (или три?) плана в кино (двойная, тройная экспозиция), активно, смешно, убедительно и ярко живут герои «Предложения» и «Медведя», а на заднем плане шумит и гуляет свадьба. И хотя вряд ли сыщется среди зрителей тот, кто не знаком с водевильными героями Антоши Чехонте, но всё, что происходит в этом очень своеобразно поданном мирке вроде бы только прошлого, всё действие разворачивается сочно, темпераментно, в таком темпе, что дух захватывает. И кажется, что многое, если не всё в этих миниатюрах, — впрямую связано с нами, сегодняшними. Вот, кстати, как заканчивал своё предисловие Алексей Бородин: «Я надеюсь, нам удастся уйти от того, чтобы смотреть на героев этих пьес, и думать, что они глупы и смешны, а мы умны и серьёзны. Мы должны понимать, что мы абсолютно такие же».
  Действительно, вспомним старую истину: «Смеяться, право, не грешно над тем, что кажется смешно». Вот и посмеемся вдосталь, остановившись, впрочем, в финале — в трагической истории «О вреде табака», блестяще прожитой Алексеем Масловым (Иван Иванович Нюхин, муж своей жены, содержательницы музыкальной школы и женского пансиона).
  ...Каждая история плавно переливается в другую, ощущения нелогичности абсолютно не возникает. Нам даже порой кажется, что перед нами цельная, большая пьеса и все её персонажи совершенно органично связаны друг с другом, даже знакомы. Жизнь-то — она одна, и все, кого мы видим на сцене или кто присутствует в зрительном зале, — все связаны друг с другом и с самим бытием, и забывается даже ощущение (а вернее оно и вовсе не возникает), что всё, что на сцене, в литературном первоисточнике появилось 100 с гаком лет назад.
  ...Чехова всегда ставили и ставят много и часто. Разумеется, не забыт и Чехонте. По крайней мере в четверти столичных театров, так или иначе «заделаны» самые разные версии этих водевилей. Даже в опере. А, например, во МХАТе Т.Дорониной они идут сегодня, и не без успеха. Но то, что придумал А.Бородин, — это принципиально новое прочтение с великолепным результатом.
  Вот врывается на сцену разъярённый «нестарый помещик» Григорий Степанович Смирнов («Предложение»). Он требует от очаровательной (и лукавой) вдовушки Елены Ивановны Поповой старинный долг её покойного мужа. И тогда, в спорах, страстях, мгновенных переменах настроения героев (Мария Рыщенкова и Илья Исаев) рождается особый эффект, в котором масло в огонь подливает лакей Лука (Олег Зима). Лука — свидетель и молчаливый «комментатор» происходящего, вроде бы даже и мудро предвидящий финал с первой встречи Смирнова со своей хозяйкой. Где-то отдалённо уже в первом этом водевиле возникают и отступают мотивы денежные, но во главе действия — зарождение любви. Тема денег так или иначе просмотрена (как это написано автором) в «Юбилее», где актёрский ансамбль выше всяких похвал. Кроме уже названного Весёлкина, Рамиля Искандер в роли его жены, тот же Блохин. И, пожалуй, самое яркое явление, очень тщательно вписанное в такого рода непривычное (с переливами в другой сюжет) действие, — это Татьяна Матюхова в роли «старухи в салопе», вдовы Мерчуткиной...
  События всех четырёх водевилей собраны в спектакле так, что в самом деле получается единое действие, в этом, повторю, не просто смелом, но рискованном, обращенном и к эксцентриаде решении постановщика. Понятно, труппа Молодёжного театра такова, что может играть самые невероятные повороты и преображения. Актёры, в общем-то, постоянно сталкиваются с необычным, новым во всей своей практике, во всем своем творчестве и, надо сказать, делают это с упоением. Отсюда — и результат: смех не смолкает в течение всего спектакля.
  И просто удивительно, как в неполные два часа так естественно уложилось многое, что заявлено, сыграно, прожито и сценой, и нами, зрителями. На помощь, вернее в развитие, приходит и музыкальное оформление. Музыкальные акценты точно возникают именно там, где они необходимы (музыкальное оформление Натали Плэже), — ну, какая же свадьба без танцев (балетмейстер Лариса Исакова) и песен (хормейстер и дирижер Максим Олейников), какая же свадьба без песен?! Вот и поют, и танцуют, так сказать, по делу, а когда угар «веселья» отступает, когда вдруг на сцене появляется незваный гость, тот, что из рассказа «О вреде табака» — тогда особенно чувствуешь и остроту, даже гротеск происходящего и все глубже задумываешься о том, что переживаем мы сами и не можем не переживать, потому как и ситуации, и страсти — они, по сути, вечные и упрямо вызывающие на самоанализ.
  Но не могу все-таки не обратиться к небольшой ложке дегтя: сама свадьба пока ещё не определилась целиком, она ещё не до конца обрела свою яркость и парадоксальность. Роль «генерала» Ревунова-Караулова (Юльен Балмусов) получилась очень удачно, но остальные персонажи пока ещё, что ли, находятся в состоянии мутации с доброй перспективой.
  ...И вот закончены истории спаянных друг с другом водевилей, мощно забрал души зрителей Иван Нюхин, и все исполнители, занятые в спектакле, на редкость проникновенно поют (и как поют!) про тот самый вечный «камыш», у которого «деревья гнулись», потому что смех — он дело крайне серьезное, нет, не смехачество, а именно тот смех, что очищает душу.
 

  Наталья ЛАГИНА.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: